Примерное время чтения: 7 минут
10800

Переходя на личности. Учитель Григория Перельмана о проблемах образования

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. От бедности до сытости иногда один шаг 08/07/2020
Ученики, соблюдающие социальную дистанцию, перед началом сдачи единого государственного экзамена по русскому языку. Казань.
Ученики, соблюдающие социальную дистанцию, перед началом сдачи единого государственного экзамена по русскому языку. Казань. / Максим Богодвид / РИА Новости

В эти дни выпускники сдают единый госэкзамен. А параллельно в Госдуму внесён резонансный законопроект об «отделении ЕГЭ от школы и школы от ЕГЭ». Почему же эту проблему решили обсудить именно сейчас? И как на наше образование повлиял дистанционный формат? Эти и другие вопросы мы обсудили с одним из авторов документа об «отделении», народным учителем России, профессором Российского педагогического университета им. Герцена, наставником знаменитого математика Григория Перельмана Сергеем ­Рукшиным.

Опираться на свои силы

Елена Данилевич, «АиФ-Петербург»: Сергей Евгеньевич, в одном из интервью вы предупредили, что дистанционка, чего бы она ни касалась – учёбы, работы или отдыха, опасна человеку именно как биологическому виду. Нет ли здесь преувеличения? Ведь именно дистанционное обучение или работа многим помогли в карантин.

Сергей ­Рукшин: Наоборот, мы недооцениваем риски. Онлайн, постепенно переходящий в электронное сознание, убивает социализацию, общение. Электронная жизнь, несмотря на возможность связать всех со всеми, на самом деле разъединяет. По сути, это конец студенческого братства и научного сообщества. А люди как биологический вид выжили не только потому, что делились знаниями и опытом. Не менее важными были эмоции – сопереживание, сострадание, неравнодушие, милосердие. При дистанционном режиме эти чувства не нужны. Особенно тревожен наметившийся перекос для образования, школы, которая занимается в том числе воспитанием. А оно дистанционно не передаётся. Хирург воспитывается хирургом, учёный – учёным. Иного не дано.

– Но во время борьбы с вирусом дистанционно учились во всех странах. Там тоже находили недостатки, сложности, но резкого неприятия не было. Почему же у нас многие встретили эту форму в штыки?

– Меня мало интересуют другие страны. Я живу в России и не хочу её деградации. Думаю, что Америка потом просто купит нужных готовых профессионалов – индуса, китайца, еврея, русского. При этом не вижу ничего плохого, если наши специалисты уезжают поработать на Запад. Сегодня мир мобилен, и результат, достигнутый в одной стране, через несколько минут становится известен всем. Однако считаю, что Россия должна опираться на свои силы. Готовить в достатке собственные кадры и создавать такие условия, чтобы они могли здесь успешно трудиться, развивать свои способности. Совершать открытия и иметь возможность реализовать их на практике. Не устану повторять, что образование – это не услуга, а стратегический резерв страны. Системообразующий институт Российского государства. Оно не только даёт навыки и знания, но и делает его жителей гражданами.

– В нашем образовании наметилась ещё одна тревожная тенденция – сокращение региональных вузов. Вы связываете это в том числе и с «дистантом». Какая тут зависимость?

– Уже известно, что новый учебный год при сложившейся ситуации может начаться онлайн. В таких условиях не исключено, что некоторые не самые сильные региональные вузы захотят перейти на лекции, дистанционно прочитанные столичными профессорами. Опасаюсь, что это приведёт сначала к их упадку, а затем и к распаду.

ЕГЭ сегодня и так, как пылесосом, вытягивает кадры из регионов. Создана система, при которой в крупные центры из малых городов буквально вымываются лучшие выпускники. При этом речь не идёт о высокой цели, о получении профессии, о которой мечтал. Часто едут, чтобы вырваться из провинции и остаться там, где уровень жизни выше. Соответственно, при таком подходе молодые специалисты на малую родину редко когда возвращаются. Забывают, что «где родился, там и пригодился». С моей точки зрения, это грозит развалом региональных вузов, экономик и в конечном счёте таит угрозу целостности страны.

Эрзац-учёба

– Раз уж речь зашла о ЕГЭ. Его с такими боями в нашу систему образования внедряли. Почему теперь вы предлагаете его снова от этой системы отделить?

– Отменить обязательный ЕГЭ для тех, кто не собирается в вузы, я предложил ещё в 2014-м, в Пензе, во время подведения итогов форума Общероссийского народного фронта, посвящённого образованию. Аргументы следующие. Проведение такого экзамена связано с большими финансовыми тратами. Он нужен, чтобы участвовать в конкурсе и поступить в институт или университет, но многие выпускники идти туда не намерены. Они хотят скорее получить профессию и выбирают техникумы, колледжи, а для этого достаточно аттестата об окончании школы. Так зачем зря тратить огромные бюджетные средства?

Президенту эта идея понравилась, он поручил обсудить её тогда возглавлявшему Рособр­надзор, а сегодня министру просвещения РФ Сергею Кравцову. Сейчас же, как ни странно, «помог» коронавирус. Из-за ограничений при борьбе с инфекцией ЕГЭ в этом году сдают только выпускники, стремящиеся стать студентами. Остальные получат аттестаты без учёта его результатов. А это ровно то, о чём говорится в предложенном законопроекте.

– Но вернёмся к дистанционному образованию. Ряд экспертов предлагают узаконить такой формат. С общей опасностью удалёнки для человечества мы разобрались. А какие конкретные минусы применительно к процессу учёбы вы видите?

– «Дистант» выручил как экспресс-метод, своеобразный эвакогоспиталь в кризисной ситуации. Без него пришлось бы намного хуже. Но в том виде, как всё было организовано, к переходу на новую форму мы оказались совершенно не готовы. Так, в Петербурге, второй столице, у 17 тыс. учеников не оказалось компьютеров! У моей бывшей ученицы двое детей. В пандемию они с мужем перешли на удалёнку, стараясь хоть как-то обеспечить семью. Домашний «комп» был сутками занят. Как же в этой ситуации учиться ребёнку? А двум? В менее продвинутых регионах о достаточном количестве компьютеров, как и необходимом в таких случаях широкополосном интернете, приходилось только мечтать.

То, что мы получили, – неполноценный заменитель нормального процесса образования. И меня удивляют упорные попытки некоторых влиятельных людей дать этому эрзацу, дешёвому суррогату «зелёную улицу». Узаконить «дистант» в образовании сродни катастрофе. Его можно использовать не «вместо», а «вместе», только как дополнение к основному курсу. Никогда образование на ­расстоянии не заменит живого общения. Кстати, об этом неоднократно заявлял и президент нашей страны.

– Зато онлайн, как утверждается, дал всем равные возможности. Живя в отдалённом городе или посёлке, можно послушать лекции известных учёных, профессоров, задать им вопросы. Разве не так?

– Не так. Чтобы заниматься обучением онлайн, нужна очень высокая мотивация. А ещё требуется определённый багаж знаний, чтобы с интересом слушать лекцию профессора или вести диалог. Такой уровень есть не у всех. Кроме того, образование, особенно на начальном этапе, имеет элемент принуждения, потому что играть всегда интереснее, чем сидеть в классе. Исчезает и элемент состязательности, когда отстающие смотрят на отличников и подтягиваются.

А самое главное, повторю, – ребёнок лишается общения. Специалистам давно известно, что в Америке инженеры и разработчики компьютерных программ отдают своих детей в школы, где такого оборудования минимум. Потому что личность воспитывается только личностью.

Оцените материал
Оставить комментарий (2)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах