aif.ru counter
883

Слово ­«человек». Для коррекции строения челюсти Максиму нужен дистрактор

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. Во сколько обойдутся нормальные дороги? 12/08/2020
Родители хотели взять кредит – но у них нет работы, продать машину – но она стоит копейки. Помочь ребёнку можем только мы.
Родители хотели взять кредит – но у них нет работы, продать машину – но она стоит копейки. Помочь ребёнку можем только мы. © / Фото Дарьи Сухановой

Максиму в августе будет 9 лет, а он не умеет читать и писать, путает имена своих одноклассников, не помнит, как зовут учителей, а порой даже ­маму ­бабушкой называет.

Его маму Яну видели многие москвичи, заглядывающие в ресторан фастфуда у станции метро «Марьино». Она там когда-то работала членом бригады. Бойкая и худенькая блондинка мелькала то на кассе, то в зале. Лицо в толпе, которое мгновенно забывается сразу после получения заказа. Сейчас, когда в ­довершение всех бед со старшим сыном оказалось, что ему нужна срочная операция, шустрая Яна, у которой ещё двухлетний Кирюха на руках, не знает, за что хвататься.

«Мы с Максимом сегодня разбирали слово «человек». Я ему втолковываю, что правильно «че», а он мне – «чи». Так и не договорились…» Яна выбилась из сил, воспитывая в себе ­педагога. Максим из алфавита запомнил только букву «А». Дважды его оставляли на второй год в первом классе обычной общеобразовательной школы: коррекционных поблизости нет. Сейчас перевели во второй, ­потому что вырос. «Сколько ж ему с малышнёй сидеть?» Основной диагноз Макса – «умственная отсталость». А недавно врачи поставили ещё один – ­«недоразвитие нижней челюсти». И остро нужна операция, которая поможет ­Максу научиться разбирать слово ­«человек».

«Я сразу после родов обратила внимание, что язык у сына во рту неровно лежит и зубы неправильно растут, но ортодонт успокоил. Обещал выровнять всё пластинками, и мы стали на них копить деньги. И подумать не могли, что ситуация настолько серьёзная», – вспоминает Яна.

«Моего кота зовут Зевс, а блата – Килюша», – Макс старательно надиктовывает мне ­аудиосообщение по WhatsApp. С монитора ноутбука смотрит улыбчивый симпатичный мальчишка. Только верхние зубы не попадают на нижние, и челюсть задвинута назад, как у героя мультфильма про Симпсонов. Заячьи передние резцы торчат в разные стороны. Отсюда и речь такая – неразборчивая, нечёткая. Чётко и внятно у Максима пока получается выговаривать только матерные слова, которые он периодически приносит домой из школы. А вот сказать «трактор» – целая эпопея.

Нужна помощь
Максиму Лосеву нужно скорректировать строение челюсти, чтобы он мог глубже дышать и лучше учиться. Дистрактор стоит 488 900 руб.

Из-за недоразвитой нижней челюсти Максим не может нормально есть и дышать. Во сне он храпит и сипит погромче отца. А во время обеда часто давится едой. Фрукты ест, только если их порезать кусочками. Откусить яблоко – сверхзадача. Максиму она не по плечу. Пока не по плечу.

О том, что сыну можно помочь, Лосевы узнали в больнице святого Владимира. Оказалось, надо как можно скорее раздвигать и наращивать нижнюю челюсть дистракционными аппаратами, иначе состояние ребёнка будет ухудшаться. Задержки в развитии отчасти как раз и спровоцированы строением челюсти, ведь во сне Максим нормально не дышит, и головной мозг ребёнка находится в состоянии постоянного кислородного голодания! Очевидность, ставшая откровением… Но бойкая Яна не успела обрадоваться. Операция-то бесплатная, а сам дистракционный аппарат стоит полмиллиона рублей – 10 тысяч бургеров! ­Целое состояние!

Лосевы – самая обычная московская семья. Папа – курьер, мама сидит с детьми. Купить Максиму его мечту – игровую приставку – пока не могут. В фастфуды заглядывают по праздникам. Откуда полмиллиона?!

«У меня от этой суммы началась истерика. Первая мысль – взять кредит. Да только муж официально не трудоустроен, а я в декрете. Хотели нашу старую «Ладу» продать, но этого явно не хватит». И тут Лосевы узнали про наш фонд. «Я раньше в фонды не верила… Вы правда поможете?» – словно не верит в надежду.

Так и хочется скорее сказать бойкой Яне: да, у вашего сына будет красивая улыбка. Да, он начнёт чётко выговаривать слова и будет лопать за обе щеки яблоки и груши. Конечно, после операции Максим не принесёт из школы пятёрки. Но врачи не исключают и динамику умственного развития, если ребёнок научится читать.

«Хочу только, чтобы Макс был здоров и учился. Вы правда можете помочь?!» – не верит Яна.

Что нам ответить ей?

Нас много. Помочь просто. Достаточно один раз отказаться от бургера и перевести эти деньги в фонд. Для Максима Лосева.

Мнение эксперта

Челюстно-лицевой хирург ДГКБ святого Владимира Олег Благих:

– У Максима недоразвитие нижней челюсти, из-за этого корень языка смещается назад и мешает ребёнку дышать. В результате мозг находится в постоянной гипоксии. Мы планируем увеличить при помощи дистракционных аппаратов нижнюю челюсть, наладив тем самым проходимость воздуха через верхние дыхательные пути. Это поможет остановить процесс гипоксии, чтобы состояние ребёнка не ухудшалось. Или даже улучшилось.

Помогаем Максиму Лосеву так:

  • Отправьте на номер 8910 СМС с суммой пожертвования цифрой – например «150». Для регулярных пожертвований: «месяц [пробел] сумма» (например: месяц 150). Не забудьте, пожалуйста, подтвердить платёж обратным СМС! Услуга для абонентов МТС, «Билайн», «МегаФон», Tele2. Наш телефон 8 (916) 941-41-12. Спасибо!
  • По карте – в разделе «Как помочь» на dobroe.aif.ru. Для регулярных пожертвований – отметьте «Помогать ежемесячно».
  • Банковские реквизиты: БФ «АиФ. Доброе сердце» ИНН 7701619391, КПП 774301001. Банк получателя: ПАО «Сбербанк России», г. Москва, БИК 044525225, р/с 40703810838090000738, к/с 30101810400000000225.

Директор благотворительного фонда «АиФ. Доброе сердце» Екатерина Донских:

Наша помощь – это всегда много маленьких ручейков, сливающихся в сильное течение, которое может изменить ход чьей-то истории. И всегда волнительно наблюдать этот «механизм волшебства», если пользоваться строчками Бродского, в самых разных «параллельных вселенных».

Например, неделю назад в России в Перечень жизненно важных лекарств внесён препарат «Спинраза», прорывное средство для лечения ещё несколько лет назад смертельной (причём мучительной, растянутой во времени) спинально-мышечной атрофии, – тот самый баснословно дорогой «укол жизни», на который в последнее время активно собирали по всей стране родители некоторых «смайликов», – такие миллионы были не под силу никакому фонду. Теперь дети, в том числе и наши подопечные, которым мы с вами помогали дожить до этого дня, получат лекарство от государства. А за кулисами случившегося – невидимая машинерия, двигаемая отчаявшимися мамами, отважными общественниками, человечными чиновниками и вдохновлённая умирающими детьми... 

Ручейки стекаются в реку. ­Река впадает в океан. Девятый вал рушит дамбы. 

Наш фонд, в свою очередь, взялся идти походом на преграды, стоящие перед врачами и семьями, в которых растут дети с редкими наследственными патологиями. Верим, что сможем раскачать болото, в котором из-за недостатка финансирования вязнут тысячи людей, при вашей поддержке этого научного проекта. Возможно, мы даже поможем созданию новых лекарств!

А «Добросердин», лекарство от неверия и одиночества, уже изобретён. Читателями «АиФ». 

Например, Аллой Фёдоровной, 85-летней жительницей Нью-Йорка, приятельницей Иоси­фа Бродского. Блокадница и врач, в течение всего карантина она бесстрашно ходила на почту и отправляла переводы для наших подопечных. Так работает «Добросердин».

Благотворительный Фонд «АиФ. Доброе сердце» с 2005 года помогает детям и взрослым с различными заболеваниями. Вы можете помочь тем, кому нужна поддержка, подписаться на регулярное ежемесячное пожертвование в 30, 100 и более рублей.

помочь СЕЙЧАС
Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы