aif.ru counter
2573

Возвращение США на Балканы. Может ли Россия этому помешать?

Белград.
Белград. © / Reuters

Визит спецпредставителя Президента США Ричарда Гренелла вместе с группой американских инвесторов в Белград, состоявшийся 22 сентября, следует воспринимать как внешнюю часть предвыборной кампании Дональда Трампа.

Вашингтонское соглашение

Как известно, ещё 4 сентября в Вашингтоне состоялось подписание двух параллельных договоров США — с Сербией и с Косово, в которых основным посылом была экономическая интеграция на Балканах. Несмотря на колоссальное давление, сербскому президенту Александру Вучичу удалось отстоять две важнейшие темы — непризнание Косово и продолжение строительства балканской ветки российского газопровода «Турецкий поток», по которой «Газпром» планирует обеспечивать голубым топливом всю центральную и юго-восточную Европу. Особо оговоримся — никому прежде из сербских политиков после развала Югославии ещё не удавалось эффективно противостоять политическому давлению Запада. Конечно, сыграло свою роль и наличие известного разночтения в представлении о будущем Балкан в Европе и США. И американский подход в предвыборной ситуации Трампа оказался ближе Белграду, чем непреклонная позиция Ангелы Меркель, требующей безоговорочного признания независимости Косово.

«Вашингтонское соглашение», помимо деклараций и обещаний переноса посольства Сербии в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим, практически ничего конкретного не содержит. Зато полтора миллиона сербов, проживающих в США, Трамп может записать к себе в актив. В то же время для Косово — преимущественно исламского образования, поддержанного арабским миром, вопрос открытия посольства в Иерусалиме может оказаться значительно более болезненным, чем для сербов. Уже представитель Лиги арабских государств заявил, что в случае, если таковое признание столицей Израиля Иерусалима, вопреки позиции Совета Безопасности ООН и исламского мира состоится, то 57 членов Лиги могут отозвать своё признание независимости Косово. Дилемма, однако.

А где же Москва?

Логичный вопрос — а где во всей этой истории Россия? — отсылает нас к безынициативности российской дипломатии последних пяти лет, когда, с моей точки зрения, не было ничего, кроме слабосильных оправданий в духе «это не мы» и выражения «озабоченностей», иной раз доходящих по своей форме до откровенного хамства с адрес лидеров других стран (как в случае с небезызвестным постом Марии Захаровой по итогам встречи Вучича с Трампом).

В то же самое время американцы заявили о готовности вложить 4 млрд долларов в развитие сербской инфраструктуры, в частности в строительство новой магистрали, которая поможет связать Белград с албанским портом Дуррес (Драч) через южную столицу Сербии — промышленный центр Ниш — и административный центр Косово Приштину. При этом часть Приштина — Дуррес уже практически готова. Осталось сделать сербский участок. Важно, что, согласно представленным планам, Сербия получает контроль над важнейшим с энергетической точки зрения водохранилищем Газиводе на севере Косово.

Если оставить за скобками вопрос политического признания, то экономическое сотрудничество между Белградом и Приштиной и включение Косово в балканский «мини-Шенген» станет безусловным плюсом для всего региона. Ведь глобально без достижения долгосрочных компромиссов между сербами и албанцами на Балканах ни о каком мире в регионе речи быть не может. Следовательно, и про экономическое развитие тоже можно забыть до тех пор, пока в Белграде и Приштине не найдут общих точек соприкосновения. При этом все понимают, что быстрого договора по Косово ожидать не стоит, политическое решение отложено как минимум на год.

Характерный пример — сербский университет в Косовской Митровице (центр сербов севера Косово) уже в ближайшее время может перейти в подчинение албанской системы образования. Это может означать отток сербских преподавателей, а вместе с ними и студентов, в центральную Сербию. Вряд ли это и подобные решения помогут сохранить сербам свою святую косовскую землю. Скорее было бы лучше пойти на обсуждавшуюся последние годы идею сербского президента по разграничению территорий — населённые сербами территории Севера Косово перешли бы под формальный контроль Белграда, в то время как две албанонаселённых общины юга Сербии достались бы Приштине. Однако именно упёртая позиция Берлина по неизменности административных границ в Европе не позволила осуществить это, тем самым отрезав и сербов из Боснии от возможности воссоединения со своим государством. Составляющая половину Боснии и Герцеговины Республика Сербская под руководством Милорада Додика давно мечтает о воссоединении с Сербией, которое стало бы возможным в случае разграничения Косово. Но на данный момент ни Брюссель, ни Москва — каждый по своим причинам — не готовы поддержать концепцию национального разграничения на Балканах.

Правда, если в случае европейцев это можно объяснить откровенным опасением усиления сербского государства, то в случае российского МИДа — скорее, элементарным нежеланием что-либо менять и включаться в новые геополитические инициативы. Что не может не вызывать сожаления.

История знает — выигрывают смелые и инициативные, обратная позиция — стремление удержать статус-кво — обычно рано или поздно приводит к краху своих сторонников. Потому что без экспансии нет развития.

Что ещё раз доказывают американцы, цинично предложившие снести разбомбленные ими здания Генерального штаба и Министерства обороны Югославии в центре сербской столицы и построить на их месте новый бизнес-комплекс. Данная идея встретила понимание в Белграде. И это тоже можно понять — спустя 20 лет после бомбёжек НАТО пора уже начинать смотреть на мир другими глазами.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы