Примерное время чтения: 21 минута
20091

В буквальном смысле. Чем грозит России латинизация бывших республик СССР

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. Чем salo лучше сала? Зачем наши соседи хотят перейти на латиницу 03/11/2021
Это великий и могучий russkiy yazyk. На фото: вывеска из нашей бывшей союзной республики Казахстан, перешедшей на латиницу.
Это великий и могучий russkiy yazyk. На фото: вывеска из нашей бывшей союзной республики Казахстан, перешедшей на латиницу. / Владислав Воднев. / РИА Новости

О своём желании перейти на латинский алфавит в последние годы не заявила, кажется, только Белоруссия. Зато отличилась Украина, которая постоянно твердит, что именно она является «колыбелью славянской цивилизации». И вдруг «колыбель» возжелала навсегда забыть о кириллице. Но приведёт ли смена букв на вывесках в ряды мировых лидеров?  

«Зачем же отказываться от русского?»

В середине сентября секретарь Совета национальной безопасно­сти и обороны (СНБО) Украины Алексей Данилов выступил за отказ от кириллицы и переход страны на латиницу.

«Нам надо избавиться от кириллицы, – заявил он в радиоэфире, поддержав предложение о хождении на Украине двух языков. – Английский у нас должен быть обязательно. Потому что если мы говорим о цивилизованном мире, то английский язык – это язык цивилизованного общения. И мы должны понимать, что английский должны знать все». 

Украина: лишат ли «мову» корней?

Эта идея вызвала недоумение и у ряда украинских экспертов и политиков, и у многих рядовых граждан. Народ ещё не пришёл в себя после повальной украинизации: летом 2019-го украинский язык стал обязательным для органов власти, учебных заведений, больниц и сферы обслуживания. В июле 2021 г. Конституционный суд обязал владеть «мовой» всех граждан страны без исключения. Хотя, по данным соцопросов, в бытовом общении дома и с друзьями более половины населения Украины по-прежнему используют русский язык, а родным его называют 25%. И этим людям предложили ещё и перейти на латиницу. Порыв Данилова не поддержали даже на Западной Украине.

«Перевод украинского языка на латиницу – вовсе не абсурд­ная прихоть не слишком грамотного секретаря Совбеза. Это продуманный и, исходя из задач, решаемых тотальной украинизацией, грамотный шаг, – считает публицист Андрей Бабицкий. – Предложение Данилова преследует конкретную цель – разорвать внезапно образовавшуюся связь между украинской молодёжью и Россией. Не изучая русский в школе, они успешно осваивают его в сети, предпочитая даже друг с другом общаться именно на нём. Так что не спешите сдавать идею секретаря СНБО в утиль. Она вполне может дать ростки и из кажущегося сегодня комичным проекта стать реальностью, как это случилось в Узбекистане, Азербайджане и Молдове».

Кстати, это не первый заход в тему латинизации украинского языка. Три года назад об этом предложил подумать тогдашний глава МИД Украины Павел Климкин. Тогда же на Украине появился «Манифест латинского языка», авторы которого перевели украинский алфавит с кириллицы на латиницу, оставив в нём без изменений только букву «Ї». Сторонники этого подхода уверены, что отказ от кириллицы поможет окончательно отделить украинский язык от русского. Но сторонников у этой идеи по-прежнему меньше, чем противников. «Латинизация языка станет серьёзным ударом по украинской культуре, её буквально оторвут от корней. Все украин­ские классики писали на кириллице. Попытка перевода их текстов на тот язык, на котором они не писали, приведёт к тому, что их произведения будут покалечены, – уверен украинский политолог Алексей Якубин. – Кроме того, президент Зеленский недавно заявил, что никому не позволит украсть у украинцев их историю. А тут вдруг появляется Данилов, который говорит, что кириллицу им, оказывается, навязали, потому от неё надо отказаться. Фактически он предлагает отказаться от своей истории». 

Узбекистан: знать русский – выгодно

В Узбекистане решение о пере­воде узбекского языка с кириллицы на латиницу было принято ещё в 1993 г. Но многие до сих пор сомневаются, так ли нужен был этот шаг. «Я и пишу, и читаю на кириллице, – говорит предприниматель Амир Расулов. – Не могу привыкнуть! Мой сын не прочёл массу интересных книг: их не печатают на латинице, часто просто денег нет». «В последние месяцы с улиц Узбекистана исчезает русскоязычная реклама, – рассказывает недавно побывавший там обозреватель «АиФ» Георгий Зотов. – Меню в общепите во многих местах ещё остаются на русском, но начались разговоры, что их тоже надо заменить. Чиновники заверяют: «Это не против России, к ней подавляющее большинство относится дружественно, но мы же независимое государство, должны культуру свою укреплять». Как бы то ни было, но в итоге в регионах Узбекистана молодёжь сегодня уже с трудом говорит по-русски».

«Наши ребята нередко вынуждены работать в России на самой тяжёлой работе за небольшую плату, – недоумевает учитель литературы Сейфулла Сулаймонов. – Но этому есть причина. Нормально русским языком они не владеют, потому им предлагают лишь труд разнорабочего. Да, в наших школах русскому учат, но часто формально. У вас трудный язык, для него нужна постоянная среда: те же вывески на улицах, меню, реклама. Вот киргизы поступают умнее, в итоге русским владеют лучше и в России трудятся на «хлебных» должностях кассиров и официантов. Согласен, узбекский гражданам нашей страны нужно знать хорошо, но зачем при этом отказываться от русского?» 

Казахстан: в поиске согласия

В Казахстане анонсированный переход на латиницу тоже вызывает немало дискуссий. «Ладно бы переводили на другой алфавит свой язык, так они ещё и русские слова переписывают на латинице», – изумляются в соцсетях. Да, на улицах Алматы можно увидеть вывески не только на казахском и русском, но и русские слова в латинской транскрипции – «Cosmos» или «Krasnoe yabloko». Но оппоненты замечают, что такие «шедевры» порой можно встретить и в российской глубинке и что не политика такими бизнесменами движет, а дурной вкус.

В Казахстане функционирует множество школ, где обучение ведётся на русском языке, на русском издаются десятки газет и журналов (в рейтингах СМИ первые места занимают русскоязычные «Время», «Литер», «Новое поколение», «Курсив» и милая русскослышащему уху «Казахстанская правда»). Да и наш «АиФ Казахстан» за последние три года увеличил тираж с 14 до 19 тыс. экземпляров. Заседание правительства и парламента ведётся на двух языках – государственном и общенационального общения. А на последнем расширенном заседании Ассамблеи народа Казахстана президент Токаев не только выступил на двух языках, но и признал, что этнический фактор и межнациональные отношения до сих пор являются детонатором разного рода конфликтов. И что власти хорошо известно, что все такие конфликты – дело «злонамеренных провокаторов», с которыми она будет бороться беспощадно. А одной из «вишенок» в этой речи стало предложение Токаева организовать памятные мероприятия в честь 200-летия классика мировой литературы Фёдора Достоевского, который творил на русском языке.

Грузия: в русскую школу – бесплатно

В Грузии русский язык теперь используют лишь пожилые, не забывшие советских времён, экспаты и люди из смешанных семей. Плюс некоторые энтузиасты, связывающие будущее своих детей с северным соседом. Молодёжь же скорее ответит вам на английском. При этом многие области Грузии разговаривают на собственных языках – мегрельском, сван­ском, лазском, осетинском, не говоря уже о языках крупных национальных диаспор – азербайджанском, армянском и ­турецком.

Такое многообразие на небольшой территории вроде бы оставляет шанс русскому быть языком межнационального общения. Вот только влиять на усиление этого процесса Россия не может – в дипотношениях у наших стран по-прежнему всё сложно. В Тбилиси довольно много русских школ, где ученикам преподают на языке Пушкина и Чехова либо часть предметов, либо вообще все. Но если сравнить их с количеством английских школ, то иллюзии насчёт распространённости русского языка исчезают. Преимущество у русских школ одно – в них можно учиться бесплатно. Английские же, французские, иранские и другие школы чаще всего частные.

Визуально русский язык кое-где на улицах Тбилиси ещё присутствует. Например, там, где ждут русскоговорящих туристов – типа «Однодневный тур в Мцхету». Или возле автомастерских, где ошибки вызывают улыбку – «Ремонт хадавика. Вулканизация». Грузины трепетно относятся к родному языку, гордятся своим необычным алфавитом и ни за что не согласились бы добровольно перейти на иной стиль письма.

Куда заведёт переход на другой алфавит?

Эксперты говорят, что попытки перехода на латиницу начались сразу после обретения среднеазиатскими республиками независимости и не прекращались все эти десятилетия. Почему же новая волна поднялась именно сейчас? 

Торопятся избавиться от прошлого…

– Начнём с того, что предпринимались и предпринимаются эти попытки именно потому, что до распада СССР среднеазиатские республики никогда в истории не существовали как самостоятельные государства. Теперь же они торопятся избавиться от советского наследия, перестать быть постсоветскими странами, – считает первый зампред Комитета Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Константин Затулин. – Чтобы на них в мире смотрели не просто как на зону влияния России, а как на самодостаточные независимые государства, которыми, если уж начистоту, не все из них на самом деле являются. Но они же не хотят в этом признаваться! Потому и ищут самые лёгкие пути. Те, которые им кажутся менее конфликтными. А в русском языке они видят угрозу своей государственности.

И это характерно не только для среднеазиатских стран. Самый яркий и печальный пример тут – Украина, где тоже звучат призывы к латинизации алфавита. Делается это, чтобы у России не было никакого повода ни сейчас, ни в будущем влиять через русскоязычное население на внутренние процессы в стране.

В некоторых ныне независимых странах степень репрессивности принимаемых мер целиком зависела от доли русского населения. Например, в Прибалтике – Эстонии и Латвии, где доля русских по-прежнему достаточно большая, были приняты одиозные законы о государственном языке. В Литве же, где русских всегда было от силы 10%, такие законы не принимались.

А вот Казахстан сплеча рубить не стал и сохраняет в отношении России осторожную линию, выступая инициатором различных интеграционных инициатив. Хотя замечу, что инициативы эти никогда не касаются политики или культурной сферы, а, как правило, сосредоточены исключительно в экономической сфере, где без России им обойтись трудно. 

…И убрать «агентов влияния»

Языковая политика, которую избрали некоторые постсовет­ские страны, уже привела к тому, что молодое поколение плохо знает историю своей собст­венной страны, те страницы, которые писались вместе с Россией. Более того, у молодёжи там крайне непопулярны любые интеграционные процессы, связанные с Россией. Не обладая опытом старшего поколения, молодёжь нередко рассматривает любые вопросы через узконационалистическую призму.

Впрочем, от страны к стране ситуация разнится. Например, Киргизии трудно не признать тот факт, что каждый пятый её гражданин работает в нашей стране, а перечисления трудовых мигрантов, уехавших в Россию, составляют 20% ВВП. Потому там русский язык достаточно распространён и предпринимается меньше попыток атаковать его. В Бишкеке, к примеру, огромное количество всевозможных вывесок и объявлений на русском. 

Узбекистан при Каримове долго старался доказать, что России для него просто не существует. Сейчас, к счастью, этот период пройден, и узбекские власти больше настроены на взаимовыгодное сотрудничество между двумя странами.

В Казахстане на момент распада СССР число казахов и русских было примерно равным, но затем количество наших соотечественников там резко сократилось, они массово уезжали в Россию. Однако у казахских властей сохранилось насторожённое отношение к русскоязычному населению, они опасались, что эти люди станут «агентами влияния» России на казахскую политику. И хотя этого не произошло, подозрительность тем не менее остаётся. В своё время в Казахстане из уст самых высоких лидеров звучало, что эта страна больше всех пострадала за годы существования в составе СССР. Вспоминали, например, что на его территории были пере­сыльные лагеря. И при этом как-то забывали упомянуть, что в этих лагерях содержался цвет московской и петербургской интеллигенции, которая после освобождения оседала там, на казахских землях, создавала школы, университеты, институты, заводы. Русское население Средней Азии во многом и создавало те возможности, которыми сегодня пользуются жители этих стран. 

Какую политику выбрать нам?

Проблемы, которые сейчас испытывает Россия с бывшими советскими республиками, не новы. Все страны, получающие независимость, выбирают путь национального строительства, и бывшая метрополия на этом пути становится антипримером, своеобразным пугалом. Национальная идеология строится не на созидательных началах, а на принципе отрицания: «Мы – не они». Это детская болезнь, которая, однако, может привести к очень серьёзным проблемам.

Что может в этой ситуации сделать Россия и что она уже делает? Взята линия на то, чтобы не замечать разногласий. Многим такое поведение покажется странным, однако, если мы будем каждый раз жёстко реагировать на такие выпады, это приведёт лишь к конфликту и, наоборот, ускорению процесса дерусификации. Националистические силы, в том числе и в среднеазиатских странах, используют любой неловкий шаг Москвы, чтобы инициировать новые антирусские законы, укрепить антирусские настроения, оправдывая это борьбой за суверенитет. Потому мы стараемся не обострять возникающие проблемы, если не сталкиваемся, как в случае с Украиной, с откровенной враждебностью и желанием любыми путями досадить России.

В Средней Азии, к счастью, такого нет. В то же время мы должны реально смотреть на складывающуюся там картину. Стоящие перед Россией проблемы не из тех, что решаются парой телефонных звонков. Это кропотливая, долгая работа, которая к немедленным результатам не приведёт. Она должна быть частью нашей постоянной стратегии, в том числе и в гуманитарной, культурной сфере. 

Могла ли сама Русь выбрать другой алфавит?

Некоторые эксперты считают, что господство на территории России кириллицы – лишь историческое недоразумение и что всё могло сложиться иначе. 

Реймсское Евангелие, связывали с именем русской княгини Анны Ярославны. Часть текста написана кириллицей на славянском языке.
Реймсское Евангелие, связывали с именем русской княгини Анны Ярославны. Часть текста написана кириллицей на славянском языке. Книга открыта на отрывке, который читается на праздник Обрезания Господня. В центре мы можем прочитать: "Обрезание Господа нашего Иисуса Христа и память святого отца нашего Василия. Возвратились пастухи, славяще и хваляще Бога". Фото: РИА Новости/ Сергей Пятаков.

Как правило, ссылаются при этом на летописный рассказ о выборе веры князем Владимиром. Дескать, если бы он поддался влиянию римских эмиссаров и принял христианство от Папы, то у нас утвердились бы и латинский алфавит, и письменность на его основе. Однако летописный рассказ не стоит понимать буквально.

По сути, выбора у князя не было. Всё вело к тому, чтобы принять веру именно от Византии. Соображения экономики – Константинополь был крупнейшим торговым партнёром Киева. Соображения политики – дружить с сильным и близким государством гораздо выгоднее, чем с отдалённым Римом, где как раз в X в. престол святого Петра стал разменной монетой в политических играх германских императоров. Плюс к тому моменту многие на Руси уже были крещены, действовали православные храмы, да и бабка Владимира, княгиня Ольга, как известно, была православной.

Ну и, наконец, соображения национальной идентичности и чувство собственного достоинства. Дело в том, что миссионерская деятельность Византии была в высшей степени политкорректной. Народам, принимавшим христиан­ство по константинопольскому образцу, не навязывали греческий язык в качестве богослужебного и литературного, как это было с латынью. Напротив, для них создавали новую письменность. К моменту «выбора» князя Владимира уже 100 с лишним лет существовали церковнославянский язык и письменность на основе кириллицы. Язык развитый, со сложившейся литературной традицией, с богатым корпусом переведённой литературы – и христианской, и античной. А главное – понятный всем славянам, в том числе и нашим предкам. Так что в латыни и латинице попросту не было необходимости. Русь тех времён латиницей, можно сказать, брезговала. Единственный известный сегодня образец латинской письменности, сделанный уроженцем Древней Руси, – это подпись Анны Ярославны, дочери Ярослава Мудрого и жены короля франков Генриха I. Да, подписалась она на латинском языке. Но кириллицей, вот так: AHA PЬИHA. То есть Anna Regina, королева Анна. 

Однако в XVII в. в России пошла мода на латиницу. Образованные русские ею щеголяли, как впоследствии щеголяли знанием французского, а сегодня и английского языка, вставляя модные словечки и в устной, и в письменной речи. Кириллические обозначения цифр уступали место римским и арабским. Пётр I реформировал алфавит, создав гражданский шрифт, – по выражению филолога Михаила Арапова, «буквы, как и людей, переодели в немецкое платье». В XVIII в. по инициативе Василия Тредиаковского был запущен процесс по изменению наименований кириллических букв. «Аз», «Буки», «Веди», «Глаголь», «Добро» постепенно уступили место привычным для нас «А», «Бэ», «Вэ», «Гэ», «Дэ»...

И латиница всё продолжала атаки. Скажем, в 1833 г. появилось предложение частичного перевода русского языка на латиницу под названием «Орыt wedenія novыh russkih liter». Но серьёзнее прочих подошли к этому делу большевики. После революции был развёрнут проект латинизации алфавитов всех языков молодого Советского государства – латиница считалась «алфавитом революции». Нарком просвещения Луначарский, энтузиаст смены алфавита, ещё в 1919 г. заручился поддержкой Ленина. А в 1929 г. была создана специальная комиссия, которая разработала три варианта нового алфавита. Она закончила работу в январе 1930 г. с резолюцией: «Переход в ближайшее время русских на единый интернациональный алфавит на латинской основе неизбежен». Попутно на латиницу было переведено 50 языков СССР из 72, имевших письменность. Но Сталин как раз в то время решил строить социализм в отдельно взятой стране – с русским языком в роли главного. Так что уже в марте 1930 г. идею латинизации похоронили. А с 1936 г. началась новая кампания по переводу только что латинизированных языков на кириллицу, в основном завершившаяся к 1941 г. 

Сколько сил у языка

А мы, носители великого и могучего, к своему языку бережно относимся?

Алексей Варламов, писатель, ректор Литературного института:

- Я с огромным уважением отношусь ко всем языкам, но кириллица мне всё же милее. И День святых Кирилла и Мефодия, который отмечается 24 мая, для меня очень важный праздник. Нам в дар был дан удивительный язык с невероятно красивой мелодикой. Как можно этим даром пренебрегать?

И то, как, например, на Украине сейчас негативно относятся к нашему языку, иначе как безумием не назовёшь. Какие бы ни были отношения между странами, но украинцы должны не меньше, чем мы, любить кириллицу. Более того, у них есть уникальные буквы, которых нет ни в одном славянском языке. И если они ради каких-то политических глупостей откажутся от кириллицы, это будет предательство их собственной национальной истории. Поступить так исключительно из ненависти к России, на мой взгляд, – шаг столь же абсурд­ный, сколь и удручающий.

К сожалению, попытки некоторых наших деятелей политизировать культуру вредят прежде всего нам самим. Культурой должны заниматься университеты, творческие союзы, общественные организации, находящиеся вне идеологической борьбы.

Что касается отношения непосредственно к русскому языку, надо иметь слишком большое самомнение, чтобы думать, что мы можем погубить язык или спасти его. Язык существовал до нас и со­х­ранится после нашей смерти. Да, он меняется, в него заносятся иностранные слова, но он настолько силён, что обладает способностью к самоочищению. 

Другое дело, что в России произошла дегуманитаризация. Гуманитарные науки, особенно филологические, оказались на задворках – дос­таточно посмотреть, сколько бюджетных мест даётся на филологических факультетах. Наверное, кому-то кажется, что филологи никому не нужны. Но они делают очень важные вещи для поддержания языка, для того, чтобы не беднел лексический запас людей, чтобы сохранялись языковые нормы, культура речи. Если мы откажемся от филологии, тогда наш язык останется без профессиональной поддержки и нужно будет срочно поднимать вопрос о его спасении.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции 

Оцените материал
Оставить комментарий (15)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах