Примерное время чтения: 3 минуты
5684

Закапывали заживо. Следователи собирают факты военных преступлений ВСУ

Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине
Российские пленные.
Российские пленные. Кадр из видео

Создать международный судебный орган для привлечения к ответственности украинских военных преступников предложил глава СКР Александр Бастрыкин.

Военные преступления не имеют срока давности. Поэтому избежать наказания преступник сможет в единственном случае — если умрет раньше, чем окажется на скамье подсудимых. Некоторые попадаются в руки правоохранителей быстро, а кому-то приходится выдвигать заочные обвинения. С этого момента они будут трястись от страха, в ожидании, что за ним придут, наденут наручники и отправят на долгие годы, а может, и навсегда, за решетку.

«Живьем закопали в яме»

Как только российские солдаты прибывают на Родину после обмена пленными, следователи СК проводят беседы, чтобы выяснить условия содержания россиян в плену.

«Мне приставляли пистолет к голове и подбородку, обещая застрелить, — рассказывает военнослужащий. — Затем положили в яму и сверху забросали землей. Через несколько часов меня достали, надели на голову мешок и стали допрашивать. Мешок не снимали три или четыре дня, руки всё это время у меня были связаны».

Показания военнослужащих ложатся в общее дело о военных преступлениях киевского режима. «Все факты того, как представители Украины нарушают требования Женевской конвенции фиксируются, — рассказывают представители Следственного комитета. — Устанавливаются личности, причастные к преступлениям, и в отношении них выносятся решения о возбуждении уголовных дел».

«Заставили идти через минное поле»

Пленный доброволец с позывным «Топаз» рассказал, как его и ещё одного российского солдата заставили разминировать минное поле собственными телами.

«Я знал, что такое бывало. Но это были фашисты во время Отечественной войны. А что сам окажусь в роли военнопленного и меня заставят идти по минному полю, даже представить не мог, — спокойно рассказывает „Топаз“. — Меня и еще одного нашего бойца, имени которого даже не знаю, вытолкали вперед. За нами следовали украинские солдаты. Как я понял из разговора, это была ДРГ. Их задачей было захватить российский опорник. Проход к нему мог быть заминирован, и они бросили вперёд нас. Мой товарищ наступил на мину. Взрыв. Стрельба. Я побежал в сторону наших позиций. Повезло. Не убило».

Случаи, когда ВСУ гонят военнопленных на минные поля, используя в качестве «живого щита», не единичны. Как сказали в СКР, всем указанным фактам будет дана уголовно-правовая оценка.

Пока живите и дрожите

Недавно Следственный комитет России заочно предъявил обвинения в причастности к военным преступлениям бывшему министру обороны Украины Валерию Гелетею, бывшему главнокомандующему ВСУ Руслану Хомчаку, начальнику генштаба ВСУ Виктору Муженко и его заместителю Игорю Федорову. Постепенно формируется скамья подсудимых для нового «Нюрнберга». И напрасно в Киеве полагают, что кому-то удастся его избежать.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах