aif.ru counter
381

В Москве возрождена разрушенная святыня — Марфо-Мариинская обитель

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. Кто ответит за 88 смертей в воздухе? 17/09/2008

10 насельниц обители, которые вынуждены были пережить прошлую зиму в строительном вагончике. «Спасибо Господу, она была мягкой», — говорит по этому поводу начальница обители Наталья Молибога. Коллектив реставраторов, буквально из руин — по дореволюционным фотографиям — за 1,5 года восстановивших внешний и внутренний облик всех зданий.

Попечительский совет в лице Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, Владимира Якунина и Юрия Лужкова, которые, несмотря на постоянную загруженность, регулярно приезжали лично на стройплощадку. И сотни простых людей, собиравших по копейке деньги на реконструкцию и выкуп исторических реликвий.

Елизавета Фёдоровна

Великая княгиня Елизавета Фёдоровна была вторым ребёнком в семье великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV. Родная сестра будущей императрицы российской Александры Фёдоровны, внучка британской королевы Виктории, она была одной из самых завидных невест мира.

Красавица, прекрасно образованная, музыкально и художественно одарённая.

Её голосу поражались даже профессиональные певцы, а глаза вышитого ею на иконе Спасителя смотрят с тканого полотна как живые. В 19 лет по большой любви, что было по тем временам редкостью, она вышла замуж за великого князя Сергея Александровича. Супруги были необыкновенно счастливы, их отношения, по отзывам современников, поражали своей нежностью и глубиной… В 1905 году московский градоначальник Сергей Александрович был приговорён эсерами к смерти.

Бомба, брошенная в карету террористом Иваном Каляевым, убила великого князя мгновенно. Княгиня своими руками собрала на носилки разбросанные взрывом куски тела мужа. Елизавета Фёдоровна просила императора Николая II о помиловании Каляева. И после похорон написала в своём дневнике: «Я оставляю блестящий мир... и восхожу в более высокий мир — мир бедных и страдающих. Я приняла это не как крест, а как дорогу, полную света». В обители святых Марфы и Марии трудами великой княгини Елизаветы Фёдоровны были созданы больница, аптека, в которой лекарства отпускались бедным бесплатно, детский приют и школа. Вне стен обители был устроен дом-больница для женщин, больных туберкулёзом. Великая княгиня лично ухаживала за больными, ассистировала при операциях.

После революции Елизавете Фёдоровне предложили уехать за границу, но она отказалась оставить Россию и обитель. В апреле 1918 г., на третий день Пасхи, её арестовали и по-тихому вывезли из Москвы. Вместе с великой княгиней в ссылку отправилась и преданная ей инокиня Варвара (Яковлева). Последние месяцы своей жизни Елизавета Фёдоровна провела в заключении в школе на окраине города Алапаевска. На следующий день после убийства царской семьи, глубокой ночью 18 июля, её вместе с другими узниками, виновными лишь в том, что они приходились родственниками Николаю II, отвезли на заброшенный железный рудник, где, избив прикладами, живыми сбросили в шахту. Последние слова Елизаветы Фёдоровны были молитвой за убивающих: «Господи, прости им, ибо не знают, что делают!»

Тела повезли на Святую землю — сначала переправили в Читу, потом в Харбин, путь занял больше года. Но по прибытии, когда открыли крышку гроба, все увидели тело матушки нетленным. Из гроба исходил дивный, чистый, ни с чем не сравнимый аромат. Её святые мощи, а также мощи инокини Варвары, которая не оставила матушку до последнего, и сейчас хранятся на Гефсиманской горе в Иерусалиме, в храме святой Марии Магдалины. Там, где и хотела быть похоронена княгиня.

Отец Митрофан

Отец Митрофан Сребрянский был духовником обители, наставником и помощником первой настоятельницы. «Поговорив с ним лишь несколько минут, видишь — это скромный, чистый, Божий человек», — писала о нём в письме к Николаю II в 1909 году Елизавета Фёдоровна. Он был рядом с княгиней с первых дней существования обители, не покинул сестёр и после ареста настоятельницы. Тогда же патриарх Тихон постриг отца и его матушку Ольгу в монашество под именами Сергий и Елисавета. А в 1926 году батюшку арестовали. 16 лет провёл он в ГУЛАГе. Любимую матушку, не оставившую его до конца, в ссылке разбил паралич. И отец Митрофан с помощью двух сестёр Марфо-Мариинской обители заботливо ухаживал за ней. В селе, где они заканчивали дни, батюшку почитали как святого.

Заболев воспалением лёгких, он почил. Через два года при похоронах матушки тело его обнаружили нетленным. А те две сестры, что не покинули супругов-монахов в изгнании, сохранили до наших дней множество реликвий. В том числе, например, подаренный Николаем II отцу Митрофану золотой наперсный крест, украшенный рубинами. Голодали, терпели нужду и холод, но заветное хранили. Сейчас этот крест передан обители.

Обитель

Марфо-Мариинская обитель милосердия, открытая в Москве в 1909 году, не имеет аналогов в мире. Сёстры её не являются монахинями. Идея создания обители с монастырским укладом, но без пострига в монашество, привлекала тогда и, скорее всего, станет увлекательной для молодых женщин сейчас: ведь каждая из них имеет право выбора — уйти из обители в случае замужества либо принять обет послушания в её стенах.

Обитель была создана на месте выкупленной на средства Елизаветы Фёдоровны старинной усадьбы с садом и прилегавшего к ней земельного участка. Соборный храм построен архитектором Щусевым и расписан Нестеровым и Коровиным. В 1926 году обитель закрыли. В главном храме расположилась реставрационная мастерская, в доме настоятельницы — поликлиника. Например, в её приёмной, где некогда сиживали император Николай II с семьёй, был оборудован физиотерапевтический кабинет. А в больничном храме Марфы и Марии и вовсе был спортзал. Юридически помещения обители были переданы Московской патриархии в 1992-м, но фактически работы смогли начать только в 2006-м. К тому моменту деревянные здания были фактически полностью разрушены. Сегодня и церкви, и музей, открытый на месте жилища первой настоятельницы, и дом, где живут 12 девочек-воспитанниц, поражают. Всё новое, с иголочки. Но при этом в каждом уголке, в лепнине на потолке, в росписи стен дышит история. Входишь в ворота обители и как будто попадаешь в патриархальную, дореволюционную Москву.

Девочки

Чары немножко рассеиваются только в здании, где проживают воспитанницы. Там на полке детская Библия мирно соседствует с «Энциклопедией для маленьких принцесс» и «ЕГЭ по русскому языку», а на прикроватной тумбочке рядом с иконами стоит магнитофон. Девочки попадают в обитель разными путями. Например, у трёх сестричек из Калмыкии мать, инвалид I группы, просто не смогла за ними ухаживать, чьих-то родителей лишили родительских прав. На вопрос об их будущем здесь говорят просто: «Захотят — здесь останутся, нет — будут в институты поступать и замуж выходить». Елизавета Фёдоровна осталась бы довольна — установленный ею уклад чтится.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы