344

Спорная экология. Что за претензии у ЮНЕСКО к природным объектам РФ

Александр Пирагис / РИА Новости

Идеи России развивать экотуризм в природных зонах, по всей видимости, не очень понравились ЮНЕСКО, под охраной которой находится целый ряд российских ООПТ. Однако специалисты отмечают, что территории выделены под развитие в соответствии с законом, а позиция ЮНЕСКО выглядит, скорее, вмешательством во внутреннюю политику страны.

Имеющий мировую ценность

Чтобы оказаться в Списках всемирного наследия ЮНЕСКО, объект должен быть признан как имеющий выдающуюся мировую ценность, то есть быть исключительным в культурном или природном плане, ценным не только в национальных границах государства, но и для всего человечества. Участниками Конвенции ЮНЕСКО являются 193 государства, Россия (СССР) стала стороной Конвенции в 1989 году. Список всемирного культурного и природного наследия насчитывает 1121 объект, расположенный в 167 странах. Россия занимает почетное девятое место — с 11 природными и 19 культурными объектами.

Однако ЮНЕСКО внезапно продемонстрировала выпад в адрес России, предъявив претензии сразу по нескольким природным объектам. По мнению организации, на Байкале, Западном Кавказе и Камчатке нарушаются требования к ООПТ как к объектам Списка всемирного наследия. При том, что сама организация на практике не оказывает какую-то серьезную помощь таким объектам, а лишь ищет нарушения, можно предположить, что у ситуации есть какой-то скрытый смысл.

Комитет Всемирного наследия ЮНЕСКО опубликовал проекты решений сессии, которая пройдёт в июле в Фучжоу (Китай), в онлайн-режиме. Ранее Комитет направил письма российским властям с претензиями. У России остается время до февраля 2022 года, чтобы убедить организацию в том, что объектам всемирного наследия ничего не угрожает. Иначе они попадут в список объектов охраны ЮНЕСКО, находящихся под угрозой, а это может нанести удар по престижу России.

По мнению Комитета всемирного наследия (КВН) ЮНЕСКО, на Байкале, несмотря на закрытие Байкальского ЦБК, не осуществляются должные охранные мероприятия. А к объектам на Кавказе и Камчатке у представителей КВН ЮНЕСКО претензии по поводу расширения зон туризма.

На Камчатке ЮНЕСКО видит нарушения в попытках российских властей развивать местные природные территории с точки зрения расширения их туристических возможностей. В Список всемирного природного наследия еще с 1996 года включен парк «Вулканы Камчатки», в состав которого входят парки «Налычево», «Южно-Камчатский», «Быстринский» и «Ключевской». На выделенной не так давно части Южно-Камчатского природного парка (около 15 тысяч гектаров) запланировано создание сопутствующей инфраструктуры для туристического кластера «Парк «Три Вулкана». ЮНЕСКО заявляет, что строительство может затронуть «Вулканы Камчатки» как статусный охраняемый объект. Как утверждает КВН ЮНЕСКО, реализация проекта повлияет на природу и ценность объекта.

Однако это довольно спорное утверждение. Напомним, что ООО «Парк „Три вулкана“» имеет статус резидента территории опережающего развития ТОР «Камчатка». По мнению главы Ростуризма Зарины Догузовой, развитие на Камчатке туризма «привлечет в экономику края с 2024 по 2037 годы более 135 млрд рублей». При этом власти строго подчеркивают: природные территории будут сохранены и при этом получат второе дыхание и финансирование, в том числе, для природоохранных работ.

«Мы разрабатываем стратегию социально-экономического развития Камчатского края, и главной ее чертой будет ориентация на экологию. Экология должна стать красной нитью, которая сошьет отдельные направления для главной задачи — сохранить природу, которая нас окружает, раскрыть ее для жителей Камчатки и для приезжающих», — отмечает губернатор Камчатского края Владимир Солодов.

Финансы для природных территорий

Горный и экологический туризм активно развивается и на Кавказе. Еще в 2020 году Республика Адыгея объявила о своих планах — силами НАО «Красная поляна» совместно с корпорацией «Туризм.РФ» и властями республики было решено построить к 2025 году горный экологический курорт «Лагонаки». Соглашение стороны подписали на ПМЭФ, объем внебюджетных вложений составит 23 млрд рублей.

Как заявил генеральный директор НАО «Красная поляна» Андрей Круковский, с учетом мультипликативного эффекта рост ВРП региона благодаря экокурорту составит 7%. А благодаря рекреационным особенностям будет уникальным курортом в мировом масштабе. Также в горах Сочи планируется расширять инфраструктуру для горнолыжного туризма: такие планы есть у компании «Роза Хутор» (контролируется «Интерросом») и у «Газпрома». Как поясняют сотрудники департамента курортов и туризма администрации Сочи, планируется разработка мастер-плана развития пешеходного туризма и проекта функционально-планировочной концепции развития курортов, обсуждается «размещение объектов горно-туристической индустрии» в границах сочинских нацпарка и заказника.

Ранее «Гринпис России» даже грозился оспорить в судебном порядке решение о создании Лаго-Накского полигона. А 26 марта 2021 года ЮНЕСКО направила России запрос о границах биосферного полигона Лагонаки в пределах объекта, находящегося под охраной ЮНЕСКО, обеспокоившись, что тут может появиться горнолыжный курорт. Россия ответным письмом сообщила, что предусматривалось расширение границ биосферного полигона на территорию Фишт-Оштенского горного массива, местоположение курорта будет в пределах биосферного полигона, но вне пределов границ объекта ЮНЕСКО. Однако Комитет всемирного наследия предупредил, что строительство крупномасштабной инфраструктуры в границах объекта послужит причиной включения объекта в Список всемирного наследия, находящегося под угрозой.

Тем не менее, надо отметить, что в законе об особо охраняемой природной территории (ООПТ), принятом в России еще в 90-х годах, было введено понятие биосферного полигона, в рамках которого разрешается научно-природоохранная деятельность. А в 2011 году на участках биосферных полигонов, выделенных в ООПТ, разрешили развивать туризм, заниматься спортом. Соответственно, для реализации этих целей было разрешено строительство капитальных объектов и инфраструктуры. Наконец, в конце 2020 года были внесены изменения в закон об ООПТ, согласно которым у этих территорий появилось еще более возможностей в управлении и развитии.

Финансы действительно нужны таким ценным природным территориям, собственно, на это направлено и развитие туризма в данных зонах, эта сфера приносит хороший доход местным бюджетам. Ведь по факту получается, что статус объекта охраны ЮНЕСКО не дает ООПТ какой-то практической пользы.

Защита природных красот

Сотрудники парка «Вулканы Камчатки» отмечают, что ЮНЕСКО на деле не особенно интересуется такими объектами. Такие выводы следуют из фактов: парк попал в Список всемирного наследия в 1996 году, но за долгие годы представители миссии тут редко бывали, приехали в 2019 году, но полноценного обследования территории не проводилось. Да и финансирования от ЮНЕСКО не поступает.

Дело в том, что такой статус, как предполагается, не просто повышает престиж территорий и делает их знаменитыми, но и помогает сохранить целостность достопримечательностей. На государство тоже возлагаются обязанности по сбережению такой территории, однако предполагается, что ЮНЕСКО может помочь и профинансировать, а также проконтролировать работы по сохранению и восстановлению наследия. А еще — и это тоже предполагает статус — помогает развивать в таких местах и туризм, в том числе экологический, с целью привлечения внимания людей к таким уникальным объектам. И это должно стимулировать и развитие местной экономики — опять же благодаря развитию туризма. Наконец, согласно конвенции, такие объекты мониторят, чтобы контролировать состояние его сохранности.

«Южно-Камчатский парк очень долгое время был недофинансирован. Сейчас при поддержке правительства края мы начинаем исправлять эту ситуацию, этим летом стартовала большая экспедиция, мы будем проводить большие исследования и анализ состояния парка», — отмечает Любовь Тимофеева, руководитель парка «Вулканы Камчатки».

Напрашивается вопрос: может быть, кроме претензий, КВН ЮНЕСКО должен был и вносить свою лепту в сохранность природных территорий? Получается, что международная организация, дающая мировым объектам защитный статус, подразумевающий в том числе и охранные действия и помощь ЮНЕСКО, не дает государствам такую поддержку? Но как в таком случае ООПТ могут осуществлять защиту своих природных красот и развитие, если не имеют должного финансирования на это? Что же касается изменения границ природных территорий, то, как отмечают представители данных объектов, нарушений нет и все действия осуществлены согласно законодательству.

Говоря о границах и развитии природных территорий в России, надо отметить: мы сами — хозяева своей земли, а не международные чиновники. Думается, нам и решать, как развивать эти уникальные регионы.

«На мой взгляд, проекты в этих регионах — на Кавказе, на Камчатке — развиваются грамотно, я не вижу нарушений. И они интересны. Например, на месте инвесторов проекта „Парк Три Вулкана“ я бы показал его общественности, чтобы продемонстрировать: здесь нет разрушения красоты, скорее, ей придается прекрасная огранка, и увидят эту природную красоту не 10 человек, а сотни и тысячи людей. А принимать решения должны жители России. Давайте покажем, что мы не боимся дискуссий, развиваем свою страну и никто нам помешать в этом не может», — считает Константин Бабкин, промышленник, председатель Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, основатель Московского экономического форума.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество