aif.ru counter
12354

Жизнь после славы. Трагические судьбы звезд

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. «АиФ» начинает борьбу за чистую Россию 16/01/2008

В Московском Доме кино сейчас проходит выставка работ столичных художников. Все сборы от неё пойдут в помощь тяжело больному Семёну Фараде. В это трудно поверить, но популярнейший актёр, чьи роли приносили казне миллионы рублей, очень нуждается в поддержке, и не только моральной. Да, в последние годы в нашу киноиндустрию снова вернулись деньги, и здоровым работающим актёрам безденежье не грозит. А уж о спортсменах и говорить нечего! Но что делать тем, чьи лучшие годы пришлись на другую эпоху? Жить после славы трудно, иногда невозможно. Почему, когда эти люди приносили медали и киносборы, они были нужны всем, а сейчас никому? Что помогает «оставаться на плаву» тем, кто смог найти себя и в новых реалиях? Об этом «АиФ» рассуждает вместе с экспертами и героями прошлых лет.

 

Падение с пьедестала

«У меня есть мечта -найти и вернуть в семью две золотые олимпийские медали отца, которые он продал в начале 90-х годов, чтобы я мог продолжить занятия спортом».

Эти слова биатлонист Николай Круглов скажет после своего триумфального выступления на Олимпиаде-2006 в Турине. Вскоре мечта воплотится в жизнь. Круг-ловское «золото» Инсбрука- 1976 выкупят за бешеные деньги на одном из аукционов…

 

Катком по надежде

Бесценные награды становятся предметом товарно-денежного оборота не от хорошей жизни. «В принципе, если предложили бы крупную сумму, я бы тоже продал свою медаль», — говорит чемпион московской Олимпиа-ды-80 в групповой шоссейной гонке Сергей Сухорученков. Спортсмену, который дважды был признан французской газетой «Экип» лучшим велогонщиком мира, деньги нужны на решение жилищной проблемы. «Дело в том, что у меня пять сыновей, подрастает внучка — места в квартире маловато, поэтому для себя квадратные метры приходится арендовать. Можете представить, какие у нас в Питере цены на съём жилья!» Квартирный вопрос и ситуация с питерским велотреком «Буревестник» -главная головная боль Сергея Николаевича. В местной детско-юношеской спортшколе Сухорученков, чтобы прокормить семью, трудился на нескольких должностях — директора, тренера и сторожа. В прошлом году знаменитый на всю страну спортивный объект, который дал дорогу в жизнь десяткам чемпионов, справлял своё 50-летие. Юбилей отмечали под какофонию асфальтоу-кладочных работ. «Просто взяли и закопали велотрек. Катком прошлись. Говорят, теперь построят какой-то модный комплекс. Вот такая забота о подрастающем поколении… А я? На жизнь не жалуюсь. Уже несколько лет получаю президентскую надбавку как олимпийский чемпион. И потом, слава богу, руки-ноги-голова на месте. В конце концов, опыт работы таксистом и банщиком я уже приобрёл».

Знаменитая байдарочница, чемпионка Европы и мира Нина Грузинцева ушла из большого спорта непобеждённой, чтобы на старости лет освоить опыт продажи мороженого. Но это только летом. Основное место работы 73-летней Нины Александровны — дворник в родной Новгородской детско-юношеской спортивной школе. В этой школе она впервые села в байдарку в возрасте 16 лет. Здесь же по окончании своей спортивной карьеры воспитывала новые олимпийские резервы — сначала в качестве завуча, а потом директора. Родина оценила и трудовой стаж, и регалии спортсменки: 5 тыс. руб. — основная пенсия, в дополнение к которой выплачивают «чемпионские»: минимальный размер пенсии с коэффициентом 1,5. В 2007 году это было целых 1900 руб. Новости о росте цен Нина Александровна воспринимает с почти олимпийским спокойствием. Привыкла. «Тем более, говорят, что с нынешнего года будут платить не 1,5, а 2,5 минималки. Да и что мне надо: семья есть, спать есть где и на кусок хлеба деньги найдутся. Многие спортсмены так и не смогли смириться с какой-то несправедливостью, потеряли себя… Вот наш байдарочник Эрик Калугин, с которым мы вместе ездили на Олимпиаду-1964 в Токио, спился… Заснул однажды пьяный на морозе и больше не проснулся».

 

Брошенные

Рекордсмена мира по прыжкам в высоту Владимира Ященко тоже погубила любовь к алкоголю. Умер он на пороге нового тысячелетия в возрасте 40 лет. Олимпийский чемпион боксёр Вячеслав Лемешев дожил до 44. Человек, присутствие которого на ринге приводило в экстаз миллионы зрителей, закончил свою трудовую деятельность в качестве рабочего на кладбище. Умер боксёр в обычной больнице от целого набора профзаболеваний.

Их просто бросили… Первый на территории СССР олимпийский чемпион по толканию ядра (1980 г.) Владимир Киселёв после аварии на Чернобыльской атомной станции серьёзно заболел, перенёс сложную операцию. «Когда стал нищим после лечения, был вынужден уехать на Чукотку работать в артели слесарем — надо было возвращать всё то, что было отдано на лечение», — рассказывает Владимир Викторович.

Больно, страшно и стыдно… Люди, которые отдали всё в копилку достижений своей страны, в один момент стали отработанным материалом, предоставленным самому себе. Кто-то сумел с успехом экспортировать свой талант на Запад, кто-то неожиданно нашёл себя в бизнесе и политике. Владислав Третьяк, Ирина Родни-на, Вячеслав Фетисов… Они — депутаты, министры, лица олимпиады и российского спорта. Но это единицы, а остальные… Впрочем, чемпионы не хотят ни жалости, ни сочувствия. Они, словно сговорившись, на вопрос: «Тяжело?» — отвечают: «Не тяжелее, чем всем».

«Жизнь надо начинать заново. Самому»

Владислав Третьяк, олимпийский чемпион, глава Федерации хоккея России:

— Представьте — человек долгие годы, отказывая себе во многом, шёл к вершине славы. На этом пути он был всем интересен, всем нужен, им дорожили тренеры, «руководство»… Но вот этот человек в силу ряда причин, как правило это возраст и травмы, перестаёт показывать результат. На сцену выводят новые молодые таланты, а бывшей «звезде» остаётся только копеечная пенсия, как правило, условно высшее образование и отсутствие гражданской профессии. Жизнь надо начинать заново. Самому. Рассчитывать на помощь со стороны государства в адаптации, увы, не приходится. Оставшись один на один с реальностью, очень просто совершить несколько первых ошибок. А потом уже без остановок. Поэтому так много «чемпионских трагедий». Хотя, я думаю, эта проблема лежит не только в области социальной незащищённости. Многое зависит и от личности человека. Ведь проще всего опустить руки и заливать «горькой» воспоминания о днях былой славы. Альтернативу можно найти.

Комментарий специалиста

Елена Райкова, психотерапевт, кандидат психологических и философских наук, член Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги:

— Человек, строящий карьеру или стремящийся к славе, к сожалению, не всегда задаёт себе вопрос: что он потеряет, когда однажды работы и успеха не станет?

Стремления всех людей в конечном счёте направлены на достижение счастья, и в том числе построение карьеры. Но важно не попасть в ловушку зависимости от желания постоянно быть на коне. Это касается и обычных трудоголиков, и тех, кто долго работает на одном месте, а потом вдруг уходит на пенсию или по какой-то причине оказывается за бортом. Это воспринимается как страшная трагедия, становится причиной кризиса.

А как мы избавляемся от проблем, давно известно: увы, это чаще всего наркотики и алкоголь. А есть и те, кто замыкается, уходит в себя. А нужно, наоборот, говорить о проблеме и решать её. Как? Важно понять, что жизнь — многогранна. И если сегодня всё не так, как тебе хочется, это не значит, что так будет всегда. Надо уметь меняться и менять свою жизнь. Не стоит бояться обратиться за профессиональной психотерапевтической помощью.

Михаил Кононов. Гордый и забытый Народный артист России Михаил Кононов, снявшийся более чем в 50 фильмах («Андрей Рублёв», «В огне брода нет», «Большая перемена», «Начальник Чукотки»), умер в июле прошлого года практически в нищете.

Поднявшийся благодаря своему таланту, работоспособности и обаянию в 80-е годы на гребень всенародной славы, «Нестор Петрович» был узнаваем и любим миллионами людей. Многие артисты и режиссёры называли его гениальным трагикомическим актёром и были уверены в благополучной карьере Кононова.

Однако с приходом «новых времён» Михаил Иванович практически перестал сниматься, утверждая, что «настоящий кинематограф, как и любое другое искусство, не может служить только золотому тельцу». Его квартира была завалена стопками сценариев, телефон разрывался от предложений. Но актёр, очень критично относившийся к халтуре и на дух не переносивший фальши, всё реже соглашался участвовать в кинопроектах.

Частенько общаясь с дядей Миней (Кононов был моим крёстным отцом и соседом по подъезду), я слышал, что «после того как сыграешь у Андрея Тарковского, соглашаться на роли в картинах, которые варганятся за месяц с целью украсть денег, значит перестать уважать себя. Как я после этого смогу смотреться в зеркало и здороваться с близкими?» Ещё непримиримее Кононов относился к приглашениям заработать, «засветившись» в рекламе.

В итоге с начала 90-х годов Кононов практически перестал сниматься, продал московскую квартиру и уехал с женой и собакой жить в деревню. Семья существовала на нищенскую пенсию, немногим более 100 долларов. Михаил с супругой питались овощами со своего огорода. Вскоре коллеги, ещё недавно хваставшие тем, что «выпивали вместе с самим Михаилом Ивановичем!» и смеявшиеся над его довольно злыми шутками, перестали вспоминать об актёре. Кононова всё чаще одолевали различные хвори, денег на необходимые лекарства не хватало. Однако гордый артист никогда ни у кого ничего не просил и лишь изредка появлялся в столице.

В последние годы Кононов писал автобиографическую книгу. В этих мемуарах он, по собственному признанию, рассказывал правду о многих знаменитых сегодня личностях от искусства. Но книга так и не увидела свет… Денег не хватило.

S. У У моей семьи есть ещё один друг-актёр — народный артист России Александр Белявский. Несколько лет назад Александр Борисович перенёс инсульт, после которого у него начались серьёзные проблемы с речью. О нём почти все позабыли. Рядом с ним остались лишь самые преданные друзья и коллеги. Сегодня Белявский идёт на поправку. Он даже снялся во второй части «Иронии судьбы». Однако и сейчас ему не помешала бы помощь.

На сцену через наркотики и рак

Шура :

— Я Многое пережил. Наркотики, которыми я увлёкся благодаря большим деньгам, привели к тому, что у меня образовалась раковая опухоль. Денег было столько, что я не знал, куда их тратить. Вы знаете, как быстро находятся «добрые люди» , которые и подскажут, и поднесут. Ну а затем деньги были нужны уже на лечение от наркотической зависимости и, как выяснилось, от рака.

Шесть лет назад врачи поставили мне этот страшный диагноз. Спасти меня могла только операция. Её сделали успешно, но потребовался курс химиотерапии и восстанавливающего лечения. После всех этих процедур я стал весить 140 килограммов. Я был как большой медвежонок. Мне стало тяжело ходить — одышка, ноги болели. Единственный выход был — липосакция. Сейчас уже всё позади. Спасибо всем, кто меня поддержал.

«Кроме денег есть в жизни радости и поважнее…»

Вия Артмане, актриса («Родная кровь», «Театр»).

В Зените славы Вия Артмане была так долго, что все считали её российской актрисой, живущей в Москве. Но Вия Францевна всю свою жизнь прожила в Риге. 1993 год стал для неё одним из самых тяжёлых. Все сбережения съела инфляция. Согласно закону о реституции дом, в котором жила Артмане и в реставрацию которого вложила огромные деньги, был отдан хозяевам, владевшим строением ещё до революции. Вия Францевна вынуждена была съехать. Сейчас она проживает в 40 км от Риги в сельском доме, которому 104 года! Актриса живёт в нём вместе с дочерью и внучкой. Домик ветхий, маленький, обогревается с помощью русской печки, которую надо топить зимой дважды в день. Сын актрисы живёт отдельно, он убедил мать принять православие. И теперь второе имя Вии — Елизавета. За последние годы актриса перенесла два инсульта и инфаркт. Работу в театре пришлось оставить, но главным образом ещё и потому, что достойных ролей не предлагали.

— А стоять в очереди с протянутой рукой не в моём характере, — говорит она. — Сейчас с нетерпением жду весны, чтоб с удовольствием заняться созданием цветников вокруг дома. Вяжу, работаю над мемуарами. Первый вариант этой книги, написанный с помощью профессионального литератора, мне не понравился. Переписываю всё теперь заново и сама. Недавно отдыхала в санатории. А перед Новым годом мне вручили высшую государственную награду Латвии — «Орден трёх звёзд». Материально не очень легко, но кроме денег есть в жизни и другие радости. Дети, внуки. Газета «АиФ», например. Это единственная русская газета, которую я читаю. У вас есть своё лицо и уважение к читателю.

Нонна Мордюкова, актриса:

— Народные артисты сейчас не очень легко живут… Когда себя хорошо чувствовала, я могла на концертах заработать. Братьям и сёстрам помогала… Но сейчас, на старости лет, стала болеть. Прямо полоса болезней у меня, сестра со мной мучается. Она от моих слёз уже не знает куда деваться…

Татьяна САМОЙЛОВА, актриса:

— Да, слава была в моей жизни. Конечно, моя любимая роль — Вероника в «Летят журавли» Калатозова. Я вложила в неё все свои эмоции, всю энергию. Обидно: Хрущёв назвал мою героиню шлюхой. Но у зрителя успех был ошеломительным! А сегодня… Плохое здоровье и одиночество — вот что для меня самое тяжёлое сегодня. Иногда так тоскливо, что плачу… Большие суммы уходят на лекарства… Спасибо, сын приезжает ко мне каждый год. Подарки привозит…

«Раздать бюджет фестивалей актёрам? Полный бред!» Михаил Пореченков, первый заместитель председателя Союза кинематографистов России:

— В Рамках нашего Союза мы пытаемся делать различные шаги помощи пожилым, малообеспеченным актёрам. Сейчас, например, организовываем фонд помощи членам Союза кинематографистов, которые, выйдя на пенсию, по болезни или по иным обстоятельствам оказались в затруднительном положении. Мы оказываем реальную помощь, но это мизер в контексте проблемы. Всё осложняется ещё и тем, что сам Союз кинематографистов находится в весьма плачевном состоянии. Решать проблему стариков нужно на правительственном уровне. В первую очередь, нужно принять действующий закон об интеллектуальной собственности и вторичных выплатах за повторные показы фильмов. В Америке такой закон пробивали чёрт знает сколько лет. Нам же о нём ещё даже думать рано. Мы только на пути к правовому государству.

А все разговоры о том, что кинематографисты с жиру бесятся, проводя бесконечное количество дорогих кинофестивалей, презентаций и съёмок дорогих фильмов, вместо того чтобы отдать часть этих денег пожилым коллегам, — это обывательское заблуждение. Государственных кинофестивалей у нас раз, два и обчёлся. Все они преимущественно частные. Их бюджет формируется из бюджета города, области, из отчислений частных инвесторов. И что мы можем сделать при таком раскладе? Приедем, например, в Рязань и скажем: «Да ну вас, рязанцы, с вашим кинофестивалем. Дайте-ка нам его бюджет — мы его актёрам раздадим». Всё это полный бред.

От редакции

Читатели «АиФ» несколько лет назад шквалом писем и денежных переводов откликнулись на призыв газеты помочь Семёну Фараде справиться с болезнью (см. N№ 17, 18–19 от 2002 г.) Народный артист плакал. Он не ожидал. Его родные говорили, что если бы не безвыходное положение, то они бы никогда в жизни не осмелились просить кого-то о помощи. Точно так же, как и большинство наших абсолютно народных, но забытых и нищих звёзд кино и героев спорта. Они все ждут, что о них вспомнят, помогут деньгами и лекарствами. Вот только кто и когда?

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы