Примерное время чтения: 6 минут
803

Ольга Коробицына: Моду в массы

Знаковые события моды-2010 говорят об одном: fashion-индустрия все больше тяготеет к массовости и доступности.

Пожалуй, главное, чем запомнится нам уходящий год -  так это сменой власти. Вслед за мэрами новую родину ищут редакторы модных журналов.

На днях стало известно, что легендарный редактор французского Vogue Карин Ройтфельд покинула свой пост. Она возглавляла журнал с 2001 года и прославилась провокационными съемками с лучшими фотографами мира, многие из которых стилизовала лично. Эта женщина – действительно большая величина в модном мире, икона стиля для парижанок, одна из 100 самых влиятельных людей мира по версии журнала Time за 2008 год. По официальной версии Карин якобы решила «сосредоточиться на семье и других проектах». При этом сама она призналась, что у нее нет определенных планов на будущее, а значит, туманные «проекты» - не что иное, как камуфляж очередного громкого увольнения.

Летом с грохотом и треском с поста главного ректора Vogue Россия убрали Алёну Долецкую. Она стояла у истоков журнала и в течение 13 лет была его душой и сердцем. Тексты великолепного качества, острый и выхолощенный стиль, нестандартные темы – уникальность всего этого стала ещё более очевидной после прихода Виктории Давыдовой, взошедшей на вершину модного Олимпа по ступенькам «Гламура» и «Татлера». Интернет-сайт нового русского Vogue взорвали комментарии с просьбами, мольбами и взываниями сменить свежепоставленного редактора. Разъярённые поклонники журнала так утомили новое руководство, что теперь на веб-ресурсе проводится ежедневная уборка: негативные комментарии выметаются. А других-то нет!

Еще раньше, в мае, с верхушки L’Officiel «ушли» Эвелину Хромченко – под предлогом того, что она слишком занята сторонними проектами. Один из них вам наверняка известен – «Модный приговор» на Первом канале. А вот остальные, похоже, не известны даже самой Хромченко. Но соль скандала, конечно, не в этом.  На завидное место поставили некую Марию Невскую, о которой неделю спустя после увольнения Хромченко скажет: «Если у издателя модного журнала есть молодая красивая жена, то неудивительно, что у него может возникнуть желание сделать ей подарок в виде красивой должности». Вот такая банальность. По иронии судьбы, пока Невская работала моделью, Хромченко снимала её для двух своих обложек – и сама же познакомила со своим теперь уже бывшим издателем.

Истории Долецкой и Хромченко в чем-то схожи: поговаривают, что Долецкой помогла уйти Карина Добротворская, в настоящем – президент Conde Nast Россия (издательского дома, владеющего Vogue), которую Алёна сама же и привела в свой – бывший – журнал. Пронзительно и подробно об этой истории написала светский хроникер Божена Рынска.

Женские склоки, капризные жёны, зависть и чужая слава, которая не даёт покоя ни днём, ни ночью, - причины увольнений разные. Но итог один – главные модные журналы становятся безликими, как и их редактора. Если раньше эти издания считались прессой не для всех, и общей у Vogue и Гламура была разве что полированная бумага, то теперь расхожее мужское мнение, что весь глянец одинаковый и тупой – уже сложно опровергать. Тексты упростились, вместе с люксовой одеждой в съемках участвуют демократичные марки, появились цены и рецепты, темы и персонажи явно стали ближе к народу. Не вдаваясь в подробности, приведу всего один пример. На январской обложке Vogue Россия красуется …Алина Кабаева – в платье Balmain, которое уже полгода(!) скачет по обложкам мировых изданий. Домашнее задание – найти 10 отличий между Vogue и Cosmopolitan. Вот такие времена, как говорит Познер.

Очевидно, издатели стремятся к увеличению тиража за счёт снижения планки. Но история пока не знает ни одного примера, когда люксовый бренд, пожертвовав своим качеством, вдруг стал мощной маркой эконом-класса…

Впрочем, к демократизации всего и вся тяготеет не только модная пресса – это глобальный тренд современности. Предсмертные конвульсии высокой моды (не путать с prêt-a-porter), обилие дешевого искусственного меха на подиумах, совместные коллекции дорогих и дешевых марок – мода становится дешевле и проще. Так, линию, созданную главой модного дома Lanvin Альбером Эльбазом для H&M, в Москве разорвали за два дня. В очереди ранним ноябрьским утром открытия магазина дожидалось немало узнаваемых лиц – могла ли наша пафосная столица вообразить такое каких-то 5 лет назад? Блоггерша Алёна Воданаева бросила в интернете клич – где угодно достаньте платье из этой коллекции, моего размера не осталось! И что же – фанатка звезды «Дома-2» привезла вожделенный заказ из Токио, где ажиотаж вокруг «Lanvin за копейки» не был таким сумасшедшим.

Высокая мода покидает нас. Как в расцвете лет покинул гений Александр МакКуин, покончив с собой 11 февраля в родном Лондоне.

Пока одни уходят, другие отмечают круглые даты. 50 лет исполнилось Джону Гальяно – Николя Саркози вручил ему Орден почётного легиона. 70 лет праздновал Роберто Кавалли, а его модный дом – 40. Последнюю дату, кстати, громко отмечали в Барвихе – вместе со 150-летием ювелирного дома Chopard. Надо сказать, что с переездом Наоми Кэмпбелл в Москву к нам все чаще стали наведываться звёзды мировой моды. Вот, например, Карл Лагерфельд премьеру снятого им календаря Pirelli устроил не где-нибудь в Париже, а в Москве. На пресс-конференции в отеле Ritz собралось не меньше сотни журналистов со всего мира – а Карл, опоздав на два часа, ответил всего лишь на один вопрос. Самой везучей оказалась журналистка из Финляндии. Такой вот оригинал.

С наступающим модным годом!

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах