14990

Пакт Вольфа — Даллеса. Хотели ли Рузвельт и Черчилль предать СССР?

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком
Карл Вольф и Аллен Даллес.
Карл Вольф и Аллен Даллес. Коллаж АиФ

В знаменитом фильме «Семнадцать мгновений весны» Отто фон Штирлиц, он же полковник Максим Исаев, благодаря своему неординарному уму, сумел разрушить попытки западных союзников заключить сепаратный мир с нацистской Германией.

Высокие отношения

Основой для фильма стала одноименная книга писателя Юлиана Семенова. Автор, имевший доступ к архивам, использовал реальную историю, случившуюся в конце войны. Вот только по сей день нет ясности в вопросе о том, чем была так называемая операция «Санрайз».

Приход к власти в Германии нацистов не вызвал шока в Европе. Многие политики были убеждены, что Гитлера можно использовать для ликвидации более опасного противника: Советского Союза.

Кульминацией так называемой «политики умиротворения» стал договор в Мюнхене, согласно которому Франция и Великобритания позволяли Третьему рейху оккупировать Чехословакию.

Даже нападение Гитлера на Польшу не изменило ситуацию принципиально, свидетельством чему стала «странная война», когда немецкие войска и противостоящие им английские и французские армии фактически бездействовали.

Произошедший летом 1940 года разгром Франции, казалось, исключил возможность каких-либо договоренностей. Но в мае 1941 года заместитель Гитлера по партии Рудольф Гесс совершил перелет в Великобританию. Своей миссией он называл достижение мира и заключение союза между Германией и Великобританией. В Англии инициативы Гесса понимания не нашли, а в Рейхе его и вовсе объявили сумасшедшим. Но до сих пор идут споры о том, был ли тот полет личной инициативой взбалмошного Гесса или реальными планами нацистской верхушки.

После нападения Германии на Советский Союз все разговоры о сепаратном мире были отложены в сторону. Гитлер ждал скорой победы, а Великобритания была заинтересована в создании коалиции с СССР, в которую также вошел давний союзник Лондона Вашингтон.

В поисках выхода

Поражение вермахта под Сталинградом заставило крепко задуматься нацистскую элиту. А уж после разгрома на Курской дуге стало ясно: избежать поражения в войне не удастся. Поэтому представители Германии были не прочь договориться, дабы сохранить собственную власть.

В публичных речах Адольф Гитлер все чаще говорил о себе как о главном защитнике Европы от «угрозы большевизма». Эти выступления были довольно прозрачным намеком Западу: Рейх готов на большие уступки ради недопущения полного разгрома на Восточном фронте.

Антигитлеровская коалиция к тому времени уже сформулировала свою позицию: война должна завершиться безоговорочной капитуляцией нацистской Германии.

Но и в Британии, и в США хватало тех, кто считал, что подобное окончание конфликта невыгодно, так как оно позволит серьезно усилить свои позиции Советскому Союзу.

Немецкая разведка докладывала в Берлин о наличии таких настроений, и Гитлер дал команду своим доверенным лицам через контакты в третьих странах прощупать, насколько реален вариант сделки.

Эти попытки быстро сошли на нет. Даже для самых циничных прагматиков в США и Великобритании Гитлер был «запретной» фигурой. Договариваться союзники намеревались с теми, кто придет ему на смену.

Миссия Даллеса

Фюрер, поняв, что ему выйти сухим из воды не получится, решил заставить Германию воевать до последнего человека. Сторонникам «сепаратного мира» в Германии предстояло действовать на свой страх и риск.

В начале 1943 года главой европейского центра Управления стратегических служб США, расположенного в Швейцарии, стал небезызвестный Аллен Даллес. Американец быстро наладил контакты с представителями немецкой элиты, критически настроенной по отношению к Гитлеру. Шло обсуждение послевоенного будущего Германии. Немецкая сторона выражала надежду, что США не допустят «победы большевиков» и советской оккупации Германии.

Даллес соглашался с немцами, но ничего им не обещал. Прежде всего это было связано с тем, что его собеседники не имели реальных рычагов для того, чтобы взять под контроль вермахт и гитлеровские спецслужбы. Американцу был нужен кто-то, обладающий настоящими возможностями.

К концу 1944 года у Даллеса уже не было отбоя от предложений. На него выходили эмиссары Шелленберга, Кальтенбруннера и других влиятельных нацистов, заинтересованных в сепаратном мире. Американец осторожничал, опасаясь подвоха и в тоже время понимая, что все складывается в его пользу. Чем успешнее шли у СССР и союзников дела на фронте, тем сговорчивее становились немцы.

Маневры обергруппенфюрера

В конце февраля 1945 года через представителей Ватикана до американцев вновь была доведена информация о готовности некоторых офицеров СС в Северной Италии к «сотрудничеству ради предотвращения бессмысленных жертв и разрушений». Назывались и конкретные имена, среди которых Даллес выделил начальника сил СС и полиции при группе армий «Ц» в Северной Италии обергруппенфюрера Карла Вольфа. Вольф располагал широкими полномочиями, подчинялся лично Гиммлеру и, что немаловажно, пользовался расположением Гитлера.

Высшее руководство США и Великобритании дало Даллесу добро на проведение операции под кодовым названием «Санрайз»: достижение договоренности с немецким командованием о капитуляции гитлеровских войск.

Вольф был человеком умным и осторожным. В начале февраля 1945 года на аудиенции у Гитлера он завел разговор о том, что в нынешних условиях было бы удачей создать единый антибольшевистский фронт с участием Англии и США. Рассуждения Вольфа выглядели чисто гипотетическими и прозвучали при свидетелях. Ответ фюрера был неопределенным, не содержал никакой конкретики, вроде «да, хорошо бы».

Тем самым обергруппенфюрер как бы заручился формальной поддержкой своих действий.

Первая личная встреча между Даллесом и Вольфом состоялась 8 марта 1945 года на конспиративной квартире УСС в Цюрихе. Вольф заявил, что считает неизбежным поражение немецких войск и со своей стороны готов ускорить капитуляцию группировки вермахта в Северной Италии, оказав влияние на командующего войсками в этом регионе фельдмаршала Кессельринга.

Встречи между Даллесом и Вольфом (их было две) секретом не являются. Весь вопрос в том, что на самом деле обсуждали договаривающиеся стороны.

Бенито Муссолини и Карл Вольф.
Бенито Муссолини и Карл Вольф. Фото: Commons.wikimedia.org

Свидание в Асконе

Даллес в своих воспоминаниях уверял, что подозревал Вольфа в провокации и намерении поссорить США с СССР. Он якобы говорил немцу, что капитуляция может быть только безоговорочной и перед Советским Союзом в том числе.

Но так ли было на самое деле? Могли ли такие варианты заинтересовать Вольфа? А ведь он после первой встречи и не думал сворачивать контакты, несмотря на осложнения в Берлине.

Маневры Вольфа не остались неизвестными в Берлине, и за ним было установлено наблюдение.

В то же время британский фельдмаршал Александер информировал советскую сторону о том, что представители США и Великобритании ведут переговоры с германскими военными о капитуляции в Северной Италии. Москва потребовала подключить к процессу своего представителя, но получила отказ из-за «технических сложностей».

Второй раунд переговоров Вольфа и Даллеса проходил 19 марта в итальянской Асконе с участием еще нескольких представителей с обеих сторон. На сей раз обсуждались технические вопросы предстоящей капитуляции. Ситуация осложнялась тем, что Кессельринга в Северной Италии сменил генерал-полковник Фитингхоф, человек, на которого Вольф не имел аналогичного влияния.

Сил, имевшихся у самого Вольфа, было недостаточно, чтобы принудить все немецкие подразделения к капитуляции в случае осложнения. Обергруппенфюрер обещал Даллесу решить этот вопрос в течение недели, а пока гарантировал ограничение антипартизанских и карательных акций.

Удостоверение личности Аллена Даллеса на выставке в музее ЦРУ.
Удостоверение личности Аллена Даллеса на выставке в музее ЦРУ. Фото: www.globallookpress.com

Товарищ Сталин в гневе

Еще раз подчеркнем: главным источником информации о сути переговоров являлся Аллен Даллес. По его версии, союзнические обязательства перед СССР не нарушали ни США, ни Великобритания.

Для всех участников переговоров, что называется, «запахло жареным». Сталин отправил Рузвельту письмо, в котором прямо обвинял союзника в сговоре с врагом. Президент США уверял, что советский лидер заблуждается и речь идет только о локальной капитуляции итальянской группировки немцев.

Однако Иосиф Виссарионович припомнил союзникам все: и срывы поставок, и растянувшуюся на годы эпопею с открытием Второго фронта, и другие грехи англо-американцев. В Вашингтоне и Лондоне решили: никакой Вольф не стоит глобальной ссоры с «дядюшкой Джо». По крайней мере, прямо сейчас.

А Вольфа в этот момент в Берлине пытались обвинить в предательстве. Причем особое рвение проявлял его непосредственный шеф Генрих Гиммлер. Вольфа опрашивали люди Шелленберга, и эти опросы вот-вот грозили перерасти в допросы с пытками.

Решающим днем для Карла Вольфа стало 18 апреля, когда его доставили непосредственно к Гитлеру. Обергруппенфюрер держался уверенно и настаивал: все его действия были в полном соответствии с разрешением, данным лично фюрером.

Советские войска к тому моменту начали решающее наступление на Берлин, и Гитлер находился в очень тяжелом психологическом состоянии. Куда его качнет в следующую минуту, никто не знал, но Вольфу повезло. Гитлер в целом одобрил его действия, хотя речи фюрера говорили о том, что он уже не может адекватно воспринимать действительность.

Вольфу было все равно: главное, что из бункера он вышел живым.

«Операцию прекратить»

Что касается Даллеса, то ему поступил однозначный приказ из штаб-квартиры союзных сил: операцию прекратить, все контакты с немцами заморозить.

Переговоры с немцами продолжались, но только в военном, а не в политическом направлении. Более того, к ним был подключен советский представитель: генерал-майор Алексей Кисленко. 29 апреля были подписаны документы о капитуляции, а фактически немецкие войска в Северной Италии сдались только 2 мая, одновременно с гарнизоном Берлина.

Поверить в версию Даллеса было бы легче, если бы не сейчас уже обнародованный план «Немыслимое»: замысел нападения на советские войска силами англичан и американцев с участием стотысячной уцелевшей группировки вермахта. План, на разработку которого дал добро лично Уинстон Черчилль, должен был быть приведен в исполнение 1 июля 1945 года. Помешала этому только оценка британских военных: атака на Красную армию обернется тяжелейшими потерями и совершенно не гарантирует победы.

Так что можно предположить, что в рамках «Санрайз» Аллен Даллес готов был зайти максимально далеко.

Василий Лановой в роли Карла Вольфа. «Семнадцать мгновений весны», 1973 год.
Василий Лановой в роли Карла Вольфа. «Семнадцать мгновений весны», 1973 год. Фото: Кадр из фильма

Два срока и бутылка коньяка: как сложилась судьба Карла Вольфа?

Карл Вольф после войны был дважды судим за свои действия в должности высокопоставленного чина СС. В 1946 году он был приговорён германским судом к 4 годам трудовых лагерей.

Второй раз до Вольфа добрались в 1961 году, когда Аллен Даллес лишился поста главы ЦРУ. На сей раз переговорщика судили за содействие в массовом уничтожении евреев. В 1964 году Вольфа приговорили к 15 годам тюремного заключения. Освободили его в 1971 году по состоянию здоровья.

Умер Вольф в 1984 году в Баварии. Легенда гласит, что он видел «Семнадцать мгновений весны» и остался страшно доволен тем, как его сыграл Василий Лановой. Прототип даже передал через Юлиана Семенова бутылку элитного коньяка для «Вольфа» из кино.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых