Примерное время чтения: 7 минут
5676

Война «Сурикатов» с «птицами». Как отряд антидронов охотится на БПЛА ВСУ

Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине
Дмитрий Григорьев / АиФ

Типичное провинциальное кафе в городке Перевальск на севере ЛНР. Весной и летом, во время активной фазы наступления российских войск, здесь и в округе громыхал оркестр артиллерии. Перевальску повезло больше, чем остальным, его бои обошли стороной, и он вновь погрузился в размеренный ритм никуда не спешащего города. В кафе приглушенный свет. Практически все столы пустуют, лишь за одним из них молодые ребята в военном камуфляже пьют чай и что-то громко обсуждают. За соседним столом примостились журналисты, напротив которых сидит молодой человек.

«Коптер — это летающий Wi-Fi-роутер» 

С фразой, «Вы, как хотите, а я выпью», он открывает скромную бутылку коньяка. Человека зовут Игорь Мангушев. Здесь — в зоне СВО — он больше известен как «ловец дронов». На Украине его хорошо помнят как человека, который на сцене одного из баров Донецка выступал с настоящим черепом погибшего под Мариуполем бойца батальона «Азов» (запрещенная в России организация). На СВО он приехал прямиком из Ливана, где жил в последнее время. Там у него налаженный бизнес, но натура авантюриста и убеждения взяли свое.

Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

«В самом начале этого сезона боевых действий мы начинали с обычных полетов. У нас было специфическое подразделение по аэроразведке, но затем эта тема стала массовой, и мы начали искать другие применения нашим талантам, — рассказывает Игорь. — Мы решили, собственно, заняться разработкой системы обнаружения и подавления коптеров. Что такое коптер? Коптер — это летающий Wi-Fi-роутер. У него передача телеметрии идет на частотах Wi-Fi. Поэтому методы засечки коптера — они точно такие же, как методы засечки Wi-Fi. Так нам пришла в голову идея использовать измерительные антенны, которые применяются при постройке Wi-Fi-мостов для поиска и обнаружения дронов. Ну, а я уже эту идею дальше развил, с различными изысками».

Так Мангушев и несколько его соратников организовали собственное подразделение. Изначально они работали по собственному усмотрению и помогали подразделениям на различных направлениях донецкого фронта. В их активе участие в боях за Мариуполь. Долгое время такой кочевой образ жизни Игорь тянул на собственные средства, но дело требовало развития и какого-никакого, но официального оформления.

«Проблема в том, что оборудование для уничтожения вражеских дронов стоит приличных денег. Например, дронобойное ружье российского производства стоит почти миллион рублей. Пеленгатор, планшет и батареи — еще порядка 300 тысяч. Изначально нам в тест предоставила оружие лаборатория ППШ. Взамен мы должны были фиксировать все недостатки, то есть фактически проводить полевые испытания», — рассказывает Мангушев. 

Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

Сурикаты в окопе

Историю о том, как появилось название подразделения, Игорь рассказывает со смехом: «У нас же очень специфическая деятельность. Нам нужно выслеживать дроны, а для этого мои парни часто выглядывали из окопа, чего, конечно, делать категорически нельзя. Так часто ведут себя в природе зверьки сурикаты. Отсюда и появилось название».

Сейчас в составе «Сурикатов» несколько десятков человек. Работают на самых сложных участках фронта, а все новобранцы подписывают контракты. «Поначалу я тянул все это дело за свой счет, но сейчас уже стало невозможно. Наш штат растет. Необходимо больше оборудования, да и парням нужна боевая подготовка. Поэтому мы регулярно отрабатываем на полигонах не только наши специфические навыки, но и проводим обычную тактическую подготовку. Каждый из нас должен уметь стрелять, знать, как себя вести в экстремальной ситуации. Все-таки мы работаем на переднем крае и вместе с пластиковым ружьем носим на плече боевой автомат», — рассказывает Игорь.

«Если видишь в небе коптер, то уже опоздал»

Костяк «Сурикатов» в основном составляют студенты. Многие из них бросили учебу в своих вузах, чтобы принять участие в СВО. Каждого новобранца Игорь отбирает лично. Требования не высокие, но определенный уровень интеллекта и желание обучаться новому — это основные критерии. 

Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

«Если, сидя в окопе, видишь в небе “птичку”, то считай, ты уже опоздал, — говорит боец с позывным Север. — Через несколько минут артиллерия начнет свою работу по тебе. Наша задача засечь дрон на таком расстоянии от позиций, чтобы противник не мог корректировать свою арту».

Алгоритм ежедневной работы «Сурикатов» прост — самодельный пеленгатор улавливает посторонние сигналы и передает на планшет. Затем оператору нужно суметь отличить статичные помехи от помех, созданных беспилотником. Ломаные линии на экране планшета — это статичные помехи, а вот четкий прямоугольник обозначает, что где-то неподалеку кружит вражеский дрон.

«Теперь нужно вычислить местоположение вражеской “птички” и навести ружье, которое с помощью импульса создаст помехи на частотах, заблокирует GPS, — рассказывает доброволец с позывным Кеша. — Коптер теряет связь со спутниками, а затем и с оператором. В итоге батарея быстро разряжается — и дрон падает. Все это занимает пять-десять минут». 

«На нашем участке “птицы” не летают»

Официально за время своей работы «Сурикаты» сбили 18 коптеров противника, но это только те, что удалось найти. На самом деле их улов в разы больше, отмечает Мангушев. «ВСУ гораздо лучше оснащены беспилотниками и системами РЭБ, чем мы. К сожалению, это приходится признавать. Но без лишнего хвастовства скажу, что там, где работаем мы, их “птицы” не летают», — подчеркивает командир «Сурикатов».

Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

Мангушев подчеркивает, что подобные подразделения должны работать по всей ширине переднего края, и другие военные уже начинают перенимать опыт «Сурикатов», регулярно приезжая на полигон для обучения своих бойцов. Само подразделение тоже планируют расширить до «ПВО бригадного уровня». Это позволит сохранить жизни солдат и существенно снизит возможности и качество аэроразведки украинской армии.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах