5595

«Три Богатыря». Россия хочет вернуть статус военной сверхдержавы

Гвардейский ракетный крейсер «Москва». Фото: Виталий Аньков, РИА Новости

Знаменитый гвардейский ракетный крейсер «Москва» станет флагманом объединённого отряда кораблей Черноморского, Балтийского и Северного флотов, который в июле проведёт учения в Атлантическом океане. А сразу после учений российская военная эскадра зайдет на Кубу и в Венесуэлу.

Так близко российский флот к берегам США во время боевых учений давно не приближался. Летний морской поход поневоле навевает воспоминания об учениях советского военного флота у берегов США 30-летней давности. Но готовы ли мы сами к «игре мускулами»?

В состав межфлотской группировки войдут БПК Северного флота «Вице-адмирал Кулаков», сторожевой корабль Балтийского флота «Ярослав Мудрый» и несколько вспомогательных судов. Она будет сформирована в первых числах июля в западной части Средиземного моря, где к отряду кораблей СФ и БФ присоединится крейсер «Москва».

Возглавит поход заместитель командующего Черноморским флотом контр-адмирал Валерий Куликов. Выйдя в воды Атлантики, российские корабли отработают целый ряд учебно-боевых задач - по борьбе с надводным, подводным и воздушным противником, по взаимодействию со стратегической авиацией ВВС и подводными лодками Северного флота, выполнят ракетные и артиллерийские стрельбы.

Современная военная стратегия России предполагает решение одной из главных задач военного флота  - вернуть своё присутствие в значимые районы Мирового океана. На всей планете суша занимает только 29,2% поверхности Земли. А военный флот (любой военный флот мира) является одновременно как средством распространения военной силы за пределы суши, так и защитой суши от нападения с моря. И для решения обеих этих задач ежесуточно в мировых океанах на боевом дежурстве находится от 130 до 150 надводных кораблей и подводных лодок 16–20 государств. Эти военные силы постоянно находятся, в том числе, и в тех районах, где они представляют собой угрозу безопасности России. Европейская часть России и Дальний Восток почти на 80% доступны для обычных (неядерных) средств нападения морского базирования (таких, как крылатые ракеты и палубная авиация). На этой территории проживает большая часть населения России, сосредоточено свыше 60% промышленного и военно-промышленного потенциала, располагаются стратегически важные объекты управления и инфраструктуры государства. Отсюда первоочередная задача Российского флота (самая очевидная) — защита территории России от неядерных средств нападения и экспедиционных сил противника с морских направлений. Но даже эту задачу приходится решать не только в ближней морской зоне (она определяется дальностью действия береговых средств, в основном авиации), но и на значительном удалении от собственного побережья. Именно поэтому Россия объявила о постоянном присутствии сил флота в Средиземном море. Поэтому на прошлой неделе в Севастополе начались совместные учения Черноморского флота России и Военно-морских сил Украины — "Фарватер мира-2013". И по той же причине сейчас начинаются учения ВМФ в Атлантике, а российские корабли идут к берегам Кубы и Венесуэлы.

Но при этом всем сегодня понятно, что невозможно вернуть лидирующие позиции в мире с помощью одних лишь стратегий и учений. Армия и флот могут во время учений освоить тактику боя, изучить вероятного противника. Но без новейшего флота нам никуда не уплыть. А вот его-то у России и нет.

Основной «актив» ВМФ России – старые советские корабли. Кстати, гордость Черноморского флота и флагман отряда ВМФ в июльских учениях – крейсер «Москва» - продукт 80-х годов. Он был построен в другой стране, в другую эпоху. Как и практически все те корабли, которые выйдут в Атлантику вслед за ним.

Мы привыкли сравнивать свою военную мощь и опыт с аналогичными программами США – исторически было принято считать Америку т.н. «вероятным противником». Давно бы пора отвыкнуть. Отвыкнуть сравнивать.

Сегодня США развивают свой флот на новых направлениях. Так, вместо существующих ныне 12 авианосных ударных группировок (АУГ) для проведения операций в любом районе мира Пентагон создает новые «независимые ударные группы» - 9 групп кораблей надводной противоракетной обороны. Также создаются 12 экспедиционных ударных групп. Они вместе с развитием системы морского и воздушного снабжения, а так же с развитием европейских флотов и армий в сторону усиления экспедиционных возможностей отражают современную концепцию НАТО по применению силы. Именно по применению. В случае необходимости. И они же будут представлять опасность для потенциала нашего ответного удара.

Теперь давайте сравним американские программы развития флота с тем, что есть в России. На примере авианосцев.

И тут же выясним, что суперсовременный военный флот Китая, например, вообще начался с авианосца «Варяг», который начали строить еще в Советском Союзе, а потом забыли об этом в 90-е годы. После того, как Китай официально выкупил «Варяг» у России в 1998-ом, специалисты китайского ВПК установили на авианосце радар и пусковую установку для зенитных ракет. Так у Китая появился первый авианосец ВМС, который сменил свое первое имя на «Shi Lang». Российскому ВПК остается только передать большой привет с верфей порта ДаЛянь.

Еще один пример - советский и российский тяжёлый авианесущий крейсер «Адмирал Горшков», единственный корабль в своем классе, в январе 2004-го  был продан Индии. 5 марта 2004 года крейсер – гордость российского флота - бал исключён из боевого состава ВМФ РФ, действующее наименование было аннулировано, торжественно спущен Андреевский флаг. В настоящее время корабль после полной перестройки введён в состав ВМС Индии в качестве авианосца «Викрамадитья».

Авианосец «Новороссийск» очень давно был продан Южной Корее, корабли «Минск» и «Киев» - Китаю, причем авианосцы были уже в таком состоянии, что взяли их только в парк развлечений. В итоге на балансе российского ВМФ остался только один авианосец – «Адмирал Кузнецов». Один. Новых нет.

Это если говорить сейчас только об авианосцах. Но аналогичных примеров множество – во всех сферах вооружений. И им есть объяснение. В советское время русское оружие держало приоритетные позиции во всем мире и служило эталоном качества и надежности. Но с каждым годом наш ВПК становится слабее. И не стоит искать оправданий в недостаточности финансирования и утечке кадров. Кадры на военных заводах есть. А что касается денег, то в госпрограмме вооружений на 2011-2020 годы на переоснащение ВМФ заложено около 4,7 триллиона рублей. В прошлом, 2012-ом году, на строительство атомных подводных лодок, фрегатов, судоремонт и техническое обслуживание кораблей в федеральном бюджете было выделено 85 миллиардов рублей, в текущем - свыше 93 миллиардов рублей.

Кто-нибудь видел новые корабли? Дело даже не в корпусах военных судов, а в том, что внутри.  Не секрет, что в отрасли микроэлектроники мы отстаем от ведущих стран на несколько десятилетий. Это обстоятельство напрямую отражается на качестве всего нашего оружия. Мы можем еще создать корпус. Но «начинить» его внутри просто нечем. Видимо, специалисты ВПК из Китая только и ждут, когда мы достроим им новые «корпуса». А наши специалисты ВПК ждут, чтобы им продать?

Кстати, по прогнозам именно американских военных экспертов, только у России и Китая после 2015–2020 годов есть шанс стать региональными державами, способными бросить вызов военному могуществу США в своих регионах. У Китая такой шанс есть. А у нас? Будет обидно признать, что американские эксперты нас переоценили.

Что же в итоге? Армия проводит учения на суше, а российский флот выходит в Атлантический океан на проверку боеспособности того арсенала, который есть. Новые виды вооружений – только в далекой перспективе. В сфере технологий мы отстаем – причем даже от самих себя образца СССР. А ведь армия – это не только военнослужащие, не просто казарма и плац.  И из  той трясины коррупции и разрухи, в которую армию ввергли предшественники Сергея Шойгу, вытаскивать ее надо сообща.

Традиционно художественным образом русского воинского духа и символа мощи русской Рати всегда считались былинные богатыри. На картине Виктора Васнецова, как мы помним, их было трое. Если продолжить аллегории и сравнить министра обороны Сергея Шойгу с Ильей Муромцем, то Добрыня Никитич с мечом в руке – это, скорее всего, курирующий ВПК вице-премьер правительства Дмитрий Рогозин. А роль Алеши Поповича с луком в руках мог бы примерить на себя Сергей Чемезов, глава госкорпорации «Ростех». Вместе они бы горы свернули.

Но только вместе. Потому что даже Илья Муромец со старым луком и ржавым мечом воевать не сможет.

Смотрите также:

Оставить комментарий (5)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество