8453

«Стреляют даже по трупам». Как в ДНР и ЛНР ищут убитых ВСУ людей?

Фото: Дарья Асламова / АиФ

Утром 25 ноября украинский беспилотник атаковал центр города Ясиноватой в самопровозглашенной Донецкой Народной Республике. Днем ранее ополченцы отчитались о перехвате другого беспилотника, который с четырьмя минами залетел в Донецк. Обстрелы и атаки украинской армии давно уже стали мрачным «бытом» жителей региона, война в котором, по сути, продолжается до сих пор, несмотря на все перемирия. Жертвами ее уже стали тысячи мирных жителей, в том числе и дети.

Сегодня в Москве представители народных республик рассказали об эксгумации тел погибших и о массовых убийствах гражданского населения в Донбассе. По их словам, международные организации хорошо знают о фактах артобстрелов и бомбежек мирных городов, но ничего не делают для того, чтобы это прекратить.

Тяжелый быт народных республик

22 января 2015 года жительница Донецка Юлия Михайлова ехала на работу. «Было полдевятого утра. Проехала две остановки — и произошел минометный обстрел. В одну секунду летят четыре мины и убивают 13 людей. 20 раненых. Я самая тяжелая, так как шесть открытых ранений. Все они минно-осколочные. Было ощущение, будто тело просто разрывается», — вспоминает женщина, потерявшая тогда руку и ногу. 

Дело происходило в донецком районе Боссе. «Место, куда прилетели четыре мины, — это транспортная развязка, — объясняет начальник бюро судмедэкспертизы ДНР Дмитрий Калашников. — Юлия ехала на троллейбусе, рядом ходят маршрутки, рядом пересадка на трамвай. И попадание в этот район — это не случайность. Невозможно там промазать». 

«Полдевятого утра — как раз все люди едут на работу. В этом месте с транспорта на транспорт как раз пересаживаются. Раз — и все, положило людей», — вспоминает Юлия. «Это обычный подход украинской армии, — добавляет Калашников. — Первомайск бомбили, когда люди выходили на привоз воды рано утром. Стреляют именно в этот момент. Именно поэтому такое большое количество неопознанных тел. Человек просто вышел за водой. Он не берет с собой документы».

Для Донецка и Луганска такие обстрелы жилых районов — данность, в которой они живут уже семь лет. Некоторые города, как, например, Первомайск в ЛНР, до сих пор обрабатывает украинская артиллерия. Там не осталось ни одного целого дома. В другие, как в тот же Донецк, залетают украинские беспилотники, начинённые минами. Только вчера один такой удалось сбить над городом, но он успел сбросить одну из бомб. К счастью, никто не пострадал. 

«Об этом нужно говорить, рассказывать и показывать это, — говорит Юлия. — Потому что, когда лично в тебя летит мина и отрывает руку и ногу, это живое доказательство того, как издеваются над народом Донбасса, как просто уничтожают. Ни за что ни про что». 

Как ищут тела погибших?

Только в ДНР с 2014 года в результате конфликта погибло свыше 5 тыс. человек, более 350 до сих пор числятся пропавшими без вести, рассказала уполномоченный по правам человека в ДНР Дарья Морозова. Среди убитых — 91 ребенок. Свыше 8 тыс. получили ранения. Многие остались инвалидами. 

В Луганске — не менее страшные цифры. Погибло более 2 тыс. человек, из них 35 детей. В момент наиболее острых боев в день погибало в среднем по 26 мирных жителей, рассказала первый замминистра иностранных дел ЛНР Анна Сорока

В связи с этим в обеих республиках были созданы органы по поиску пропавших без вести во время конфликта в Донбассе. Их задача — поиск и эксгумация тел из мест массовых захоронений. Особенно много таких захоронений появилось в первый год войны. Как рассказали представители народных республик, в реалиях боевых действий погибших от обстрелов старались хоронить как можно быстрее, порой — в братских могилах, не установив личности всех погибших. 

Всего с 2014 года на территории республики эксгумированы тела свыше 150 человек, личности 44 установлены путем проведения молекулярно-генетического исследования, при этом более 60% погибших — граждане в возрасте от 30 до 60 лет, рассказала Дарья Морозова.

«В большинстве случаев люди были захоронены в гражданской одежде, в которой находились в момент смерти. То есть речь идет о сугубо мирном населении. На всех телах зафиксированы признаки насильственной смерти и повреждения, характерные для боевых действий: большинство погибли от огнестрельных, минно-взрывных и осколочных ранений», — отметила она. В ДНР пропавшими числятся еще 353 человека. 

Люди продолжают гибнуть до сих пор. В 2020 году, после парижского саммита в «нормандском формате», затишье не наступило. Погибло 60 мирных жителей. В 2021 году за первые девять месяцев — еще больше: 70 человек. 

Украинские войска обстреливают не только живых, но и трупы, рассказывает Дмитрий Калашников. «В городской морг прилетают снаряды. У нас была разрушена крыша, выбиты все стекла. Для чего обстреливать морг? Для того чтобы сгорели доказательства, наши записи», — предполагает он.

При этом у международных организаций все записи есть. Представители ОБСЕ посещают морги и места массовых захоронений, делают фотографии, записи. Но их опубликованные доклады выхолощены. Активно помогает в сложной работе по эксгумации тел народным республикам только Красный Крест. А вот Киев упорно отказывается от совместной поисковой деятельности.

Уполномоченный по правам человека в ДНР Дарья Морозова подчеркнула, что республики не остановятся, пока не найдут тела всех пропавших без вести. Однако пока эта работа далека от завершения. Как и конфликт в регионе, который каждый день рискует разгореться с новой силой.

Оставить комментарий (6)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах