1864

Храм религий: казанский художник 20 лет строит церковь, объединяющую все конфессии

Фото: АИФ

73-летний архитектор и скульптор Ильдар Ханов двадцать лет назад начал строить в поселке Старое Аракчино в Казани «универсальный храм всех религий». Уже много лет мусульманин Ханов лечит в нём тела и души людей. Как утверждает он сам, стройка началась после того, как к нему во сне явился Христос.

Ни молитв, ни ладана

В нескольких метрах от Волги в посёлке Старое Аракчино возвышается здание из красного и белого кирпича, увенчанное минаретами и пестрыми куполами. От Казани до этого места можно добраться за 20 минут. В утреннем небе отчётливо вырисовываются православные кресты, мусульманские полумесяцы, символ буддизма – колесо закона и звёзды Давида. Местным жителям он известен как "Храм всех религий".

  Фото Алии Шарафутдиновой

Двери храма для посетителей открывает помощник основателя Мансур – мужчина лет 50 с глазами разного цвета. Он вроде администратора в храме: отвечает на телефонные звонки, встречает пришедших, раздаёт поручения строителям.

«Ильдар-абый (старший брат на татарском – прим. автора) ещё не проснулся, подождите его в мастерской», – обращается он к нам.

Сам хозяин храма – Ильдар Ханов – спускается к гостям только через пару часов. У него тихий, вкрадчивый голос, насмешливый взгляд и необычное для 73-летнего мужчины атлетическое телосложение. Видно, что он привык к гостям: мастер одет в домашнюю красную футболку с надписью «Россия», на голове белый калапуш (восточный мужской головной убор – прим. автора). 

Фото Алии Шарафутдиновой

Ханов родился на том самом месте, где строится его храм, в 1940 году в семье грузчика Мансавей и домохозяйки Эсма (по-русски все её звали Маруся – прим. автора). В 1960-е годы окончил Казанское художественное училище и Московский художественный институт им. Сурикова, затем работал в Татарстане. В начале 80-х  Ханов, с огромным трудом прорвавшись сквозь «железный занавес», уехал в Тибет. Спустя несколько лет он вернулся в отеческий дом в Старое Аракчино и начал строить на садовом участке странное сооружение.

«Однажды ночью мне явился Христос и сказал: „Ты встанешь на рассвете, возьмёшь в сарае лопату и начнёшь строить Вселенский храм“», – вспоминает художник. 

Фото Алии Шарафутдиновой

Рисует ночью и медитирует на заре

Рабочий день Ханова длится около двадцати часов. Он трудится семь дней в неделю без выходных, мало ест и спит,  но с утра выглядит бодрее молодого парня. Считает себя мусульманином, читает намаз и индийские веды, Бога называет «Господь». Просыпается Ильдар не позже десяти утра. Первые полчаса уходят на физические упражнения: художник выполняет растяжки, сидит в позе лотоса, стоит на голове, боксирует с самодельной грушей, а затем медитирует. 

Фото Алии Шарафутдиновой
 
Раньше Ханов уделял физическим упражнениям пять часов в день, бегал по 30–40 километров на лыжах, плавал, а в 50-х даже был чемпионом Казани по боксу, но теперь бережёт силы и время для строительства храма и лечения людей. 

Фото Алии Шарафутдиновой

 Профильного медицинского образования у Ханова нет, но каждый день с 12:00 до 20:00–22:00 он принимает в храме около 200 посетителей. Ильдар считает: болезни делятся на «приобретённые» и «от кармы» – и утверждает, что практически вся наша страна находится в депрессивном состоянии. «Мы 70 лет строили коммунизм, все жили с надеждой на будущее. Молодёжь сейчас брошена, рабочие профессии считаются унизительными, а примером является тот, кто больше ворует», – с возмущением рассказывает художник.

Фото Алии Шарафутдиновой

Место не культа, а культуры

Художник поднимается в мастерскую (или «Зал Будды» – прим. автора), где накануне допоздна работал над своей картиной «Сотворение мира». В готовом виде полотно будет семь метров в высоту и 300 метров в ширину. «Я хочу здесь воплотить сегодняшнее и завтрашнее человечество, уйти на миллионы лет вперёд и при помощи живописи направить людей к духовному пути», – объясняет он. 

Фото Алии Шарафутдиновой

Ильдар подчёркивает, что стремится объединить не религии, а людей, дать им место для встреч и общения – создать место не культа, а культуры. Кстати, в этом он видит и главную роль президентов: «они должны объединять людей, а не заниматься экономическими проблемами». 

  Фото Алии Шарафутдиновой

Каждый день Ильдар обходит свои владения, приветствует волонтёров, которые работают здесь от зари до зари, раздаёт им задания. «Строим всем миром, – говорит Ханов. – Один жертвовал деньги, другой привозил стройматериалы, третий аппаратуру для помощи больным». 

 Фото Алии Шарафутдиновой

Строители не получают денег за свою работу. Это добровольцы, которых Ханов, как они уверяют, вылечил от алкозависимости или наркомании. Кто-то пришёл, потому что было некуда больше идти. Скорее всего, Ильдар излечивает их добрым словом и трудовой терапией, даёт им кров и пропитание. Сам Ханов живёт в избе родителей, которая осталась под храмом.

«Если человек разрушит фундамент родительского дома, исчезнет и он сам, дочка, – говорит он мне, идя через лабиринты коридоров в «Зал христианства». – Помни это». 

Фото Алии Шарафутдиновой

На протяжении последних 20 лет здесь идёт вечная стройка: законченные помещения служат складами для строительных материалов, из которых потом будут построены новые. Художник считает, что пока воплотил только 3 % от задуманного проекта здания. Закончены три части храма: православная, мусульманская и буддистская. «Центральный византийский купол окружён башенками, всего их должно быть 16 – по одной на каждую религию: иудаизм, индуизм, буддизм, ислам, христианство, религии Китая и Японии, язычество, – поясняет зодчий. Здание строят из блоков, кирпичей и белого мрамора».  

Фото Алии Шарафутдиновой

Здание площадью несколько сотен квадратных метров изобилует архитектурными элементами: купола, минареты, башни. Общего чертежа храма не существует, поскольку автор «следует своему вдохновению». Замысловатая сеть ходов, арок, крутых лестниц, анфилад, затейливые флюгеры, скульптуры, фрески и витражи в индийском, китайском и японском стиле – всё создано руками Ханова. 

Фото Алии Шарафутдиновой

Здесь не будут проводиться службы

Самый большой купол храма – жёлто-зелёный – венчает языческое Солнце – символ жизни. Ильдар спроектировал его таким образом, чтобы он вращался, поскольку задумал сделать в нём обсерваторию. Помочь в приобретении телескопа пообещал генерал бундесвера (вооружённые силы ФРГ – прим. автора) господин Рихштейн, приезжавший к Ханову. По задумке художника, в храме будет школа йоги, ушу и других единоборств, а вечером – концерты органной музыки. Уже сейчас одновременно с католическим храмом строится помещения для инструмента.

Фото Алии Шарафутдиновой

«Здесь не будут проводиться службы. Я хочу организовать тут детскую художественную школу, детский дом, центр по работе с наркоманами. У нас уже работает театр и выставочный зал, в котором мы сейчас представили работы разных художников», – рассказывает о своих масштабных планах  Ханов. 

Фото Алии Шарафутдиновой

Мечтам художника нет предела: он хочет, чтобы возле храма была детская железная дорога, конно-спортивный лагерь с ипподромом (сорок подаренных Ильдару лошадей уже ждут переселения в новые конюшни), яхт-клуб для детей и подростков на берегу Волги, домашний театр, где все желающие смогут пройти актёрские пробы. В храме уже работают школа рисования и компьютерный зал, есть библиотека и два концертных пианино. «Когда я читаю те или иные священные книги, мне кажется, что у всех один источник, потому что бог один. Я верю, что Вселенский храм станет восьмым чудом света и цитаделью в Татарстане», – с улыбкой говорит Ханов.

Смотрите также:

Оставить комментарий (11)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество