aif.ru counter
671

Герман Пятов. Вести из Старицы: борьба за то, чтобы детей не отдали в детдом

В минувшую субботу, 12-го января, мы с Александром Садовниковым и Ксенией вернулись из поездки в Старицу к многодетной семье Зайцевых-Воскресенских, у которой опека отняла детей.

Смотрите предысторию >>>

Проблему с жилищными условиями решили – сняли им квартиру. Двухкомнатную. Другой не нашли. Там вообще нет объявлений о сдаче квартир. Хозяйка сдавать не хотела, а хотела продавать, но я уговорил.

Но расскажу по порядку.

Вообще, об этой ситуации с семьёй Зайцевых-Воскресенских я узнал буквально за четыре дня до поездки. Разных историй по Интернету много, даже прочитать всё сложно, а уж помочь всем… Мы с моими друзьями по одной из соцсетей обсудили тему, повозмущались, а потом переключились на какие-то другие дела.

Спустя некоторое время я всё перечитал и решил, что могу хоть как-то помочь, написав статью в «Аргументы и Факты».

И вот, когда я писал статью, пришлось углубиться в тему, пообщаться и с отцом этих изъятых из семьи детей, Алексеем Зайцевым, и с руководителем органов соцзащиты Старицкого района Соколовой Л. В., я понял, что помочь этой семье решить её проблемы ненамного сложнее, чем написать статью.

Конечно же, помочь этой семье будет несложно лишь в том случае, если чиновники Старицкого района не «списали» уже этих детей в детдом и не подсчитывают в уме, какое бюджетное финансирование получит район на четырёх новых сирот.

Сразу хочу сказать: квартира для семьи снята, снята официально – есть договор между отцом (Алексеем Зайцевым) и хозяйкой квартиры, то есть те основания, по которым дети были изъяты органами опеки из семьи, в настоящее время ликвидированы, и я предложил замглавы администрации вернуть детей родителям до суда.

В этой связи имею заявить: я не поверю в добрую волю органов опеки и администрации Старицкого района до тех пор, пока дети не будут возвращены родителям. Честно говоря, даже если вернут, не поверю я в их добрую волю – потому что они наблюдают эту семью давно, знают о материальных и жилищных проблемах не первый год, но пальцем о палец не ударили, чтобы им помочь.

То же самое можно сказать о многочисленных «благотворителях» и «общественниках», которые, как мухи, слетелись на скандал, но никакой конкретной помощи семье не оказали – хотя тоже узнали о проблемах не вчера.

Вообще, для нашей страны это очень характерно – разрыв между теорией и практикой. Посмотрите в Интернете – какие страсти бурлят, сколько там «деятелей», которые денно и нощно меняют нашу с вами жизнь к лучшему, рвутся-рвутся, но всё никак не дорвутся обустроить Россию, помочь всем сиротам, инвалидам и бездомным собачкам. Миллионы лайков, перепостов и комментариев. А воз и ныне там.

Чего греха таить – я и сам был в молодости склонен к теоретизированию. Хорошее образование даёт для этого неплохую базу. Но когда начал работать в хирургии, сразу столкнулся с реалиями.

С тех пор, наблюдая какую-то проблему, стараюсь сразу задать себе вопрос: какие конкретно действия нужно совершить, чтобы её решить.

Собственно, так происходило и в этот раз – когда я сел писать статью по факту отъёма детей у семьи Зайцевых-Вознесенских, я стал обдумывать, как им можно помочь.

Ситуация их мне была понятна уже из «Акта обследования жилищно-бытовых условий проживания семьи», составленного органами опеки Старицкого района.

Вот тут, в «Аргументах и фактах», да и не только тут, некоторые люди в комментариях злобствуют в адрес родителей, а особенно матери, что, мол, «если факты, указанные в акте обследования, соответствуют действительности, то уже после первого ребёнка надо было эту мать лишить материнства».

Я неплохо знаком с настроениями в нашем обществе и знаю: такая точка зрения, увы, не единична. Но авторам таких мнений могу возразить: вы просто не знаете своей страны, не знаете, как живёт наш народ. Или, может быть, это не ваша страна и не ваш народ?

Но я вам всё равно расскажу.

ВОТ, ЧТО МНЕ СТАЛО ПОНЯТНО ИЗ ЭТОГО «АКТА ОБСЛЕДОВАНИЯ ЖИЛИЩНО-БЫТОВЫХ УСЛОВИЙ»

Во-первых, что этой многодетной семье негде было жить. Очевидно, что то жильё, в котором родители были прописаны ранее, ни по метражу, ни по удобствам не позволяло решить жилищную проблему. Вот почему они поселились в этом деревенском доме. В «Акте» это отражено, как «семья проживает в неблагоустроенном деревянном доме, без регистрации. Документов, подтверждающих право проживания в доме, у Воскресенской нет». Чиновники подают это как «самозахват» дома. На самом деле дом им предоставил колхоз, в котором работал отец семейства, Алексей Зайцев. У колхоза на этот дом каких-то нормальных правоустанавливающих документов нет (да вы в любую деревню поезжайте – вы на половину домой не найдёте правоустанавливающие документы). По этой причине прописать семью Зайцевых-Воскресенских в этот дом не могли.

Во-вторых, в «Акте» сказано: «Во всех помещениях антисанитария, в углах груды грязного белья, в доме неприятный запах». Попробуйте поддерживать чистоту и порядок в деревенском доме, где нет горячей воды, туалет на улице, вода в колодце. Да, можно держать даже такой дом в чистоте, если у вас нет четырёх детей, и это не зима.

Попробуйте организовать стирку – в мороз и с четырьмя детьми, когда муж на заработках в 130 км от дома.

В-третьих, из «Акта»: «В ноябре 2012 года Отделением надзорной деятельности главного управления МЧС России по городу Старица и Старицкому району была проведена проверка, где был выявлен ряд нарушений правил пожарной безопасности (неисправность печи)». После моей поездки туда выяснилось, что проверка была и, по словам местных жителей, «запретили топить печи очень многим». Я понимаю, проблемы с печкой – дело серьёзное, можте привести и к пожару, и к попаданию угарного газа в помещение.

Я неплохо знаком с логикой чиновников и тем, как они работают. Их главная задача – «обложиться» и «проложиться» бумагами. Они её выполнили – пожарные и опека составили свои акты и всё. То, что семья многодетная, малоимущая и сама эти проблемы решить просто не в состоянии, никого не волновало. У российских чиновников просто атрофируются те участки мозга, которые отвечают за помощь людям.

Ещё раз повторю: всё это я понял ещё до поездки в Старицу – и то, какие проблемы у этой семьи, и то, что чиновники им не помогут и просто лишат родителей родительских прав, а детей отдадут в детский дом. И понял, что разрешить эту ситуацию можно просто – нужно решить проблему с жильём. И вовсе не обязательно покупать им дом или квартиру – достаточно снять жильё хотя бы на время. Это позволит воссоединить семью и не травмировать психику детей, особенно тех, которых вообще изолировали от родителей: (из «Акта») «Принято решение: 1. Изъять детей из семьи. Павла и Владислава определить в ГКУ „Социально-реабилитационный центра для несовершеннолетних Старицкого района“».

Забегая вперёд: Павел до сих пор там, отдельно от остальных, а у трёхлетнего Владислава, после того как его отняли от мамы, начались приступы удушья, и «добрые» чиновники вынуждены были поместить его в больницу вместе с матерью и двумя младшими детьми.

Если разрешить ситуацию с изъятием из семьи, то можно далее в более спокойном режиме решать проблему с жильём на постоянной основе. Что делать и как – я знаю, но это, как в хирургии – нельзя тяжёлого экстренного хирургического больного пытаться сразу лечить от всех болезней, он может не вынести «тяжести лечения». Сначала ликвидируют угрозу жизни, т. е. оказывается экстренная помощь, а уже потом, когда состояние стабилизируется, оперируют в полном объёме.

В нашем случае быстрым решением было помещение всей семьи в полном составе в наш (команды Murzik.Ru) реабилитационный центр. Это был бы самый простой вариант, но сложность была в том, что чиновникам нужно не просто, чтобы семья оказалась в нормальных условиях, им нужны бумаги. В данном случае – такой же «Акт обследования жилищно-бытовых условий проживания семьи» и договор, на основании которого семья там будет проживать. С договором проблем нет – он составляется со мной, как с руководителем организации, которой принадлежит центр, а вот «Акт обследования» должны составлять местные органы опеки – по запросу от органов опеки Старицкого района. Сколько времени будет идти запрос, как быстро на него отреагируют наши органы опеки и как быстро дойдёт их ответ обратно – можно только догадываться. И всё бы ничего, но тут выяснилось, что суд назначен уже на 18-е января.

По телефону руководитель территориального отдела социальной защиты населения Старицкого района Тверской области Соколова Людмила Владимировна меня уверила, что если я помещу семью Зайцевых-Воскресенских в наш реабилитационный центр, предоставив все необходимые документы (договор с родителями изъятых из семьи детей), а также акт обследования помещения местными (московскими) органами опеки, то всё можно решить без судебного разбирательства.

Чиновница только умолчала, что в суд на лишение родительских прав органы опеки Старицкого района подали ещё 27 декабря, а заседание состоится уже 18-го января. Быстро они, не правда ли? Вот так бы быстро они о детях заботились!

Слава Богу, что среди добровольцев команды Murzik.Ru есть такой человек, как Щёкин Денис Михайлович, доцент юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. И я ему, на всякий случай, написал.

Денис тут же откликнулся и подключил своих коллег.

И в пятницу, 11 января, с утра они дружно взялись за дело.

Юристы обзвонили все возможные инстанции, выяснили, что дело передано в суд, заседание состоится 18-го января 2013 года, в 10 часов утра, информация по делам засекречена.

Проблема была в том, что до этого заседания осталось по факту 4 (четыре!) рабочих дня, и успеть найти жильё, и не просто найти, но и получить на него одобрение органов опеки – было крайне трудно. Оптимальным решением было найти жильё на месте, в Старице, чтобы местные же органы опеки признали его подходящим для проживания семьи и сняли свои претензии. Но по Интернету выяснилось, что предложений по аренде нет – только по купле-продаже. Нет там рынка найма жилья и всё.

Тем не менее я решил туда поехать, чтобы пообщаться с семьёй вживую, и в надежде, что получится найти жильё на месте.

В субботу, 12 января, в 10:30 утра мы были уже в Старице. Встречу назначили в больнице, куда Алексей заехал проведать жену и детей.

Поместили детей в больницу не потому, что они больные, а просто так всегда делается, когда детей изымают из семьи – во-первых, просто без решения суда их поместить в детский дом нельзя, во-вторых, детей до помещения в приют или детский дом нужно обследовать на предмет заболеваний. Поскольку дети младше 3-х лет, то госпитализируют их с матерью. Были бы они старше 3-х лет – всех бы отправили в реабилитационный центр для несовершеннолетних, как старшего сына – Павла.

В больнице я пообщался с обоими родителями, объяснил им, что и как предполагаю сделать, посмотрел на детей. Впечатление от общения с родителями: родители не похожи на алкоголиков, просто замученные материальными проблемами и стрессами от чиновничьих издевательств люди.

Алексей прикупил местную газету с объявлениями. Я долго её изучал – во всей газете только одно объявление о сдаче квартиры. Позвонил, но хозяйка сказала, что квартира нуждается в ремонте и что она её будет ремонтировать и продавать. Пошли искать ещё одну местную газету. Нашли. Там тоже одно объявление о сдаче в аренду. Выяснилось, что объявление то же самое. На столбах и досках объявлений полно, но по недвижимости почти ничего. Стало ясно, что рынка аренды жилья в Старице практически нет. Ситуация тупиковая, а время поджимает.

Тут я вспомнил, что Алексей по специальности – штукатур-маляр. Опять позвонил квартирной хозяйке и сказал, что он сможет заняться ремонтом, пока будет там жить. Через 20 минут мы ехали смотреть квартиру. Ещё через час был подписан договор и внесена предоплата.

Как только решили с квартирой, я поговорил по телефону с заместителем главы администрации Старицкого района, Галиной Алексеевной Комаровой. Предложил ей, чтобы они вернули детей прямо в тот же день и семья могла в полном составе заселиться в квартиру.

Квартира нормальная, со всеми удобствами, с мебелью, с автономным отоплением – там очень тепло. Не хоромы, конечно, но жить можно вполне.

Замглавы администрации отказала. Сказала, что всё в понедельник и что «с мамой (Ириной Воскресенской) хочет встретиться глава администрации, чтобы ей помочь». Я вот не понимаю: а) раньше нельзя было помочь? б) если семья с детьми въедет в снятую для них нами квартиру, им помочь уже будет нельзя?

Кстати, в этой телефонной беседе от замглавы администрации я узнал, что «семью они наблюдали в течение пяти лет». И за эти пять лет ничего не было сделано, чтобы помочь этой семье. Выводы делайте сами.

Если хотите посмотреть в лицо этой «заботливой» даме или задать ей вопрос – можете это сделать.

После разговора с чиновницей мы заехали в больницу, оставили с детьми Алексея, а Ирину свозили, показали квартиру. Ей там понравилось, сказала, что намного лучше, чем в деревне.

В деревне не было горячей воды, ванной комнаты, и туалет был на улице. Матери с четырьмя детьми в самый раз – вырабатывать твёрдость характера.

Потом мы поехали к старшему сыну Воскресенских-Зайцевых Паше. Ему 5 лет. Органы опеки его отделили от семьи, поместили в реабилитационный центр. Отец его навещает, а мать с тремя детьми живёт в больнице, и с мамой Паша не видится.

Мальчик выглядит очень грустным и запуганным.

Получили у родителей заявления на представление их интересов в суде нашим адвокатом. Но я надеюсь, что местная администрация проявит хоть чуточку здравого смысла и детей отдадут родителям в понедельник, 14-го января, не дожидаясь суда.

Во всём происходящем, кроме всего прочего, была одна странность. Алексею постоянно названивают какие-то люди, и он им докладывает, что он делает, куда едет. После одного из таких звонков он мне передаёт трубку – со мной хотят пообщаться. Несколько удивляюсь, беру. Это Владимир (Акимкин Владимир Александрович, председатель ТГОО «За жизнь и защиту семейных ценностей»), один из «общественников», которые «помогают» семье Зайцевых-Воскресенеских. Чем они помогают – не очень понятно, потому что до суда осталось четыре дня, а НИКАКИХ ШАГОВ И ДЕЙСТВИЙ, НАПРАВЛЕННЫХ НА УЛУЧШЕНИЕ СИТУАЦИИ, НЕ СДЕЛАНО.

Акимкин начинает меня допрашивать, пришлём мы на суд своего адвоката или нет? Хотя ещё до подписания заявлений на представление интересов семьи в суде нашим адвокатом Алексей консультировался с этим Владимиром. То есть тот уже в курсе того, что бумаги подписаны и мы будем этим заниматься, но настойчиво требует от меня каких-то «отчётов». Я этого человека вообще не знаю, кто он, чем занимается, да и нет мне нужды в этом – со всеми знакомиться. Тем более отчитываться перед незнакомыми людьми – с какой стати? А стиль общения у них – как у братков эпохи бурных 90-х. Говорю ему:

– А с какой стати я вообще должен вам отвечать?

Он мне:

– Это мы подняли шумиху, мы!

– Ну и что? – спрашиваю. – Что с того?

– Давайте координировать свои действия, – предлагает он.

– А какие действия вы совершили, чтобы мы с вами что-то координировали? Сняли этой семье квартиру? Адвоката наняли?

– Мы бы сняли и адвоката бы нашли! – отвечает Акимкин.

– Так что ж не сняли, если вы в курсе ситуации с самого её начала – с 21 го декабря? До суда осталось 4 рабочих дня и всё, у них детей отнимут уже окончательно, по решению суда лишат родительских прав! Сняли бы квартиру – и дети были бы уже в семье, и кричать было бы не о чем.

Тут он начинает возмущаться моей несговорчивостью и тем, что я не хочу «сотрудничать». «А в чём сотрудничать? – спрашиваю. – Вот мы, как узнали – на второй день приехали, решили вопрос с жильём и с юридическим сопровождением, а вы что?»

И тут он выдаёт совершенно гениальный ответ:

– НУ, КАК ЖЕ! МЫ СМИ ПРИВЛЕКАЕМ, ИНТЕРВЬЮ ДАЁМ!

После этого я не выдерживаю и нажимаю «отбой».

Задаю Алексею вопрос: «Чем конкретно за всё это время помогли вам эти люди?»

Тишина.

Понятное дело. Сама по себе шумиха в Интернете ничего не изменит. Результат будет тогда, когда цепочка тысяч перепостов прервётся человеком, который сделает конкретные шаги. И эти конкретные шаги намного проще было сделать «общественникам» в Старице и Твери, потому что им банально ближе. От Твери до Старицы – 80 км, а от Москвы – 280! И каких-то больших денег для этого не нужно.

Но на этом звонке дело не кончилось, неет!

Спустя некоторое время опять звонок на телефон Алексея, он опять просит меня взять трубку.

В трубке наглый мужской голос спрашивает: – Вы Павел?

Отвечаю: – Нет.

Он: – А кто?

Я: – А вы кто вообще?

Он: – Мне сказали, что вы тут о нашей деятельности нехорошо отзывались?

Я: – Кто вы такой, чтобы я с вами обсуждал какие-то мои высказывания?

Кладу трубку.

Через некоторое время опять звонок – Алексей просит меня «поговорить». Отказываюсь.

Дело уже было в реабилитационном центре, куда мы приехали к старшему сыну Алексея.

Спросил у него: «А эти люди, которые звонят, как на тебя вышли?» Выяснилось, что он давно их знает, он на них работает в Твери.

Опаньки! Интересное кино!

То есть что же это получается?

Он у них работает давно, они в курсе всей этой ситуации, знают, что он многодетный, и никак не помогли! Мало того, он даже не оформлен у них официально!

Кто эти люди?

Второго фигуранта устанавливать не пришлось – он сам «установился», когда мы уже закончили свои дела в Старице и ехали в Москву, позвонил на мой телефон и назвался «Иваном» из Движения «Народный Собор». Вероятно, это Капышев Иван Олегович.

И вот это вот участие мутных деятелей напрягает гораздо больше, чем даже чиновничий произвол. Потому что с чиновниками всё ясно – у них вообще такой подход. Но ДЕ ЮРЕ к чиновникам придраться трудно – они действовали в рамках закона. Формально угроза жизни и здоровью детей была? – Была. И что делать чиновнику органов опеки? Закон таков, что поместить детей в нормальные условия он может только на основании «Акта изъятия детей».

А вот действия всех этих «благотворителей» и «общественников» вызывают массу вопросов!

Ведь если они хотели действительно помочь, то всё уже можно было сделать ещё до Нового года! Детей изъяли 21 декабря. Найти жильё на месте и арендовать – за неделю было вполне реально. Если мы, приехав из Москвы, сделали это за 2 часа.

Возникает вопрос: а эти «общественники-благотворители» вообще хотели помочь или у них были какие-то другие задачи?

А вы подумайте сами: человек, который хочет помочь, будет хамить, «наезжать» и «делать предъявы» тому, кто приехал за 280 км и уже помог?

ТАК ЧЕГО ЖЕ ХОТЯТ ВСЕ ЭТИ ЛЮДИ? ПИАРА? ДЕНЕГ?

Когда верстался номер:

Сегодня, в понедельник 14-го января, отец изъятых из семьи детей, Алексей Зайцев, должен был с договором о найме квартиры прийти в органы опеки для принятия решения о возврате детей в семью. Но он там не появился. Выяснилось, что он в Москве, участвует в популярном ток-шоу.

 
Герман Пятов

Координатор команды помощи сиротам Murzik.Ru, врач, кандидат медицинских наук 

 

 

 

 

Оставить комментарий (22)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы