aif.ru counter
21.08.2012 11:16
396

«Крестов запугал мою дочь своей мифической властью»

Фото: АИФ

Белая кирпичная высотка на Молодежной в Химках, много зелени, большой тихий двор с качелями и турниками, мокрыми после ночного ливня. На стене одного из овощехранилищ привычные «дворовые» надписи: «Юля тупая», «Петя+Катя=Любовь», «кто дотронется, тот помрет», и кусок размякшей от дождя бумаги на скотче – остатки объявления. «Внимание! Есть информация, что в Куркино, недалеко от нас, на детской площадке неизвестный мужчина подходил к детям и уговаривал их пойти с собой, утверждая, что в гаражах есть комната смеха. Родители, поговорите со своими детьми и будьте бдительны».

Где-то на верхних этажах одновременно начинают лаять собака и кричать ребенок. Из подъезда выходит Юлия – мать девочки, которая стала жертвой фрик-певца Игоря Кондратьева, также известного под псевдонимом Константин Крестов. Женщина одета в темную шерстяную кофту и джинсы, у нее светлые волосы и усталые глаза.

«Я бы не хотела, чтобы кто-то видел нашу обстановку дома», — тихо говорит она. Мы остаемся беседовать во дворе.

Вечером 6 мая 2010 года шестнадцатилетняя дочь Юлии вышла из дома на улице Молодежной и направилась в сторону автобусной остановки, чтобы добраться до метро «Планерная», у которого ее ждал молодой человек. На дороге рядом с девочкой притормозил серебристый джип, и из его окна выпрыгнул пекинес. Задняя дверь автомобиля открылась, из нее высунулся неизвестный мужчина и попросил девочку подать собаку. Она протянула пса на руках в открытую дверь, после чего незнакомец выбил животное из ее рук и затащил внутрь салона.  

«Два года назад здесь было потише: не было такого интенсивного движения, — рассказывает Юлия, показывая дорогу, у которой все произошло. — Улица, по которой шла моя дочь (назовем ее, условно, Лена), была безлюдным переулком. Не было столько машин, да и людей, в общем-то. Шесть часов вечера, май, солнце. Дочь была в черных брюках, свитере и кожаной куртке. Не нарядная, не вызывающая. Она совсем чуть-чуть не дошла до остановки «Дружба». 

«Первая эмоциональная реакция была одна: убить подонка»

Машина, в которую затащили Лену, заехала в пустой переулок. Здесь мужчина вытащил девушку из салона, пересадил на переднее сидение, и ушел. За рулем все это время сидел Игорь Кондратьев, который повез Лену дальше, в сторону микрорайона Фирсановка, где у него был загородный дом.

«Лена говорила потом, что он был очень агрессивным, — вспоминает мать девушки. — Психологически сильно на нее давил, говорил, что он вхож в Думу, мол, только пикни, тварь, угрожал, тряс какими-то визитками. Она впала в ступор, сидела и боялась шелохнуться».

Молодой человек, так и не дождавшись Лену у метро, начал ей звонить и писать смс. Девушка отвечала сдавленно, в голосе были слышны слезы. На вопрос «Ты в беде?», она написала «Да». Сотовый телефон долгое время находился у нее в руках: она спрятала его за спиной и тайком набирала короткие сообщения родным. «Она писала ужасные смс: спасите меня, я его боюсь, — говорит Юлия. — Увидев, что у нее звонит мобильный, он рассудил, что сейчас поднимется паника, поэтому велел ей говорить нам, что она стоит в пробке».

Наводящими вопросами родители выяснили, что дочь похитил неизвестный мужчина, и куда-то везет на серебристом джипе. Отец Лены выехал с работы на ближайший пост ДПС, и сразу же написал заявление.

«Он было в ярости. Позже даже закурил «на психе». У меня тоже была жуткая психотравма. Я выкинула все вещи, в которых была одета в тот день. Первая эмоциональная реакция была одна: убить подонка. Потом уже муж сосредоточился на том, чтобы нас поддерживать, развлекать, радовать. Бросил все силы, чтобы почаще увозить нас из страны, подальше от этого кошмара».

Кондратьев-Крестов довез девушку до своего дома в Фирсановке, по дороге успев, как утверждает следствие, совершить действия сексуального характера. По словам матери Лены, в какой-то момент преступник понял, что девушку активно ищут, и решил с ней далее не связываться: посадил обратно в машину, довез до торгового центра и напоследок пригрозил, что если она кому-то расскажет о случившемся, ее семье не жить.

«Она сразу же позвонила мне и сказала: мама, он меня отпустил. В отделении милиции, куда мы поехали сразу же, Лена молча смотрела в одну точку и плакала. Я вывела ее из участка на улицу, обняла и стала шептать на ухо: ну, расскажи, расскажи мне, что произошло. Она боялась. Кондратьев запугал ее своей мифической властью, связями. То ли он бандит, то ли депутат. Она боялась не столько за себя, сколько за семью».

Герой телеэкрана

Родители Лены написали заявление в милицию. На следующий день их вместе с дочерью вызвали на опознание: оказалось, что накануне подозреваемый Кондратьев приставал еще к двум девушкам, одну из которых изнасиловал, сработав, при этом, по той же самой схеме. «В милиции решили, что он серийный, и, значит, где-то есть еще жертвы. Они сняли сюжет о его задержании и пустили по телевидению. В соцсетях началось обсуждение, и кто-то из интернет-пользователей в комментариях написал: Бог мой, да это же фрик-певец Крестов, который участвовал в SHIT-параде на MTV в начале 2000-х! Помните, у него была песня «Обращение к небу»? И вот тут началась котовасия».

 

Следствие длилось два года, и все это время, по словам Юлии, Кондратьев-Крестов, как мог, его затягивал: притворялся сумасшедшим, обмазывался калом, лежал в психиатрической клинике, бился головой об стены в зале суда, уверял, что он святой человек, служащий Богу и помогающий церкви. 

В телесюжете о задержании фрик-певца сам «герой» плачет и говорит, что с девушками у него было «взаимное общение, и не более того». Просит, чтобы его по совести наказал Господь, ведь он (Кондратьев) «работает в монастырях, и многие батюшки его знают».

Спустя какое-то время после произошедшего на связь с семьей пострадавшей Лены с предложениями компенсаций стали выходить родственники Крестова. «Предлагали разные суммы, все проверяли, можно ли с нами сторговаться? Подкарауливали нас возле дома, звонили мужу на работу. Его родственники прямым текстом нам говорили: мы вам даем деньги, вы забираете заявление и пишите, что девочка все придумала. Предлагали двухкомнатную квартиру. Может, они думают, что мы своих детей растим для них, для их услады и удовольствий? Наверное, они были в шоке от того, что мы не берем денег».

Другие жертвы Крестова, по словам Юлии, очевидно, все же соглашались на материальные компенсации, поскольку, в конечном итоге, сходились на примирении сторон и утверждали, что претензий к певцу не имеют.

Первые месяцы после случившегося Лена переживала очень тяжело. У девушки была бессонница, она подолгу не могла уснуть. А когда засыпала, во сне видела одну и ту же картину: за ней кто-то гонится, она бежит, но никак не может убежать. «Она эмоциональная и дружелюбная, очень остро реагирует на несправедливость. Кто-то без очереди прошел, а она может даже расплакаться от этого. И при этом — стоик и боец по натуре. Учится в колледже, пишет стихи и песни, мечтает стать журналистом. Но она боится Крестова. Боится, что он выйдет, и будет мстить. Боится, что 7 сентября он придет к нашему подъезду. Крестов не раз говорил: я с тобой разберусь. И сейчас он выйдет и разберется. Кто нам поможет»?

Семья до последнего надеялась на правосудие. Приговором Химкинского городского суда от 10.08.2012 подсудимый был признан виновным по части 1 статьи 131 УК РФ (изнасилование) и части 1 статьи 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера). Путем частичного сложения наказаний по двум эпизодам ему назначено два года и четыре месяца колонии общего режима. Впрочем, и этот срок Кондратьев не получил, поскольку время содержания под стражей до судебного разбирательства зачли в качестве срока отбывания наказания. В СИЗО московский авангардный поэт, маг-алхимик и первооткрыватель радикального постмодернистского направления в поп-музыке, как он сам себя называет, провел всего месяц. Если приговор Химкинского суда вступит в силу, то Крестов выйдет на свободу уже 7 сентября.

«На каждой встрече Крестов говорил моей дочери: тебе еще за это воздастся, я насылаю на тебя проклятье, родители воспитали тебя проституткой. И только на последнем суде он сказал, что полностью признает свою вину. Изначально он привлекался по части 3 статьи 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетних). Санкции этой статьи предусматривают до 15 лет лишения свободы.

В тот момент, когда дело передавалось в суд, эта статья загадочным образом была изменена на часть 1 статьи 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера), хотя Лене было 16 лет! Это было просто «исключено» из дела. Но и санкции этой статьи предусматривают до шести лет лишения свободы. Мы жаловались, выступали с ходатайством в суде, обращали внимание на факт судебной фальсификации. Полный игнор. Следствие велось два года, за это время поменялось четыре следователя. Причин мы не знаем, и концов не найдешь. На каком этапе пропадали улики?»

Юлия сидит на мокрых качелях во дворе своего дома и смотрит куда-то сквозь меня. С железных поручней стекают капли вчерашнего дождя.

«Два года я надеялась на правосудие. А потом поняла, что до этой истории просто жила на облаке. Наверное, я была наивной. Меня всегда окружали хорошие и порядочные люди, а тут мы окунулись в такой ужас.  Теперь я не надеюсь ни на что. Последний суд был 10 августа. Лена рассказывала, что Крестов сидел в клетке в зале, смотрел на нее и посмеивался. Это было отвратительно. Те слова раскаяния, которые он произнес — просто спектакль для суда. Точно такими же ухмылками нас награждали его жена и дочь».

Изнасилована каждая вторая

После суда, на котором Кондратьеву-Крестову вынесли приговор, Юлия впала в депрессию. Проплакав два дня, она решила написать о своей семейной истории в блог. «Я не популярный блогер, изредка пишу о своих увлечениях и путешествиях. Думала, что запись прочтут не больше нескольких сотен человек. А пришли тысячи. Люди в дневнике буквально возродили меня из пепла. Каждый день мне писали женщины, которые так же, как и моя дочь, пережили этот кошмар. Которые умолчали о своей истории в страхе не получить помощи и поддержки, или попросту не смогли ничего доказать в суде. В нашей стране изнасилована каждая вторая». 

В блоге, кроме самой истории, Юлия выложила несколько фотографий со своими двойняшками: кроме Лены у женщины есть еще одна дочь. «Во времена, когда мы еще были счастливы. Вернется ли это ощущение, не знаю», —подписала она снимки.

«Они у меня выросли на сериале «Друзья», и мы в до сих пор играем в такую игру: разговариваем цитатами. Можем делать это целый день, и нам никогда не надоедает. Папа у нас не особо это любит, а мы с дочками — наоборот. «Джо не делится едой» — наша любимая», — с улыбкой вспоминает Юлия.

Читатели Юлиного дневника организовали сбор подписей на портале democrator.ru, которые потом планируют рассылать в следственный комитет и прокуратуру. Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов направил обращение прокурору Московской области Александру Аникину. В своем письме он назвал приговор, вынесенный Кондратьеву-Крестову, необоснованно мягким, и заявил, что суды выносят неоправданно либеральные приговоры по уголовным делам, связанным с сексуальным насилием и сексуальной эксплуатацией детей. «Такая судебная практика противоречит общепризнанным принципам и нормам международного права, способствует рецидиву преступлений педофильного характера, формированию в общественном мнении представлений о безнаказанности педофилов и незащищенности растленных ими детей, росту правового нигилизма в обществе, провоцирует граждан к самосуду», — заявил он.

Юле стали писать люди из-за рубежа, предлагали свои помощь и поддержку. Сочувствующие были готовы забрать девочек в Европу. «Мы с женой можем приютить ваших малюток, пусть они поживут, реабилитируются», — написал мне один человек. Я рассказала об этом брату, на что он ответил: а они не хотят приютить семь прекрасных малюток, две из которых — бородатые? Я посмеялась, а потом процитировала эту шутку в письме. На что мне ответили: приезжайте все, мы будем только рады! Люди за эти дни поразили меня своей сердечностью. Пока я общалась с судьями, адвокатами, я недоумевала, в кого превратился современный человек. Сплошной цинизм, холодные пустые глаза. Профессионалы, которые ловят преступников, ничуть не лучше самих преступников. Видимо, это какая-то профессиональная деформация — настолько они циничны и жестоки».

Семья Лены подала кассационную жалобу на приговор в отношении Кондратьева-Крестова. Если решение, вынесенное судом, не удастся изменить, семья Лены уедет из России. Сама Юлия говорит, что «не готова жить в государстве, которому настолько наплевать на человека». «Лене очень тяжело, но она все в себе держит. Сейчас ей 18 лет. Она хочет возмездия. Только когда его посадят на заслуженный срок, у нее закроется этот гештальт. До этого она будет жить в состоянием пустоты и фрустрации, не находя себе места».

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество