222

Мембрана, скафандр, плазма. Военные химики развивают наступление на COVID

Защитный костюм нового поколения.
Защитный костюм нового поколения. Сергей Осипов.

Защитные костюмы для работы в «красных» зонах существовали и до начала нынешней пандемии. Но именно она поставила вопрос ребром: этот скафандр должен быть не только безопасным, но и удобным. В России задачу предложили решить военным химикам.

Санитарка в поту

Когда по всей планете ударила эпидемия коронавируса, встал вопрос о массовом — буквально миллионы штук — костюме для врачей и медсестер. В прежние годы в них работали в основном подготовленные эпидемиологи и вирусологи. Хотя и у профессионалов, как показала эпидемия лихорадки Эбола, случались разрывы защитных костюмов и даже смерти из-за этих разрывов.

В начале прошлого года стало понятно, что носить костюмы придется огромному количеству медиков, причем едва ли не сутками. А это весьма утомительно. Многим памятна медсестра из Тулы, у которой из-под полупрозрачного костюма проглядывал довольно откровенный купальник бикини. Ей потом пришлось оправдываться: это вовсе не из-за желания эпатировать пациентов, просто в стандартном защитном костюме, особенно летом, очень жарко. А еще пот не отводится.

За решение проблемы взялось немало фирм едва ли не во всех странах мира. В России подобная задача была поставлена перед военными. Министерство обороны подключило по этой тематике такое серьезное учреждение, как Военную академию радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ) им. Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко. Логика понятна: раз академия создает средства защиты личного состава от отравляющих газов, радиоактивной пыли и штаммов разных болезней, почему бы и с коронавирусом не побороться? 

Товарищ старший оператор и его образец № 5.
Товарищ старший оператор и его образец № 5. Фото: Сергей Осипов.

Образец № 5

На отработку темы была брошена научная рота, созданная при Академии РХБЗ в 2015 г. Такие подразделения примерно с этих же времен действуют в ВКС, Сухопутных войсках, ВМФ и некоторых видах Вооруженных сил. В научные роты после окончания гражданских вузов берут молодых людей, которым  предстоит прослужить год. Но берут не всех, а самых головастых, причем по конкурсу. Желательно, чтобы профиль, по которому они учились на «гражданке»,  совпадал с тем, чем придется заниматься в армии.

Ефрейтор (здесь их называют старшими операторами) Нуршат Гаязутдинов закончил Институт нефти и газа им. Губкина в Москве. С биологической защитой ранее не сталкивался, но методика проведения научных работ во всех сферах примерно одинаковая.

«В мою задачу входило протестировать все доступные на рынке мембранные ткани и выбрать самую подходящую, — говорит Нуршат. — Принцип работы мембраны довольно-таки прост: выпускать наружу все ненужное, чтобы у человека было нормальное потовыделение, и не пропускать внутрь все опасное. В моем распоряжении было более сотни образцов, которые я исследовал на паропроницаемость. Методика несложная: нужны образцы ткани, вода и сушильный шкаф. Но работа кропотливая, гражданские ученые за нее вряд ли взялись бы. Короче говоря, после сотен экспериментов опытным путем был выбран образец № 5. Как он называется, кто его производит, я не могу рассказать. Это секретная информация. Для меня это просто образец № 5». 

Оператор Ананьев проводит тест ткани на разрыв.
Оператор Ананьев проводит тест ткани на разрыв. Фото: Сергей Осипов.

Чтобы костюмчик сидел

Рядовой (оператор научной роты) Антон Ананьев по образованию биотехнолог. Предложение поработать над созданием защитного костюма «от ковида» он воспринял с энтузиазмом. 

«Я проводил литературно-патентный обзор отечественных и зарубежных противочумных костюмов, — говорит Антон. — Задача была простая: отбросить все худшее и спорное, воплотить все передовое и лучшее. После того, как была выбрана ткань, которую проверяли также на стойкость к износу, разрыву, дезинфекционной обработке, дошла очередь до внешнего вида костюма. Ведь он должен быть удобным, чтобы нигде ничего не давило, не жало и не сползало при носке. В результате мы выдали промышленности рекомендации. Для наглядности одно швейное предприятие Костромской области по нашим лекалам сшило вот такой костюм. Сейчас подобные серийно производятся и уже применяются в больницах.

Чем COVID лучше?

А вот у оператора Михаила Захарова образование тоже профильное, он закончил Институт биологии и биотехнологии Вятского госуниверситета. В научной роте Михаил испытывает и помогает совершенствовать прототип аппарата для плазменной дезинфекции мест присутствия человека.  На практике это больницы, поликлиники, пункты вакцинации и т. д.

«Образец вырабатывает дезинфицирующий туман, который «делается» из воды или перекиси водорода (смотря, что заливаем внутрь) методом холодной плазмы, — говорит Михаил. — Что-то вроде установок по рециркуляции воздуха, озонаторов, только лучше. При включении аппарат дает невидимое глазу облако, которым можно за 5 минут обработать стандартный кабинет в районной поликлинике. Надо только открыть все ящики столов и прочие потаенные места. Профильный 48-й ЦНИИ Минобороны, который специализируется на разработке средств защиты от биологического оружия, проверял прибор на четырех тест-культурах. Старшие коллеги отметили полное уничтожение бактерий и вирусов после обработки и их гарантированное отсутствие в течение часа после процедуры. Нет, на COVID, насколько мне известно, не тестировали. Но чем он лучше»? 

Этот прибор может за 5 минут дезинфицировать комнату.
Этот прибор может за 5 минут дезинфицировать комнату. Фото: Сергей Осипов.
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество