Примерное время чтения: 12 минут
214

Юрий Белановский: Манежная площадь. Взгляд христианина

Самый популярный вопрос прошедшей недели: «Что это было?» — речь о протестном погроме на Манежной площади. Второй по популярности  вопрос: «Что делать, чтобы не началась межнациональная война?». Мне трудно комментировать первый из них с политической, экономической — любой другой, профессиональной точки зрения. Мое мнение вполне обывательское. Что касается второго вопроса, здесь мое мнение определяется моей верой, и потому я буду говорить как христианин и как член Церкви.

Что это было?

То, что можно увидеть в видеорепортажах и видео-свидетельствах участников — не более чем выплеск агрессии националистически настроенной не очень культурной части нашего общества; большей частью это совсем молодые люди, причем люди готовые противостоять ОМОНу.

Помню, как лет 5 назад, в метро, футбольные фанаты — молодые молодчики, врывались в вагоны и били людей, били жестоко, кастетами. Люди от ударов просто падали без сознания... Помню, как шпана первой половины 90-х, или как их называют гопники, обували и били прохожих. Они что-то говорили о своей миссии очистить улицы от поклонников западной рок-культуры. Я хочу сказать, что увиденное мной в видео-роликах в точности повторяло виденное раньше воочию, только превышало по масштабам. Именно поэтому меня удивило, как быстро беснованиям на Манежной придали статус чуть ли не народного восстания, во всяком случае — социального протеста. Очень многие  СМИ и блоггеры поддержали тех, кто «протестовал» в центре Москвы, и усмотрели в их радикальной националистической позиции народное недовольство властями и трудностями жизни.

Сказать, что «кавказцы» мирная и исключительно позитивная часть российского общества я не могу. Но и сказать, что они для меня и моей семьи угроза большая, чем футбольные фанаты или неофашисты, или даже продажные милиционеры, я тоже не могу. Трудностей у наших граждан хватает. Протест против «партии и правительства», которые дают все новые и новые поводы для недовольства, действительно растет. Чего стоят начавшиеся разговоры о 60-ти часовой рабочей неделе! Я вижу и по себе, и по опыту родных и близких, как люди устали от насилия (пусть и психологического и информационного), от бесправия, от бедности, от хамства, от потребительского отношения. Но как это связано с беснованием на Манежной?

Если это действительно протест, то против чего и зачем? Почему зло срывают на беззащитных уличных прохожих с кавказской внешностью? Почему избитые, лично невиновные в гибели болельщика «кавказцы» воспринимаются, как сигнал о том, что в стране все плохо?

Объяснить происходящее (даже для себя) я затрудняюсь. С одной стороны, россияне, во многом одурманенные телевидением, запуганные и безвольные, все же хотят быть услышанными и понятыми. Это желание столь сильно, что люди готовы «примазаться» хоть к чему, готовы что угодно выдать за свой голос. Но с другой стороны, и это очевидно, вскинутые руки у Вечного огня, вопли «Россия для русских» — это не то, что действительно беспокоит людей. Быть недовольным «кавказцами» и быть откровенным фашистом — пока в России разные вещи. Каждому из нас нужна нормальная, относительно безопасная жизнь в некоррумпированной стране, в достатке, а не осознание того, что «приезжие» больше не попадутся на моем пути в магазин. В спокойной обстановке подавляющее большинство людей сейчас понимает, что фашизм и простой  бандитизм не смогут ничего дать. Со временем, как знать, мы, к глубочайшему моему сожалению, может быть к этому и придем, но все здравые люди понимают, что в результате такого сценария - будет только хуже!

Беснование в центре Москвы не несет никакого послания, никакого намека  на что-то осмысленное. Более того, я всерьез думаю, что произошедшее — это провокация. Если она будет иметь успех, то пострадают те, кто к происходящему непричастен, как тот дворник-таджик, которого убили. В конечном итоге пострадаем мы – простые граждане. Причем пострадаем и от фанатов, и от фашистов, и от приезжих, и от ментов...

А что христиане?

Меня искренне удивило, как очень многие, в том числе атеисты ждали обращения Патриарха Кирилла. Я не ожидал, что голос Церкви так важен для общества. Слова предстоятеля Русской Церкви, сказанные по телевидению, достаточно ясны, чтобы их комментировать. Для меня было важно услышать, что, во-первых, происшедшее — не более чем масштабное хулиганство, в котором можно усмотреть провокацию, способную перейти в межнациональную рознь. И, во-вторых, были озвучены опасения, что, прежде всего, пострадают ни в чем не повинные люди. Поэтому нужно создать условия, чтобы деятельность любых радикальных групп стала невозможна.

Приведу слова Патриарха Кирилла, сказанные им в храме Христа Спасителя, но обращенные ко всем нам: «Что же будет дальше? Если народ наш не осознает, что невозможно жить по законам языческого мира, то будет все, что захочет человеческая плоть. Будет безрассудство, будут самые страшные преступления, и никакие правоохранительные органы, никакие законы не остановят людей, — человека могут остановить только совесть, только вера, только убеждения».

Я понимаю, что будущее во многом зависит от реакции властей и общества, но Церковь, со своей стороны, может и должна помочь осмыслить происходящее с христианской точки зрения. Именно Церковь может всерьез публично осудить зло и грех, объяснить свою позицию и предложить деятельный пример иной жизни, направленный на созидание понимания и мира.

В каком состоянии наше общество, думаю объяснять не надо. Как и пророчествовал философ начала века Василий Розанов, советский период Российской истории прошел, как дисгармония, как нечто разрушительное. Несмотря на развитую промышленность и науку, несмотря на бесплатное образование и медицину, известно, что Советский Союз был в числе мировых лидеров по количеству на душу населения абортов, убийств, самоубийств, изнасилований, потребления алкоголя (и табака), по количеству заключенных  и по количеству разводов. Я могу со всей ответственностью сказать, что Россия стала преемницей советского безбожного потребительского отношения к человеку. Общество стало неустойчиво к возмущениям, оно заразилось вирусом саморазрушения.

Способность человека строить нормальную, полноценную жизнь в трудных условиях вопреки воздействиям - называется «резильентность». Этим понятием часто пользуются специалисты по профилактике и реабилитации девиантного и зависимого поведения подростков. «Резильентность» проявляется, во-первых, через сопротивление разрушению и способность защищать свою целостность и, во-вторых, через способность строить полноценную жизнь в трудных условиях. Как это ни удивительно, для многих, в основе «резильентности» — лежит не что иное, как цельное мировоззрение, способность находить внутреннюю закономерность, цель и смысл жизни. Поэтому не стоит недооценивать мировоззренческие вопросы, даже если мы говорим не о человеке, а о целом народе. Я думаю, что сейчас именно христианство способно предложить единственно верное понимание человека, способное стать одной из мировоззренческих основ и поднять «резильентность» российского общества.

Самому обществу и государству трудно, почти невозможно, предложить какие-то адекватные меры по противодействию нарастающему агрессивному национализму. Можно и нужно купировать агрессию, но, думаю, она проявится снова. Можно призвать и даже потребовать от граждан толерантности, но, боюсь, они не послушают. В конечном итоге, и я это ясно понимаю, помочь может только одно — живое слово о человеке, живой пример отношения к людям, как к человекам. Прав был в свое время митрополит Сурожский Антоний — человек, долгие годы возглавлявший приходы Русской православной церкви в Европе; он говорил, что христианская Церковь должна нести в Мир веру не только в Бога, но и в человека. Прежде чем возводить человека к божественным высотам, надо помочь людям очеловечиться.

Для христиан любой человек — образ Божий, любой человек важен и дорог, будь то таджик-дворник, молдаванин-маляр, русский-инженер, еврей-скрипач. Христиане трезво смотрят на жизнь и четко осознают разницу между отношением к человеку и к тому злу, что он может творить и творит. Признавая каждого человека бесценным, более того - образом Божьим, христиане не теряют разум и готовы активно бороться со злом, противостоять злу, ограждая себя и близких. Христиане — не пацифисты, они призваны отличать добро от зла и в меру своих сил бороться с теми, кто на данный момент осознанно, по своей воле, причиняет боль и страдание другим людям, невинным и беззащитным. Это сложная тема, но мимо нее не пройти. Невозможно жить в мире, где нет нравственных и религиозных оснований для осмысления и оценки происходящего. Диалог и примирение возможны только на основании глубоких нравственных ценностей.

В уже упоминаемых программах по профилактике и реабилитации девиантного и зависимого поведения подростков есть еще одно важное понятие — «позитивное большинство». Это люди, пусть и в малом количестве, но способные дать пример доброй полноценной жизни, пример настолько яркий и сильный, что многие вокруг захотят быть с ними и учиться у них. Так вот, российское общество глубоко больно, как минимум коррупцией, достигшей в стране безумных масштабов (о ней говорит даже Президент) и насилием, пропагандируемым самой властью и все более популярным среди простого народа. Я уверен, что именно христианам пора стать «позитивным большинством» для нашей страны, пора деятельно показать обществу, что в Церкви умеют преодолевать бесчеловечное наследие советского прошлого.

Что же могут сделать христиане? Прежде всего, ученики Христовы не должны вставать на сторону тех, кто проявляет насилие, кто причиняет страдания беззащитным, какими бы благими и патриотическими идеями не объяснялись злодеяния! В уличных погромах, воплях про «русскую нацию» нет правых, все обезумели, у всех помрачен взгляд. Уверен, что именно христиане должны объяснять, что разобщенность сторон не может быть преодолена, пока все не поймут, что в центре внимания должен стоять конкретный человек, его судьба. У каждой толпы своя логика стаи. Уважение к человеку и осуждение зла должно быть выше этой логики, потому, что к этому христиан призывает сам Бог! В храмах пришедшие могут и должны увидеть, узнать, что темы национальности для христианства не существует, что Церковь поддерживает любого человека, в его благих делах, дает возможность всякому обратиться к Богу и стать братом во Христе. Православные общины — это не только русские, но и «приезжие с Кавказа», и евреи и татары. Свидетельствовать о человеке можно и напоминанием о том, что Православная церковь уже многие годы деятельно участвует в межрелигиозном диалоге, и есть серьезные и благие плоды такого доверительного общения. Православию под силу стать пространством становления и развития деятельного служения ближним без различения национальности и религии.

Призыв к милосердию и социальному служению силен не только в христианстве, но во всех традиционных религиях. Известная христианская община Франции, именуемая «Община Тэзе», имеет долгую историю и большой опыт служения ближним в разных странах мира. Братья общины убеждены, - и я полностью разделяю их точку зрения, - что возможно оставаться верным своей собственной религии и служить нуждающимся людям другой веры. Много вещей можно сделать вместе по зову своей религиозной совести. Взаимное доверие создается путем совместных дел милосердия. При этом межрелигиозная полемика теряет свою актуальность, но сама религия для каждого остается основой его жизни. Любой в свою меру может и должен служить ближним на основе своих убеждений и именно этим реализуется что-то очень важное - сама сердцевина религиозной веры.

Дмитрий Иванин, один из сотрудников Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи хорошо знаком с жизнью «Общины Тэзе». Он рассказал мне о служения бедным и инвалидам в Бангладеш, преимущественно мусульманской стране, со значительным присутствием индусского населения и небольшим процентом христиан и буддистов. Этими примерами я закончу мою заметку.

В небольшом центре для инвалидов персонал составляют мусульмане, христиане и индусы, они помогают в уходе за больными, ищут способы заработка для инвалидов или оказывать им помощь на дому. Работники центра регулярно встречаются, говорят о своей работе, делятся тем, как она влияет на них и изменяет их понимание других людей. Религиозные воззрения каждого напрямую почти никогда не обсуждается, но есть стойкое ощущение, что все, что они делают, имеет и  духовное измерение, хотя их работа скорее даже физическая.

В другом проекте, родители умственно отсталых детей-инвалидов собираются раз в месяц, чтобы  рассказать о своих трудностях  и радостях,  поделиться переживаниями и опытом. Эти встречи на протяжении многих лет проходят у братьев «Общины Тэзе». Почти все участники являются мусульманами, большинство из них живут в трущобах и буквально сражаются за жизнь. Помощники, которым они доверяют своих детей во время встреч, обычно христиане, некоторые из них принадлежат к этническим меньшинствам. Религиозная вера каждого имеет важное значение для их жизни, но одни и те же трудности  и радости делают людей ближе друг к другу.

 Юрий Белановский

заместитель руководителя Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи при Даниловом монастыре в Москве

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (54)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах