479

Как исправить лоб? Маленькому Тимофею нужна саморассасывающаяся пластина

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. Кому выгодно поиграть в войну? 14/04/2021
Олег Парахин

Сомнения в миллионе вариантов, тревога в изменчивых обстоятельствах – наш мозг постоянно диктует вопросы. Но самые верные ответы даёт только сердце. А чтобы вам стало проще их расслышать – сохраните памятку с этой страницы. С праздником! С ­вашим.

Лоб Тимофея Анисина всегда вызывал вопросы. Потом – действия. Теперь – людей.

В прошлом году папу Тимохи вызвали к врачу, чтобы он показал свой лоб.

Тимофею был всего-то месяц от роду. И младенческий лобик сына, казалось маме, выпирал неестественным холмиком. Топорщился плащ-палаткой. Стоял домиком.

«Это ребёнок готовился к выходу, через неделю рассосётся», – успокаивали маму в роддоме. «Нормальный лоб, вы что, не видите? Совсем как у вас!» – урезонивала участковый врач. «Это я себя накручиваю», – бодрилась Юля, которая в младенцах пока не понимала – просто очень-очень любила Тимоху. 5 лет они с мужем ждали ребёнка и вот только-только дождались… В конце концов, папу Тимофея Анисина, старшего сержанта военной части города Кореновска, славящегося своим мороженым, вызвали к врачу – показать свой лоб.

При пристальном сравнении лбов папы и мамы Тимохи с сыновним стало понятно, что они ничем даже отдалённо не напоминали плащ-палатку, а значит, особенностями рода объяснить то, что происходило с мальчиком, было нельзя.

Юля себя не накручивала. Ничего не рассосалось. У их с Витей сына была тригоноцефалия. Действительно тре­угольный лоб.

Полная неожиданность. Вообще-то они боялись другого… Тимоха завёлся в Юле ровно с началом пандемии. Как будто специально все эти 5 лет, когда у Анисиных «ничего не получалось», выжидал «удобный» момент, чтобы наконец прийти в семью. И всю беременность Юля тряслась над животом, опасаясь коронавируса. «С работы – товароведом – ушла сразу же, за продуктами ходил только муж, я могла неделями не выходить из дома, гуляла только на балконе». Береглась. Надеялась. И совсем не угадала… Вирус никто из Анисиных не подхватил. Живот исправно рос. Каждый вечер влюблённый Виктор приходил из своей военной части с хлебом, молоком и иногда чем-то маленьким для Юли – шоколадкой или розой.

«На офицерскую зарплату-то особо не разгуляешься, но мне важно было само его внимание, то, что муж оставался всегда таким же заботливым и преданным, как и в тот первый день, когда мы случайно познакомились на автовокзале Ростова-на-Дону и он сказал: «Засватаю».

Таким же Виктор остался и когда выяснилось, что у них с Юлей обычный лоб, а у Тимохи – нет.

Голова у Тимофея – как ­яйцо, вид сбоку, острым концом вперёд. Нужна операция. «Сказали, надо… расшивать», – Юля пытается вспомнить глагол, которым в областном центре описывали то, как сгладить преждевременно сросшийся младенческий шовчик в черепе Тимофея. В этот момент страхи прошлой весны, когда она кутала живот в просторную шаль на балконе, показались Юле такими же младенческими. Вот теперь пришла беда…

«Не дрейфь, мы справимся, ты только верь», – укладывал муж сына, пока Юля гуглила «тригоноцефалию» и искала врачей, которые знали, что с этим делать, – кроме как сличать лбы папы и сына. «Поспи ещё, я встану к Тимохе», – говорил он в 6 утра, когда до выхода в часть оставалось полчаса. «Иди отдохни, ты весь день с ним». – Брал на руки сына после возвращения с работы и снимая форму. И там, где страшно и непредсказуемо, там, где растерянность и тоска, всё начало само складываться.

Юля нашла врача, уже многократно оперировавшего «не такой лоб» (в том числе и у многих подопечных нашего фонда; во время операции в череп имплантируется пластина из супертехнологичного материала, которая даёт возможность костям срастись правильно), и врач успокоил, что никакие пророчества кореновских тринадцатых фей от медицины о том, что «глаза будут косить и вообще умственно отсталый вырастет», не сбудутся. Пока. Если вовремя сделать операцию. И ещё появилась надежда, что найдутся люди, которые помогут её оплатить (поможете?). А вчера семимесячный Тимофей Анисин в первый раз сказал «мама».

Всё начало складываться, а мрак – рассеиваться. Просто из-за этого «ты только верь» и «очень люблю».

По-другому не бывает.

Нужна помощь
Саморассасывающаяся пластина за 731 800 руб. выправит лоб Тимофея Анисина (7 месяцев, Кореновск).

Мнение эксперта

Хирург НПЦ специализированной медпомощи детям им. Войно-Ясенецкого ­Павел Голованев:

– Тригоноцефалия – это килевидная деформация черепа, возникающая в результате преждевременного зарастания метопического шва. В ходе операции используется современный биодеградирующий материал, который постепенно растворяется, а на его месте прирастает собственная костная ткань. Это упрощает восстановление ребёнка, исключает повторное оперативное вмешательство. Эти пластины подбираются индивидуально, с учётом особенностей врождённой деформации пациента. И ОМС, увы, не покрывает эти расходы.

«Кому нужны твои 100 рублей?

В середине апреля отмечается Международный день мецената. Кто такой меценат? (Если не Гай Цильний, покровитель из Древнего Рима.) Это вы. Даже если сейчас вы просто читаете эту страничку, а потом рассказываете о наших героях соседям. К этому дню мы собрали популярные мифы, которые тормозят людей, чтобы встать на добрый и на самом деле лёгкий путь благотворительности.

  • Мои 100 рублей ничего не изменят.

Изменят! Маленькие, но частые переводы порой полезнее одного крупного разового пожерт­вования. А подписываясь на ежемесячные (так называемые реккурентные, то есть повторяющиеся благодаря автоматическому списанию) платежи, вы помогаете фонду планировать свою работу на месяцы вперёд.

  • В благотворительном секторе полно мошенников.

Не больше, чем в других сферах. Но вычислить фейковый фонд проще. Если НКО сотрудничает с крупными благотворительными платформами (Благо.ру, Такие Дела, Добро.mail.ru, СбербанкВместе, Tooba), то это лишний раз доказывает его надёжность.

  • И без фондов можно ­помогать.

Да, если вы помогаете тому, в ком на 100% уверены. Например, соседу. Не забывайте: открывая сбор, сотрудники фонда изучают документы подопечного и возможность получения им помощи по ОМС. Команда НКО взаимодействует с врачами, фармкомпаниями и поставщиками оборудования. В результате жертвователям не приходится сомневаться в целесообразности сбора и адекватности суммы.

  • Жители регионов получают меньше помощи.

Это не так. 

Например, фонд «АиФ. Доброе сердце» в первую очередь поддерживает семьи, проживающие вдали от крупных городов. Ведь жители периферии зачастую лишены квалифицированной медицинской помощи, а региональные зарплаты не позволяют родителям обеспечить лечение ребёнка своими силами.

  • Помогать нужно только молчком.

«Говорить о своих добрых делах нескромно», – думаем мы. Но когда помогаешь тихо, то помогаешь один. А когда делишься этим, привлекаешь других! Распространение информации – это действительно ощутимая помощь и ваш вклад в развитие благотворительности в нашей стране.

Помогаем нашим героям так:

Отправьте на номер 8910 СМС с суммой пожертвования цифрой – например, «150».

Для регулярных пожертвований: «месяц [пробел] сумма» (наприер: месяц 150).

Не забудьте, пожалуйста, подтвердить платёж обратным СМС!

Услуга для абонентов МТС, «Билайн», «МегаФон», Tele2.

По карте – в разделе «Как помочь» на dobroe.aif.ru. 

Для регулярных пожертвований – отметьте «Помогать ежемесячно».

Банковские реквизиты: БФ «АиФ. Доброе сердце» ИНН 7701619391, КПП 774301001. Банк получателя: ПАО «Сбербанк России», г. Москва, БИК 044525225, р/с 40703810838090000738, к/с 30101810400000000225.

Делая пожертвование, вы даёте согласие на получение информационных сообщений.

Наш телефон 8 (916) 941-41-12

Спасибо!

Благотворительный Фонд «АиФ. Доброе сердце» с 2005 года помогает детям и взрослым с различными заболеваниями. Вы можете помочь тем, кому нужна поддержка, подписаться на регулярное ежемесячное пожертвование в 30, 100 и более рублей.

помочь СЕЙЧАС
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество