3755

Теракт по месту жительства. Почему исламисты выбрали для атаки Испанию?

Сюжет Серия терактов в Испании

Благополучная в плане опасности терроризма Испания, одна из самых любимых стран для российских туристов, отныне тоже представляет собой угрозу для жизни. А её-то за что? Испания вроде бы не воюет с ИГИЛ (запрещённая в России организация).

Министр внутренних дел Польши Мариуш Блащак уже высказался по этому поводу в том смысле, что теракт в Барселоне произошёл из-за засилья там мигрантов, и единственный способ избежать повторения подобного — это вообще прекратить пускать их в Европу. Кроме того, он подчеркнул, что в Польше такое произойти не может, поскольку эта страна не принимает мигрантов из Африки и с Ближнего Востока, и поэтому там нет крупных мусульманских сообществ и анклавов, представляющих собой естественную базу для исламских террористов.

А что делать тем европейским странам, которые уже давно открыли настежь двери для мигрантов? Неужели больше нигде в ЕС нельзя будет чувствовать себя в безопасности? Ситуацию для «АиФ» прокомментировал директор Центра изучения Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров.

Владимир Кожемякин «АиФ»: Семён Аркадьевич, на примере Испании складывается впечатление, что страны Европы получают теракты вне зависимости от того, воюют ли они с ИГИЛ...

Семён Багдасаров: Так оно и есть. Связывать теракты в Испании именно с Исламским государством я бы вообще не стал. Многие террористические группировки просто берут бренд ИГИЛ, а на самом деле это могут быть небольшие формирования, зачастую не связанные между собой и считающие своей задачей борьбу с христианско-европейской цивилизацией в целом. Они видят в ней врага номер один и отыгрывают там свою своеобразную месть: исторического, политического и ещё бог знает какого характера.

— Как в таком случае террористы выбирают цели: просто наобум или некая логика тут всё-таки есть?

— Такая логика существует. Судя по всему, теракты в Барселоне совершили марокканцы. Почему? Когда-то часть Марокко была оккупирована Испанией, сейчас у них тоже небольшой кусочек: территории на африканском побережье с городами Сеута и Мелилья. Испанцы воевали против берберов, арабов. Вторая причина — это то, что в Испании много марокканских мигрантов. Где они живут, там и совершают теракты. По месту жительства, что называется. Как и у нас: например, в Петербурге.

— Выходит, что любая страна, где находятся выходцы с Востока, может стать мишенью для теракта?

— Да, и в любой момент. Любая из стран, где имеет большое хождение радикальный ислам. В том числе Россия.

— И вовсе не важно, в каких отношениях эта страна с исламскими государствами?

— Это не имеет никакого значения. Для исламистов все европейские страны — это абсолютно чуждая им цивилизация, представляющая собой объект для атаки.

— По-видимому, если в Европе увеличивается количество проживающих там представителей радикального ислама, значит, и такие теракты будут происходить всё чаще? Это неизбежно?

— Конечно. Как и у нас. Это будет становиться всё большей и большей угрозой.

— Иначе говоря, количество терактов будет прямо пропорционально количеству находящихся в стране мигрантов?

— Исключать такого нельзя.

— И конкретно с войной против ИГИЛ это не связано?

— Напрямую — нет. Что, разве испанцы в ней участвуют? Если и участвуют, то весьма символично.

— Как вы полагаете, изменят ли такие теракты миграционную политику ЕС?

— Во многих странах — например, в Германии, Франции — уже вовсю говорят, что пора принимать крутые меры. Европа будет вынуждена пойти на них, в противном случае она не выживет. А кому это надо? Население станет выбирать те политические структуры, которые выступают за ужесточение миграционных порядков, вот и всё.

— Какие-то признаки этого уже есть?

— Да, в политике и на выборах. Хотя госпожа Ле Пен не победила на президентских и парламентских выборах, количество голосов, поданных за неё, увеличилось. В ФРГ в 2013 году появилась новая консервативная партия «Альтернатива для Германии», за которую голосует всё больше и больше немцев. И так понемногу начинает происходить почти везде.

— Шансы прийти к власти у правых и ультраправых вырастут ещё больше?

— Конечно. Усиление националистических взглядов — это естественная реакция на теракты.

— Может быть, исламисты и рассчитывают на такую реакцию, так сказать, вызывают огонь на себя?

— Нет, это просто элемент их войны. А уж специально или нет они это делают — не суть важно.

— В США так тоже будет?

— Там число подобных терактов резко уменьшилось, после того как Америка стала проводить жёсткую миграционную политику по отношению к странам Ближнего Востока. И здесь надо отдать должное Министерству внутренней безопасности США. Помните, Трамп вводил ограничения на визы для ряда стран, за что его критиковали? На самом деле всё это было обозначено как борьба с терроризмом. И в результате в Соединённых Штатах налицо ослабление терроризма: по крайней мере, временное, это точно.

— Можно предположить, что и для стран ЕС рецепт такой же?

— И для них, и для нашей страны — то же самое. Не надо успокаиваться! ФСБ чуть ли не через день арестовывает ту или иную группу выходцев из Центральной Азии, готовивших теракты. Мы такая же мишень для террористов, проживающих у нас дома. Поэтому России тоже придётся ужесточать миграционные правила. И не только ей, но и вообще всем, кто относит себя к европейской цивилизации.

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество