Примерное время чтения: 10 минут
3134

Последствия непредсказуемы. Фетисов рассказал о поправках в закон о Байкале

Вячеслав Фетисов.
Вячеслав Фетисов. / Фото: Эдуард Кудрявицкий / АиФ

11 июля 2023 года Государственной Думой в первом чтении был принят законопроект № 387575-8 «О внесении изменений в статью 25-1 Федерального закона „Об охране озера Байкал“ и статью 11 Федерального закона „Об экологической экспертизе“». Эти поправки в существующие законы предполагают кардинально расширить возможности региональных властей и хозяйствующих субъектов в Прибайкалье по строительству туристических и инфраструктурных объектов и связанных с этим сплошных рубок лесов вокруг Байкала. Некоторые СМИ уже окрестили данный законопроект как «закон о сплошных рубках». Многие депутаты не согласны с законопроектом, и их точку зрения в беседе с «АиФ» выразил первый заместитель председателя Комитета ГД РФ по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды, глава Всероссийского общества охраны природы Вячеслав Фетисов

Николай Терещенко, «АиФ»: — Вячеслав Александрович, опишите в двух словах, пожалуйста, историю с поправками в Закон «Об охране озера Байкал». В чем суть конфликта, который сейчас разгорается в Госдуме? Кто и когда инициировал эти поправки и в чем причина их возникновения?

Вячеслав Фетисов: — Законопроект, который сейчас у всех на слуху, прошел слушания и на профильном Комитете Госдумы, и в Общественной Палате, и в Совете по правам человека при Президенте РФ, и было понятно, что отношение к нему, мягко говоря, неоднозначное. Я буквально вчера разговаривал с учеными из Академии наук России. Они категорически против этих сплошных рубок и перевода части земель вокруг Байкала в другой статус. Экосистема сама по себе очень хрупкая, и мы этим законопроектом открываем «ящик Пандоры» — последствия для экологии озера могут быть совершенно непредсказуемые. Поправки к существующим законам инициировала группа сенаторов и депутатов, связанных с прибайкальскими регионами. Цель, по их словам, — улучшение жизни людей, живущих на берегах Байкала. Однако мы видим за эмоциональными выступлениями подмену истинных целей.

Что конкретно произошло... Председатель Госдумы Вячеслав Володин провел специальное совещание по данному законопроекту. Нужно отметить, что спикер проводит такие совещания редко, и касаются они в основном вопросов безопасности государства. Он призвал всех депутатов таким образом сформировать законопроект, чтобы он не вызывал ни у кого никаких сомнений. Понятно, что опасность стихийных бедствий, например селей, для населенных пунктов должна быть ликвидирована. Однако нужно ли вырубать для этого тысячи гектаров леса — огромный вопрос. Понятно, что поселкам и городам должна быть дана возможность по расширению кладбищ и решению других бытовых и хозяйственных вопросов. Но это должны быть точечные решения. Когда нам говорят, что «мы заботимся о людях», а на самом деле сплошные рубки предполагают массовое возведение объектов линейной инфраструктуры — это вызывает массу вопросов. Почему, если речь идет о возведении отелей и других туристических объектов вокруг Байкала, эта цель прячется за словами о благополучии жителей прибрежных поселков? Давайте будем называть вещи своими именами. 

И в этой связи возникает еще один важный вопрос — а тот накопленный ущерб, который есть уже сейчас, он ликвидирован? Шламовые хранилища Байкальского ЦБК, несущие огромную опасность для озера, ликвидированы? Пока нет. Системная работа очистных сооружений в существующих городах и поселках вокруг Байкала налажена? Нет. Несанкционированные мусорные полигоны убраны? Работа идет, но она не закончена. То есть — мы еще не ликвидировали тот ущерб, который накопили десятилетиями, и готовы увеличить антропогенную нагрузку на экологию снова, причем в разы? Может быть, сначала накопившиеся проблемы надо решить? Еще один аспект: сейчас на Байкале уже есть особые экономические зоны, одна со стороны Иркутской области, вторая — со стороны Бурятии. Там разрешена расширенная хозяйственная деятельность, развитие туристической инфраструктуры и так далее, но они работают неэффективно. Результаты очень далеки от заявленных целей.

Так вот, повторюсь, Вячеслав Володин призвал решить все накопившиеся вопросы и прийти к консолидированному решению. В результате — на голосование выносится совершенно другой законопроект, который не обсуждался ни на парламентских слушаниях, который даже не обсуждался на Комитете Госдумы, а само голосование было опросным путем. Напомню — по судьбоносному законопроекту, каким его назвал Вячеслав Викторович. Причем это случилось в пятницу вечером, 7 июля, а 10 июля, в понедельник, должны были быть собраны все предложения. То есть — это явное неуважение, игнорирование позиции депутатов, не согласных с законопроектом. 

— Есть ли положительное заключение ученых по этому законопроекту? Каково заключение Общественной Палаты РФ и Министерства природных ресурсов и экологии России?

— Сибирская академия наук очень озабочена этим законопроектом, особенно сплошными рубками и переводом земель в иную категорию. По сути, речь идет о возможности приватизации красивых мест на Байкале, но как это будет влиять на экосистему — никто не просчитывал. Соответственно, Общественная Палата документ, по которому было голосование, тоже не обсуждала. В Минприроды, как я понимаю, тоже не успели дать никакого заключения. Поэтому мое предложение было очень простое — давайте как положено проведем парламентские слушания, обсуждение в Общественной Палате, рассмотрим на Совете по правам человека, так как речь идет о правах людей — и тех, кто живет сегодня в прибайкальской зоне, но не только. Байкал — это 20% запасов пресной воды на планете и 90% запасов России. Речь идет, еще раз повторяю, об очень важных вещах, о безопасности страны и континента. О жизнеобеспечении государства. 

Кстати, против законопроекта выступило даже правовое управление парламента, напомнив об особом статусе Байкала. Насчет вахтенных поселков, о которых говорилось при рассмотрении этих поправок, — тоже интрига. Мы запросили снимки из космоса, и по крайней мере, по одним координатам видно, что никакого поселка там нет. Так что все эти факты надо проверять, может быть, создать какую-то инициативную группу, в том числе включающую СМИ, ученых, которая могла бы проехать и посмотреть, что реально происходит. 

— То есть получается, что в ОП РФ не видели и не обсуждали этот законопроект? У меня есть информация, что обсуждение было...

— Еще раз. Общественная Палата рассматривала другой законопроект, под другим номером, и этот законопроект не был принят в первом чтении. Идет подмена понятий. В первом чтении принят законопроект, который никто нигде не видел. Вот в чем вопрос. И сейчас у нас есть буквально день, чтобы внести какие-то поправки ко второму чтению. В общем, ситуация развивается очень стремительно и в опасном направлении, я считаю.

— Насколько я знаю, проблемы с очистными сооружениями на Байкале существуют очень давно. Можно ли обойтись без сплошных рубок при их создании и модернизации? Как вообще сейчас выглядит ситуация со сбросами в озеро?

— Водоочистные сооружения вводятся в строй, особенно со стороны Иркутской области. Регионы в этом смысле работают. Но нужно понимать — очистные все-таки находятся не в тайге, а в населенных пунктах. Для их ввода не нужны сплошные рубки, это — опять-таки точечные по географии решения. Однако и в этом процессе есть объективные трудности. Комплектующие для очистных мы в стране производим далеко не все. Должно заработать импортозамещение в этом направлении. Очистные сооружения нужно стандартизировать с гарантией качества очистки. Этого пока нет. Этим нужно заниматься. И, может быть, в это нужно в первую очередь на Байкале вкладываться? А не строить отели, не обеспечив качественную очистку при водоотведении. И именно на Байкале, в уникальной экосистеме, было бы логично инвестировать в проект стандартизации очистных, все это осуществить в качестве примера для всех. Мне коллеги рассказывают, что сейчас Волга начинает «цвести» в середине реки, на стремнине, не в заводях. Вот такие сегодня очистные у нас. 

— Поток туристов на Байкал явно будет возрастать. Уже сейчас летом Листвянка, Ольхон и другие прибрежные населенные пункты забиты «под завязку». Как быть с этим фактом? Какие меры нужно предпринять, чтобы и туризм развивался, и природе Байкала он не вредил?

— И я, и многие другие депутаты считают, что «пятизвездочный» отдых на Байкале — это неправильная история. Мы же видим, что даже резиденция Президента РФ находится за пределами особо охраняемой природной территории. Мы должны быть благодарны тем депутатам, которые инициировали и приняли закон об особом статусе озера. Мы благодаря этому сохранили экосистему. Если бы не они, мы бы сейчас уже имели другую ситуацию и другой ландшафт Прибайкалья, отнюдь не такой красивый. Вообще, мы сегодня должны определиться с понятиями, что такое экотуризм. На мой взгляд, это в первую очередь сохранение тех природных ландшафтов, которыми может любоваться человек, путешествуя по экологическим тропам. Это — сохранение биоразнообразия. Если мы начнем вырубать тысячами гектаров лес, чтобы строить большие отели, о каком сохранении природных ландшафтов может идти речь? 

Кстати, «Заповедное Прибайкалье» вполне успешно, я считаю, сейчас развивает туризм в своей зоне. Рассчитана антропогенная нагрузка, есть специальные безопасные маршруты для туристов, за местонахождением каждого путешественника идет наблюдение по GPS. Вот такие вещи надо развивать в природоохранных зонах, с моей точки зрения. Иначе, дав старт массовым рубкам и массовому строительству отелей, мы просто уничтожим всю красоту, какую имеем сейчас. И для безопасности страны с точки зрения чистой воды могут быть необратимые последствия. Все решения надо принимать точечно, продуманно, просчитывать, привлекая ученых. Еще один интересный факт из открытых источников: оказывается, за последнее 10-летие известные мировые озера потеряли до 20% своей воды, а Байкал — нет. Объем сохраняется. Это, на мой взгляд, характеризует тот результат, которого добились депутаты, принявшие в свое время закон об особом статусе Байкала. 

— Что происходит сейчас с накопленным ущербом от работы бывшего Байкальского ЦБК? Мероприятия по уничтожению шламовых хранилищ уже начались? И нужны ли эти поправки для данного проекта?

— «Росатом» активно занимается этим вопросом. Тоже были объективные сложности, связанные с импортозамещением, однако я уверен, что госкорпорации эта задача по плечу. Я вхожу в Общественный совет «Росатома» и вижу, насколько и генеральный директор Алексей Лихачев, и сотрудники внимательно относятся к вопросам экологии. Вообще, «Росатом» сейчас превратился в одну из ведущих высокотехнологичных компаний России, не только в своей атомной отрасли. Поэтому я думаю, что вопрос БЦБК скоро будет закрыт. И для этого законопроект, о котором идет речь, — не нужен. Практически все правовые вопросы в данном процессе решены.

— Можно ли внести изменения в законопроект ко второму чтению, с вашей точки зрения?

— Я подготовил пакет поправок к законопроекту. Посмотрим, насколько он будет изменен, чтобы минимизировать риски. Я на это надеюсь. Закон судьбоносный, а принимается очень быстро. У него явно есть бенефициары, и мы о них скоро узнаем и поймем, почему не было услышано научное сообщество. Еще раз повторюсь. «Судьбоносный закон, — сказал спикер Госдумы. — Надо очень внимательно к нему отнестись». Результат пока противоположный. Посмотрим, как будет развиваться ситуация.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах