Примерное время чтения: 7 минут
3991

Могут ли наказать за слово «г..но»?

Категория:  Образование
Ответ эксперта

В русском языке существует четыре «непечатных» слова, которые запрещено публиковать в СМИ и озвучивать в эфире. А вот с остальными грубыми словечками все не так однозначно. Есть и ряд экспрессивных высказываний «на грани», одно из них — слово «говно»*, которое периодически приходится цитировать медиа. Ведь оно может прозвучать не только в эмоциональном видео с передовой или в репортаже с футбольного матча, но даже в интервью с интеллигентным собеседником. Например, в марте ныне покойный переводчик Володарский смело заявлял: «Сделать из говна* конфетку — не вариант». Часто в разговорной речи употребляется также формулировка «говно* вопрос», цитируется народная поговорка про «пенки снимать» и так далее. Произносится все это, как правило, на автомате, не задумываясь. Собеседник не отдает себе отчета в том, что сказал нечто табуированное, не округляет в панике глаза и не извиняется за грубость. Все вроде как привыкли и не придают особого значения.

Так можно ли употреблять это слово? И что будет, если так публично охарактеризовать человека? Разбирался aif.ru.

Классики и субстанция

Даже очень известные писатели не брезговали дурно пахнущим словом. Причем чаще всего не для того, чтобы шокировать публику, не ради пресловутого «хайпа», а потому что ложилось в строку и лучше всего (по их мнению) подходило для объяснения ситуации.

Маяковский в стихотворении «Во весь голос» писал, обращаясь к потомкам: «Роясь в сегодняшнем окаменевшем говне*». Вениамин Каверин в романе «Девять десятых судьбы» сообщал: «Да что, товарищи? Сами видите... говно* ― дело!» Писатель-натуралист Михаил Пришвин фиксировал в «Дневниках»: «На Ботике настоящая зима, но в городе, говорят, по-прежнему все в говне*». И, конечно, «про это» знаменитый рассказ-анекдот Даниила Хармса: «Художник: Я художник! Рабочий: А, по-моему, ты говно*!»

Так что, выходит, это понятие можно употреблять в публичном поле без цензуры, не боясь ответственности? 

Мнение юриста

«Указанное слово, а также аналогичные ему не являются нецензурной бранью. Следовательно, его использование для описания чего-либо объективного (предмета, явления, процесса) не будет являться правонарушением, это больше моральная ответственность конкретного издания, допускающего без купюр публикацию таких грубых слов и выражений», — считает юрист Василий Рак.

А вот насколько это было оскорбительным — решит уже эксперт-лингвист, объясняет Рак. «В этом случае юрист и судья будут опираться на мнение лингвистической экспертизы», — поясняет собеседник.

Что говорят судебные лингвисты?

«В зависимости от ситуации суд может счесть слово „говно“*, высказанное в отношении человека, оскорблением в форме, противоречащей нормам морали и нравственности. В моей экспертной практике был случай, когда суд признал оскорблением фразу „Да что с ней разговаривать, с говном* связываться не хочу“», — объясняет Надежда Вязигина, судебный лингвист.

Ведь статья 5.61 КоАП «Оскорбление» предполагает административную ответственность за оскорбление личности не только в неприличной форме, то есть матом, но и в «иной противоречащей общепринятым нормам морали и нравственности форме». 

По словам лингвиста, нужно учитывать, в прямом или переносном значении используется это слово. 

«Представьте себе заметку на медицинскую тему, где было бы написано „Врач попросил сдать говно* на анализ“. Это неуместно. Или „Фермеры удобряют посевы говном*“. А вот „Пенсионерам под видом обуви для проблемных ног продают некачественные говнодавы*“ — вполне может быть оправдано контекстом», — объясняет судебный лингвист.

«Если говорить о ситуациях, связанных с юридическими претензиями по статьям об оскорблении, то слово „говно“* при его применении для номинации человека или в контекстах сравнения будет по результатам лингвистической экспертизы признано транслирующим унизительную оценку личности и имеющим неприличную форму, то есть оскорбительным», — считает Анастасия Акинина, негосударственный эксперт-лингвист.

Поэтому специалист рекомендует маскировать его «звездочками» или звуковым сигналом, «а в отдельных случаях лучше вырезать спорную фразу или удалить комментарий», — заключает эксперт.

Мнение филолога

«Слово „говно“*, строго говоря, не относится к так называемой обсценной лексике (табуированной, полностью недопустимой). То есть прямого законодательного запрета употреблять это слово вы нигде не найдете», — объясняет Марина Королёва, филолог, журналист, профессор НИУ ВШЭ

Однако, поясняет эксперт, рядом с этим словом в толковых словарях русского языка стоят пометы «грубое», «презрительное», «сниженное». Причем независимо от того, идет ли речь об экскрементах или это оценочная характеристика. 

«Нейтральным его считать точно нельзя, ни при каких условиях, оно будет или вульгаризмом, или оскорблением — особенно если относится к человеку. Тут вообще высока вероятность судебного иска, и истец, которого публично назвали „говном“*, его выиграет», — объясняет Марина Королёва.

А вот ссылка на наличие этого слова в литературных произведениях вовсе не дает карт-бланш на его использование, равно как и мата, уверена Королёва.

«Книги — это всё-таки не средства массовой информации, они потребляются, если можно так выразиться, в значительной степени индивидуально. Телевидение, радио, газеты, интернет-СМИ, да и блогеры с миллионами подписчиков работают „по площадям“, без различения возраста и социальных групп. Представим себе, что слово, о котором мы говорим, все они начинают использовать без ограничений (и самоограничений). Что произойдет? Нормализация его использования. Как будто так и надо, как будто это самое обычное, нейтральное слово русского языка. Но это не так! Оно, напомню, грубо бранное», — объясняет Марина Королёва.

При этом, по словам филолога, то же самое относится и к его производным типа «говномёт»*. «Это или вульгаризм, или оскорбление разной степени тяжести, в зависимости от контекста», — считает Королёва.

Так можно ли это слово использовать?

«Отвечая на вопрос, могут ли СМИ использовать эти слова, я бы сказала так: а) это не запрещено (но будьте готовы к судебным искам, если слово употребляется в отношении кого-то, кто сочтет это оскорблением); б) это вопрос договоренности внутри редакции. Хочет ли она, редакция, быть ретранслятором и разносчиком сниженной лексики? Хочет ли она, чтобы у читателя/слушателя/зрителя и дальше сбивались настройки — что есть норма, а что нет?.. Если не хочет, всегда найдутся способы если и не убрать такую лексику вовсе, то минимизировать ее. Как вариант — при использовании слова „говно“* сопровождать его звездочкой и сноской: „грубое“, „ругательное“.

И, кстати, об орфографии: только „говно“*, а не „гавно“*, без вариантов», — заключает Марина Королёва.

* Слово грубое, ругательное.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах