Примерное время чтения: 18 минут
15269

«За это и убить можно». Евгений Сатановский о Западе, ЛГБТ и ядерном пепле

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. Соль земли Русской 30/11/2022
Евгений Сатановский.
Евгений Сатановский. / Максим Блинов / РИА Новости

Главные внешнеполитические новости минувшей недели aif.ru решил обсудить с президентом Института Ближнего Востока Евгением Сатановским. Но одной геополитикой разговор не ограничился.

«У нас нет друзей, не было и не будет»

Виталий Цепляев, aif.ru: — Евгений Янович, в России на прошлой неделе предложили предоставить площадку для переговоров Турции и Сирии. А Турция ранее предлагала площадку для переговоров России и Украины. Как думаете, у каких из этих переговоров больше шансов состояться?

Евгений Сатановский: — А я не вижу площадки для переговоров с Украиной нигде. Потому что Украина не договороспособна, и она это доказала. Что касается площадки для посредничества между Турцией и Сирией, то Россия — практически идеальное место для этого. С Асадом у нас отношения очень хорошие, с Эрдоганом — рабочие. Так что сирийско-турецкие переговоры в Москве — это очень логично.

У России нет друзей, не было и не будет.

— А Турция для нас сегодня скорее друг или противник?

— У нас нет друзей, не было и не будет.

— Ну да, кроме собственных армии и флота...

— Почему же, есть еще Военно-космические силы, есть Ракетные войска стратегического назначения. Так что количество таких друзей за последние сто с лишним лет увеличилось. А что касается государств, то государства друзьями не бывают. Турция — наш сосед, этого более чем достаточно. В каких-то вещах она наш конкурент, в каких-то — наш партнер.

— На Украине, видимо, конкурент — одни поставки «Байрактаров» для ВСУ чего стоят.

— По всему постсоветскому пространству Турция наш конкурент. Она расширяет своё присутствие и в Средней Азии, и в Закавказье. И в том числе за счёт вытеснения оттуда России. Чтобы это понять, достаточно посмотреть документы Организации тюркских государств, с унификацией языка, алфавита и много с чем ещё. Но что делать? Такова история: империи иногда усиливаются, иногда ослабевают. А иногда вообще исчезают с карты. То, что турецкая бюрократическая школа сегодня на порядок сильнее российской, это видно.

«Это не холодок, а пощёчина»

— Объясните: борьба против курдов, которую мы наблюдаем со стороны Анкары, это действительно борьба против курдов или борьба за нефть? Говорят, на контролируемых курдами территориях в том же Ираке находятся самые лакомые месторождения.

— Да при чем тут нефть?! Те же иракские курды замечательно торговали нефтью и через Турцию, в том числе нефтью, закупаемой у запрещенного в России «Исламского государства». И если бы дело было в нефти, они бы с турками договорились без проблем, поделили бы прибыль, и всё. Как это было до сих пор. Борьба с курдами для турок — это вопрос стратегической безопасности.

— Да, на теракт в Стамбуле они не могли не отреагировать. И даже в отношениях между Турцией и США, которые поддерживали курдов, возник заметный холодок.

— Вы называете отказ в приёме американских соболезнований «холодком»? Это не холодок, это пощёчина! Это беспрецедентная ситуация.

— Пощёчину, которую один член НАТО даёт другому, Россия обернёт себе на пользу?

— Нет. Не следует отношения между соседями в коммунальной квартире превращать в геополитику.

 А за курдов Россия не будет заступаться, как заступается за Асада?

— Асад — президент Сирии, который пригласил российские войска в Сирию, чтобы остановить безумие «арабской весны». Нам это было важно и полезно. Потому что не хватало нам еще с боевиками, свергавшими Асада, потом встречаться где-нибудь на Алтае, в Сибири, Поволжье или Москве с Питером. Там такое количество бывших советских граждан перебили, которые собирались после Сирии заняться Россией... Я уже не говорю о базе нашего ВМФ в Тартусе и авиабазе «Хмеймим», благодаря которым мы отогнали американский флот куда-то до Неаполя. Тоже полезно. Представляете, если бы мы сейчас имели корабли США на черноморском театре военных действий в том количестве и качестве, которое там могло бы быть? А в районе Италии — пускай болтаются.

«Кто кого первым закопает»

— Хочу спросить про Иран, который оказался едва ли не единственным союзником РФ в сегодняшнем конфликте, если, конечно, не считать Северной Кореи...

— Я повторяю: у нас не было, нет и никогда не будет ни друзей, ни союзников. Иран помогает Ирану, а Северная Корея — Северной Корее. И Китай не интересует ничего, кроме интересов Китая. Сотрудничество с Ираном у нас есть, да — по целому ряду направлений.

— Запад может его наказать за это?

— Может, конечно. Они могут его проклясть, с амвона. Дополнительно ко всем тем санкциям, которые на Иран наложены. Мы сейчас по санкциям страна номер один, а Иран сразу за нами.

— Россия и с Ираном сотрудничает, и с Израилем не ссорится. Как одно с другим сочетается? Они же злейшие враги.

— Идеально сочетается. И они не злейшие враги. У них разногласия только по одному вопросу, земельному — кто кого первым закопает. Но у Ирана при шахе было плотнейшее сотрудничество с Израилем. После шаха, в ходе ирано-иракской войны, Израиль поставлял Ирану вооружения и боеприпасы — знаменитое дело «Иран контрас». И сейчас эти страны поддерживают определенные контакты друг с другом. Но параллельно, конечно, одна ликвидирует иранских ядерщиков, а другая атакует израильские корабли. Есть и такое. Но нам-то какая разница? У нас Путин включил очень интересный механизм — голову. И Россия теперь сотрудничает со всеми, с кем можно сотрудничать. Ведет диалог со всеми, с кем можно вести диалог. Мы не помогаем Израилю против Ирана и не помогаем Ирану против Израиля. Мы помогаем не допустить большой войны между ними, в том числе на территории Сирии. И в том же Израиле это высоко ценят.

«Хоть с ишаками пусть живут, хоть с козами»

— Вы отметили на днях, как решительно Катар выступил против пропаганды ЛГБТ на чемпионате мира по футболу. В России тоже приняли закон о запрете такой пропаганды. Станет ли этот запрет еще одним гвоздём в крышку гроба наших отношений с «радужным» Западом? Или крышка уже так заколочена, что гвоздём больше, гвоздём меньше...

Бить морды и сворачивать шеи мужики у нас умеют. А что там на Западе по этому поводу думают или говорят, всем вообще до фонаря.

— Меня, как человека традиционной ориентации, не балующегося гомосексуальными контактами, сильно интересуют в данном случае не наши отношения с Западом, а чтобы к моему внуку никто не приставал с этой хренью. Мне абсолютно наплевать, кто и как посмотрит на этот запрет. Если мировое ЛГБТ-сообщество потянет свои руки к моему внуку, уверяю: кто мне из них попадётся, тому я шею и сверну. Я нетолерантный человек. И не только я, полагаю. Бить морды и сворачивать шеи мужики у нас умеют. А что там на Западе по этому поводу думают или говорят, всем вообще до фонаря.

Не надо пихать везде геополитику. «Нельзя впихнуть невпихуемое», — говорит народная мудрость. Какая связь между «гомосяо» и геополитикой? Я, например, в своей жизни один раз случайно попал на Унтер-ден-Линден в Берлине, оказался на шаговой дистанции от гей-парада. Более похабного зрелища в жизни своей не видел! При том, что я человек закаленный. Это просто очень неэстетично. И на фиг мне гей-парад в Москве? Я вспоминаю, кстати, как в Иерусалиме сгоряча местные ЛГБТшники провели такой парад. Это был первый и последний раз в истории, когда там все объединились и выступили жёстко против — и ортодоксальные евреи, и ортодоксальные мусульмане, и ортодоксальные христиане. То есть люди, которые обычно видят друг друга в гробу в белых тапочках. Но здесь не выдержали все. Потому что у всех свои дети есть. Каждый представляет, какое впечатление это может произвести на неокрепший ум его ребенка, и сразу рука тянется дать по морде. Никто же не трогает гомосеков, лесбиянок, зоофилов и прочих, не лезет в их личную жизнь — хоть с ишаками пусть живут, хоть с козами. Никто не трогает тех, кто меняет пол. Но если какая-то сволочь захочет чужому ребенку поменять пол, да еще и не спросив его родителей — за это и убить можно. Я человек простой, простодушный, так к этому отношусь.

«Им открутят головы. Персонально. Неизбежно»

— Давайте о другом документе поговорим. О резолюции Европарламента, которая признала Россию государством — спонсором терроризма. Одни у нас считают: мол, не обращайте внимания — это юридически ничтожный документ, ничего они нам не сделают. Другие, наоборот, пугают жуткими последствиями. Кто прав?

— Я согласен с мнением, что эти ребята готовятся конфисковывать наши активы, которые сейчас у них в руках. Потому что повод какой-то нужен. И чтобы после распада Российской Федерации, на который они надеются и работают на него, разграбить всё и здесь тоже. Надо ли на это обращаться внимание? Ну, конечно, надо. Надо ли на это реагировать? Я бы отреагировал. Но сильно не так, как у нас обычно бывает. Не дипломатическим и не политическим путем — ноты и заявления тут бессмысленно писать. Давно пора действовать.

— И как же?

— Для начала объявляйте Европарламент террористической организацией. Потом вносите в список террористов всех его депутатов, а также депутатов национальных парламентов тех стран, которые объявили Россию государством-террористом.

Когда вы объявляете человека террористом, можно его мочить и не в сортире. Но мочить его обязательно нужно.

— Но это же, получается, ответ по принципу «сам дурак».

— А вы не помните, что ответил в свое время Владимир Владимирович на вопрос, что делать с террористами и где их мочить? Когда вы объявляете человека террористом, можно его мочить и не в сортире. Но мочить его обязательно нужно. И в этой ситуации у вас сразу резко уменьшается количество людей, которые хотят играть в такие игры. Если они понимают, что им открутят головы. Персонально. Неизбежно. Вот и всё.

— Поясните, что это значит? Заслать за границу агентов, которые начнут убирать всех, кто России не нравится?

— Когда к Троцкому в Мексике заглянул Рамон Меркадер с ледорубом, дискуссия же с Троцким навсегда закончилась, не так ли? Я не говорю о том, кого и куда надо заслать. Но мы должны быть готовы заслать всех, кого надо, ко всем, к кому надо. Эти люди должны знать, что их конец будет неотвратим, плох и максимально быстр... Мы с их точки зрения государство-террорист? Они же сами это сказали! А за базар надо отвечать. И тогда базар заканчивается. Весь мой скромный опыт об этом говорит... В свое время израильтяне пресекли попытки терактов в аэропортах, когда Давид Бен-Гурион сказал: за любой такой теракт любому государству, которое это сделает, будет хана. Хана либо его воздушному флоту, либо его столице, либо его руководству. И всё, никаких проблем! Кроме палестинцев, никто с тех пор больше не выёживался. Поскольку они знали: Давид Бен-Гурион не шутил.

У израильтян это называется «папа сошёл с ума». Если от тебя ждут очень плохих последствий, никто не будет их на себя навлекать. А как говорил Салтыков-Щедрин в притче о медведе, «плохо, когда от него ужасов ждали, а он чижика съел». Это к вопросу о нашем общении с Украиной. Ждали-то другого. А получилось чего? Так, может, надо соответствовать ожиданиям? Нехорошо, когда вы им не соответствуете. Не надо отрубать собаке хвост по частям.

— Я правильно понимаю, что вы предлагаете России вступить на путь индивидуального террора?

— Это называется не путь террора, а адекватный ответ на неадекатные действия. Из каких орудий обстреливается Запорожская атомная станция? Откуда поставляются боеприпасы? Против нас идёт война на уничтожение, в ней участвует весь западный мир. А мы «здесь играем, а там рыбу заворачиваем», как говорилось в старой миниатюре? Нет, так это не работает.

Против нас играют без правил, а мы все пытаемся играть по правилам.

— А если они тоже пойдут путём индивидуального террора?

— А они уже идут. Вот президент не полетел на Бали и правильно сделал. Кто не верит в эту угрозу, пусть вспомнит, что недавно говорил Болтон. И это, безусловно, будет реализовано в ту секунду, как только им удастся это реализовать. Против нас играют без правил, а мы все пытаемся играть по правилам.

— Мне кажется, мы сегодня живём в мире, где каждый сам себе правила пишет...

— Когда ваш сосед говорит, что он вас убьёт, несёт домой на глазах у всех винтовку и патроны, и вы понимаете, что скоро он грохнет вас, ваших детей и вашу жену — что вы будете делать? Писать заявление участковому? Ответ будет как в старом анекдоте: когда убьют, тогда и приходите. Пора понять, что вас не трогают, только если боятся вас трогать.

«Надо просто жить»

— Кстати, о страхах. Все наши политики уверяют, что первыми ядерное оружие мы никогда не применим. Вы же утверждаете, что так говорить не надо. А как надо — пугать всех ядерной дубиной? Меня лично страшит перспектива превратиться в радиоактивный пепел...

— Ваш ядерный потенциал чего-то стоит, только если хорошо известно, что вы его примените. Никита Сергеевич Хрущев что говорил Америке в ООН? «Мы вас похороним». И именно поэтому Карибский кризис не перешёл в ядерную войну. Именно и только поэтому! При том, что у нас тогда было только 20-30% от американского потенциала. А сейчас у нас потенциал такой же, да еще и с технологиями ещё какое-то время получше будет. А мы говорим: нет, мы этого не применим. Ну ладно, отвечают нам, хорошо. И продолжают нас уничтожать, пусть и не ядерным оружием.

А если страшно — надо уезжать в тайгу. Садиться на какую-нибудь заимку, подальше от городских центров, и жить как Агафья Лыкова. Выращивая картофель и с интересом смотря по вечерам, нет ли зарева на горизонте... Я в этой жизни боюсь одной вещи — испугаться боюсь. И ничего, пока живу.

— Рискнёте сделать прогноз на приближающийся 2023 год? Хотя бы, будет ли он легче 2022-го?

— Я никогда не делаю прогнозов. Предсказывать лучше прошлое, это полезнее для репутации предсказующего — он дураком не будет выглядеть. Да и кто делает прогнозы, астрологи? Я точно не по этой специальности.

— Но как политолог, скажите...

— Я не политолог. Никогда им не был и никогда им не буду. Я простой прицепщик завода «Серп и молот», бывший президент Российского еврейского конгресса и президент Института Ближнего Востока. Политолог — это человек, который трындит для того, чтобы зарабатывать на этом или щеки надувать. Я этого не делаю... Так о чем вы хотели спросить?

В мире спокойнее не будет. Ни от какой глупости из тех, которые человечество непрерывно делает. А готовиться надо к смерти, всегда. И тогда она не придет.

 Если не о том, что будет, то хотя бы о том, к чему готовиться. Будет ли в мире спокойнее?

— В мире спокойнее не будет. Ни от какой глупости из тех, которые человечество непрерывно делает. А готовиться надо к смерти, всегда. И тогда она не придет. Японцы говорят: смерти нет, потому что, когда ты есть, её нет, а когда она есть, тебя нет. Старая самурайская мудрость... Смерть обходит только того, кто её не боится. Если есть близкие, есть друзья, если проснулся с утра живой, на ногах стоишь — уже замечательно. Надо просто жить.

Оцените материал
Оставить комментарий (7)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах