Примерное время чтения: 6 минут
290

«Страшно, что это не закончится». Как психолог помогла маме особых детей

Однажды обессиленной маме двух особых детей Татьяне Ежовой* (все имена героев изменены) показалось, что она готова даже сдать их в интернат — настолько опускались руки. В этот момент Татьяну подхватила психолог фонда «АиФ. Доброе сердце» Светлана Леонович, которая помогла и принять диагноз детей, и двигаться вместе с ними дальше.

День сурка

«Мне казалось, я застряла в том времени, когда ребенок только начинает ходить. Только у всех этот возраст проходит, а у моих детей — не пройдет никогда...» — рассказывает Татьяна.

У младшей Кати* — аутизм, у старшего Вовы* — тоже. Один не говорит, едва не выпадает из окон, выливает из кранов всю воду, несется прямо под машины. Другая — ходит голышом, ест только детскую смесь, не дает себя расчесать...

«Вся моя жизнь — это хаос, непредсказуемость и огромное напряжение, когда и дома, и на улице ты постоянно должна следить, чтобы дети что-нибудь не вытворили и чтобы с ними ничего не случилось», — говорит она.

Зайти в магазин вместе с детьми нельзя: разнесут все полки и будут лежать на полу. Сесть в такси — тоже: кричат и не разрешают их пристегивать. В садик таких детей не берут. А помимо детей, еще есть разрывающийся на трех работах (и от усталости срывающийся на Таню) муж, ипотека и вечные дыры в карманах.

«Все уходит на реабилитацию детей. И мы даже одежду, не помню, когда себе покупали, штопаю старое», — делится мама.

Что бы она ни делала, к каким специалистам ни ходила, какие усилия ни предпринимала — казалось, что ничего не меняется. Танин день сурка грозил обернуться вечностью, давил безысходностью, а еще постоянно мучило чувство вины.

«Я упускаю время, все, что я делаю, — безрезультатно, нет никакого смысла продолжать», — считала женщина.

Тане казалось, что ее труды обесценивает и муж, и окружающие люди, но главным образом это делала она сама. Психолог помогла найти истоки отчаяния, в которое погрузилась Таня, и начать воспринимать свое материнство иначе.

Работа со специалистом помогла

«Исследование детского опыта позволило найти ту „болевую точку“, которая и сформировала внутри постоянное ощущение собственной неполноценности, вины и чувства несправедливости. В 12 лет мама Татьяны перевезла дочь к бабушке — мол, рядом с ней есть музыкальная школа, куда Таня пойдет учиться. При этом младший брат Тани остался с мамой. Тогда Танин „внутренний ребенок“ воспринял это очень болезненно, как предательство, и одновременно обвинял себя в том, что с ним что-то не так, раз от него отказались», — пояснила психолог фонда «АиФ. Доброе сердце» Светлана Леонович.

На психологических сессиях Татьяна начала вспоминать, как раз за разом, неосознанно, создавала себе ситуации, где могла бы испытать подобные же чувства, пытаясь перепрожить эту историю. Так психика постоянно пыталась вывести этот опыт в осознание, чтобы в отношениях с кем-то прожить ту же детскую отверженность, но с другим результатом.

«И в результате „внутренний ребенок“ Татьяны начал ориентироваться на достижение результатов как единственный способ доказывать миру (а на самом деле — маме) собственную ценность. Любая неудача (что в воспитании или реабилитации детей, что в попытке создать собственную помогающую организацию для родителей детей с аутизмом) приводила к еще большему разочарованию в себе и, одновременно, к претензиям к миру в том, что он настолько несправедлив. В ходе терапевтической беседы я помогала Татьяне осознать, что ее взрослая часть в настоящем времени сама уже может восполнить потребности „внутреннего ребенка“. Используя техники интеграционной психологии, психосинтеза, медитаций мы наполняли эту страдающую часть любовью, принятием и состраданием. И одновременно взращивали в „родительской части“ Татьяны все качества принимающего и любящего родителя, которые не были переданы ей мамой», — рассказывает специалист.

Такая работа постепенно сняла напряжение от постоянного стремления «приносить пользу» и нацеленности на достижение результатов, с помощью которых Татьяна пыталась доказать свою значимость, чтобы ее снова не отвергли.

«Благодаря работе с психологом даже мои страхи за будущее детей поутихли. И я почувствовала себя намного увереннее в своих силах, которых, кстати, значительно прибавилось», — делится Татьяна.

Этим летом сил стало столько, что Татьяне не просто удалось организовать лагерь дневного пребывания для детей с ментальными нарушениями, а самой получить на это грантовые деньги, снять помещение и найти воспитателей. И ее собственные Катя и Вова вместе с еще двадцатью ребятами провели лето в этом лагере, а не в детском доме.

* все имена героев изменены

Если вы сталкиваетесь с похожими проблемами, пожалуйста, напишите на почту dobroe@aif.ru или оставьте заявку на нашем сайте. Благодаря проекту «Мама в ресурсе», получившему поддержку сервиса СберВместе, психологи фонда «АиФ. Доброе сердце» оказывают бесплатную помощь семьям с тяжелобольными детьми.

ПОМОЧЬ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах