Примерное время чтения: 3 минуты
3413

В бой под наркотой. ВСУ без «кайфа» в наступление не идут

Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине

Проблема с наркотиками в украинской армии давно стала одной из самых обсуждаемых тем даже в «бандеровских» Telegram-каналах. Наркотрафик под видом гуманитарной помощи, разборки со стрельбой, поножовщина, странные самоубийства — обычное явление для нынешней украинской армии. Масштабы проблемы оказались столь велики, что её существование признал даже генеральный прокурор Украины Андрей Костин.

Бич ВСУ — наркоманы, алкоголики и психопаты

Алена Дихтярь, главный врач Запорожского областного центра по оказанию психиатрической и наркологической помощи рассказала, что на контракт в ВСУ и в нацбатальоны спокойно принимают солдат с тяжелой наркотической зависимостью. Об этом сообщает РИА Новости, ссылаясь на врача.

«Случаев, когда украинских военных доставляли в центр в состоянии тяжелейших психозов на фоне длительного приема наркотиков, множество, — рассказывает Алена Дихтярь. — Через родственников военнослужащих мы выясняли, что ещё до службы в армии бойцы употребляли наркотики. А на передовой эта ситуация только усугубилась. Многие подсаживаются на сильнодействующие препараты уже в армии. Это относится как к частям ВСУ, так и добровольческим батальонам».

«Им украинцев не жалко»

Так прокомментировал командир спецназа «Ахмат» Апти Алаудинов свой рассказ о наркозависимости украинских солдат в эфире «Соловьев Live». «Блок НАТО по сути сегодня на украинцах испытывает все препараты, которые они произвели, для того чтобы сделать „суперсолдат“. Это боевая химия. Им украинцев не жалко», — заявил боевой офицер.

Он рассказал, что когда действие наркотиков проходит, то солдаты ВСУ, нередко вместе с командирами, предпочитают сдаться в плен, но не возвращаться к своим.

«Защитник Украины» торговал наркотиками

Наркотики на линию боевого соприкосновения привозили из Львова. Канал поставок работал едва ли не с начала СВО и покрывался украинскими офицерами. Об этом трафике так ничего бы и не узнали, если бы офицер 103-й бригады теробороны на глазах проверяющих в состоянии наркотического угара едва не убил солдата.

С криками «За Украину!» он набросился на рядового, приняв его за российского диверсанта. Ударом приклада в голову командир свалил бойца на землю и продолжал бить ногами. Избитого украинского солдата с разорванной печенью отправили в госпиталь как жертву «российского обстрела».

Как впоследствии выяснилось, ротный офицер давно уже сидел на кокаине, который ему поставляла львовская группа. Условия договора были предельно просты: они ему несколько доз наркоты, а он закрывал глаза на распространение дури среди подчиненных.

Наркотики перевозили и доставляли в подразделение под видом гуманитарной помощи, а затем продавали по $100 за 1 грамм солдатам на передовой.

Офицера и львовских наркодилеров задержали. Но только, как признался украинский генпрокурор, зависимость ВСУ от наркотиков сейчас чрезвычайная — «это направление будет нашим приоритетным, пока мы не прекратим эту деятельность на уровне нашего государства».

Какой смысл вложил прокурор Костин в слова «на уровне нашего государства»? Не нынешнего ли главу Украины он имел в виду?

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах