4174

Никакой седины. У 90-летней селянки – самая длинная коса в Кузбассе

Фото автора и из домашнего архива Марии Шелягиной.
Фото автора и из домашнего архива Марии Шелягиной. АиФ-Кузбасс

Мария Фёдоровна скромно зашла к организаторам районного конкурса «Самая длинная коса», вынув шпильки, высвободила косу и все ахнули, сразу поняв, что пришла победительница, соперниц у которой среди молодых местных красавиц не будет.

Когда измерили косу, оказалось, что она больше метра длиной, и в ней нет ни одного седого волоска. Но больше всего удивились, когда победительница сообщила, что ей уже идет 91-й год, а косу она каждый месяц подстригает. Потому что не хочет, чтобы коса по полу волочилась.

С детства была «врагом народа»

Корреспонденту «АиФ в Кузбассе» Мария Шелягина подробно рассказала об испытаниях, которые обрушились на её семью. Сложно представить, как можно было их вынести и дожить до столь преклонного возраста. А уж поседеть наша героиня могла от переживаний ещё в молодые годы. Семью Марии Федоровны репрессировали в 1931 году и выслали в Кузбасс с Урала.

На дореволюционной швейной машинке Мария Федоровна шьет
как на фабричном конвейере - кепки, рукавицы и трусы

Привезли вместе с родителями и тремя сёстрами в посёлок Чёрное озеро в Ижморском районе и отдали под надзор коменданту, поселив в бараке, где жили десятки таких же переселенцев. В 1937 году её отца вместе со всеми мужчинами посёлка арестовали, а потом расстреляли, объявив врагами народа. Остались в бараках одни женщины и дети, которых заставляли зимой строить ледяные дороги и обычными топорами вырубать лес. Школа была четырёхлетка, Мария закончила её и с тех пор, можно сказать, начала взрослую жизнь, взвалив на себя обязанности кормилицы семьи. Мама у неё была инвалидом и не могла прокормить детей. Разнорабочей Мария трудилась и в лесу, и на строительстве. Вспоминает, что жили очень бедно, нечего было надеть и постоянно хотелось есть. Спасала тайга, в которой были кедровые орехи и комендант, который разрешал  ходить в лес, чтобы набить шишек на пропитание. Потом позволял группой в 20 человек сходить строем с мешками кедровых орехов в Яю, которая была от их посёлка в 30 километрах. Там орехи местные жители охотно раскупали, а на вырученные деньги девчонки могли что-то купить своим семьям из одежды или продуктов. В 1941-м Марию мобилизовали, но отправили не воевать, а строить в Анжеро-Судженске насыпь под железную дорогу. Потом она возила на лошади глину для шахты «Физкультурник», которую в то время только собирались открывать. А когда в поселковой школе открылся седьмой класс, вернулась  в Чёрное озеро, сразу же поступила в класс и закончила его. Ещё школьницей подружилась с одноклассником Александром. Но потом началась война, он ушёл на фронт, а Мария с подружками из таёжного посёлка снова поехала в Анжерку, поступать в медицинское училище.

Фронта не боялась

Долгожительница вспоминает:

У Марии Шелягиной и 70 лет назад коса была всем подружкам на зависть

- Когда поступали, в 1943-м году, было нас семь девчонок из посёлка, но вскоре я одна учиться там осталась. Были разговоры, что из училища всех нас скоро отправят на фронт. Вот подружки испугались и бросили учёбу. А я не боялась фронта, даже мечтала, чтобы послали на войну. Тогда многие девчонки тоже воевали, вот и мне хотелось попасть на фронт. Но никого из нашего училища так на войну и не отправили. Пока училась в городе, израненным инвалидом вернулся с войны мой кавалер и начал уговаривать, чтобы бросала учёбу и возвращалась домой. Мне как раз в то время предложили в Чёрном озере пойти работать в школу учителем биологии, вот и Александр хотел, чтобы была с ним рядом, тоже уговаривал, чтобы стала учительницей. Но не согласилась. Мне сильно нравилась работа медика. Поэтому, когда в 1946 году окончила училище, то к Александру вернулась уже дипломированным фельдшером. Тогда мы и поженились. В посёлке в то время начали расселять репрессированных из переполненных бараков, строили небольшие дома, но в каждой комнате всё равно приходилось жить нескольким семьям. До сих пор удивляюсь, как мы там все вместе уживались, каждый себе готовил пищу, стирал, но не было ссор, жили все дружно. Вроде общая беда всех сплотила, поэтому помогали друг другу во всём.

Пока в Чёрном озере до 1960 года работала фельдшером, всякое пришлось пережить. Больных до райцентра было не довезти, дорог не было. Сама принимала роды, зашивала раны, лечила и детей, и стариков. Потом, перебравшись в Яю, стала заведовать фельдшерским пунктом на лесопромышленном комбинате и проработала там до пенсии. Все годы, пока им руководила, наш медпункт признавали лучшим в Яйском районе, а иногда и в области. В газетах про меня тогда писали часто, награждали медалями, вручили почётный знак «Отличник здравоохранения». Мама и муж рано ушли из жизни, осталась одна с двумя сыновьями на руках и больше замуж не выходила. А три года назад и один из сыновей в Кемерово умер.

Волосы отмывала стиральным порошком

Мария Фёдоровна рассказывает, что на пенсии ни дня без дела не сидит. Даже когда смотрит телевизор, руки у неё всегда заняты: прядёт пряжу, вяжет носки, варежки, вышивает, шьёт кепки, трусы, ткёт на станке пуховые шарфы. А каждое утро, несмотря на непогоду, обязательно идёт на рынок. Говорит, что торгует она там своими изделиями не от безденежья. Денег ей на жизнь хватает, да и все льготы тоже получает как труженица тыла, репрессированная, вдова участника войны и инвалид. Полдня обязательно проводит на рынке, чтобы подышать свежим воздухом, подвигаться, пообщаться со знакомыми и незнакомыми покупателями. А свои товары, бывает, просто дарит на память и денег за них не берёт. Считает, что такой образ жизни даёт ей силы, а добро, подаренное землякам, обязательно вернётся и к ней.

Пока долгожительница каждый день в трудах - у неё и настроение хорошее

Я не мог удержаться и расспросил Марию Шелягину про её гордость – косу. В чём же секрет её ухода за волосами? Бабушка говорит, что никаких секретов нет. Моет волосы только хозяйственным или туалетным мылом. Единственный раз попробовала намазать волосы репейным маслом, сама потом была не рада, волосы так сильно слиплись, что не могла их расчесать, а тем более промыть ни мылом, ни шампунем. Кое-как тогда отмылась от этого масла стиральным порошком и больше со своими волосами решила никогда не экспериментировать. Считает, что такие они у неё уродились от природы. Рассказывает, что коса длиной чуть больше метра у неё с детства, до сих пор такую длину волос всегда и поддерживает: каждый месяц на несколько сантиметров косу обязательно подстригает, а если бы дала ей волю, так выросла бы, наверное, до пола и волочилась бы следом. А такие длинные волосы не промыть, не заплести!

Все диеты – во вред?

Долгожительница говорит, что сама себе удивляется, как она, несмотря на все испытания, до сих пор не только живёт полноценной жизнью, но и каждый день в работе:

Пряжу на носки из собачьей шерсти долгожительница всегда прядет в ручную как в молодости

- Диет ведь никогда не соблюдала, кушаю, что хочется и когда захочется. В пище ни в чём себя не ограничиваю. Считаю, как человек, который прожил такую долгую жизнь, да и как медик, что не нужно нам мучить свой организм диетами. Они только во вред будут. Главное, не опускать руки перед трудностями, не лениться, не терять интерес к жизни, больше двигаться, делать добрые дела, а пока есть силы - каждый день трудиться, - такой наказ дала читателям «АиФ в Кузбассе» Мария Шелягина.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество