aif.ru counter
1564

Андрей Сидорчик: Циммерман, Николай II и закон

Джордж Циммерман. Фото: www.globallookpress.com

Общественный приговор

Ситуация такова: местному дружиннику Циммерману показался подозрительным чернокожий подросток, которого он стал преследовать, позвонив в «911». Несмотря на то, что оператор просил Циммермана не предпринимать никаких действий, тот следовал за Мартином и дальше. В конце концов, между ними произошла потасовка. Что именно происходило, мы знаем только со слов дружинника, ибо Трэйвон Мартин в потасовке был застрелен.

Циммерман утверждает, что подросток ударил его головой об асфальт (и голова  у дружинника действительно была разбита), и пытался его убить, завладев пистолетом. Обороняясь, Джордж Циммерман застрелил Трэйвона Мартина.

Правда, у Мартина не нашли никакого оружия, кроме бутылки чая и леденцов. А дружинник Циммерман раньше имел проблемы с полицией.

В общем, история неоднозначная. Но вот беда – подросток чернокожий, а дружинник – белый.

И по США прокатилась волна негодования: а, все ясно, здоровый белый мужик застрелил чернокожего паренька из расистских побуждений.

И уже не важно, что Циммерман относится к испаноязычным американцам, и мать его родом из Перу. И уже не важно, что в США чернокожие пареньки вроде Трэйвона Мартина совершает огромное количество преступлений. Общество для себя решило, кто тут прав, а кто виноват.

Топор справедливости

Проблема заключается в том, что институт судов Линча в Америке был ликвидирован к концу первой половины XX века. И теперь любой подозреваемый имеет право на судебное разбирательство.

В России к институту суда отношение примерно такое же, как институту футбольных арбитров. «Все куплено», — такой  общественный вердикт вынесен судебной системе.

Но в США уважение к суду – одна из основ государственной стабильности.

И вот этот самый уважаемый суд с участием присяжных выносит вердикт: Циммерман невиновен.

После этого на улицы американских городов вываливаются толпы граждан с лозунгом «Справедливость для Трэйвона». Гражданам категорически не нравится приговор, и даже Стиви Уандер, дай Бог ему здоровья, заявляет о бойкоте Флориды, где действуют «неправильные» законы.

Недовольные говорят: коллегия присяжных состояла из шести женщин, пять из которых белые, а одна латиноамериканка, это неправильно!

А как правильно? Чтобы Циммермана судили шесть обитателей Гарлема? Справедливо ли, если российского военного судит суд присяжных, состоящий исключительно из жителей Чечни, при том, что в этой республике сегодня русского населения днем с огнем не найдешь?

Закон – это не старик Хоттабыч, выполняющий желания. Он лишь задает определенные параметры, на основании которых можно решить, является ли человек преступником или добропорядочным гражданином.

На основании законов штата Флорида Джордж Циммерман признан невиновным. То, что началось дальше – это, по сути своей, и есть беззаконие. Законопослушные граждане Америки требуют расправы над человеком, который им не нравится. И это очень скользкая стезя.

Одно дело, когда речь идет о том, что суд и полиция не соблюдают законы. И совсем иное, когда закон соблюден, но это не нравится гражданам.

Не нравится закон – есть процедура его изменения, которую можно запустить, если этого очень захотеть. Правда, к конкретному случаю, возмутившему общественность, это отношения иметь не будет, ибо закон обратной силы не имеет.

Но там, где общество начинает законы игнорировать, начинается хаос и вакханалия.

Царская доля

17 июля 1918 года в доме Ипатьева в Екатеринбурге была расстреляна семья последнего русского императора Николая II. Сегодня царственные особы считаются мучениками, в память о них проводятся крестные ходы, о них пишутся душещипательные книги, снимаются фильмы…

Вот только есть один интересный момент – в 1918 году в России расстрел семьи Николая II мало кого взволновал. Понятное дело, что белые активно использовали этот факт в пропаганде против красных, но, по большому счету, и тем, и другим, на Романовых было глубоко наплевать.

Более того – императорскую семью не без оснований считали виновной в катастрофе, постигшей Россию. Это сейчас кто-то может всерьез заявлять, что большевики в 1917 году пустили под откос цветущую империю. На самом-то деле два десятилетия бездарного правления Николая II, допустившего все ошибки, которые только можно было допустить, втянувшего неподготовленную страну в Первую Мировую войну, окончательно отвратили народ от существовавшего государственного устройства.

Сейчас как-то не принято вспоминать «Кровавое воскресенье», Ленский расстрел, «столыпинские галстуки», но современники Николая II об этом очень хорошо помнили. А ведь еще был Распутин, раздражавший общество, словно Сердюков и Чубайс вместе взятые.

В итоге народ не просто возненавидел монарха, а жаждал над ним расправы.

Но каким бы ни был Николай II, он как минимум заслуживал справедливого суда. Не говоря уже о том, что его сын и дочери  были вовсе ни в чем неповинны, кроме своего происхождения.

Однако к 1918 году в России закон как таковой перестал существовать. Законом стало то, что считали правильным различные группировки, бравшие верх на том или ином участке территории.

Где-то белые расстреливали и вешали рабочих, заподозренных в большевизме, а в Екатеринбурге Уралсовет расправился с царской семьей. Еще раз подчеркну – при широкой моральной поддержке масс.

Гражданская война тем и страшна, что на ней фактически реализуется принцип решения всех вопросов «по справедливости». Только вот понимание справедливости у людей разное.

В США сейчас многие считают, что справедливость в том, чтобы Джордж Циммерман сел в тюрьму. Есть и более радикальные, мечтающие усадить его на электрический стул.

Но каждый, кто призывает к подобному решению вопросов, должен четко понимать, что, породив беззаконие, на очередном витке может сам стать его жертвой, как стал ею последний русский император.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (13)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы