21363

«Русские им сильно вломят!» Придётся ли России спасать соседей от талибов?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. Царь-колбаса бьёт прицельно по кошельку 27/10/2021 Сюжет Захват талибами власти в Афганистане
Георгий Зотов / АиФ

С таджикской стороны афганский посёлок Шерхан-Бандар просматривается очень хорошо: до него всего 600 метров. «Иногда оттуда пули долетают, — рассказывает офицер погранвойск Таджикистана. — Талибы (террористическая организация, запрещена в РФ) как наркотики примут, сдуру стрелять начинают в белый свет, как в копеечку. У нас указание — не отвечать». 

На середине двухполосного моста скучает «смотрящий» талибов — совсем юный паренёк, замотавший голову в красную накидку. Рядом с ним притормаживают идущие из Таджикистана машины, он деловито спрашивает, куда и зачем они направляются. На КПП «Нижний Пяндж» стоят броневики с пулемётами, вырыты окопы, оборудованы доты. 

«Мы приготовились на случай прорыва талибов, — объясняет мне пограничник. — Тут вообще непонятно, чего дальше ожидать». Талибы захватили Шерхан-Бандар в июне, правительственные солдаты бежали через мост в Таджикистан, им стреляли в спину: двоих убили, многих ранили. Каждый день на афганской стороне скапливаются сотни беженцев, умоляют пропустить их на территорию СНГ. «Мы отказываем, — признаётся офицер. — Иначе сюда хлынут миллионы». Ситуация на границе не сахар. Вторгнутся ли талибы в Таджикистан и ждать ли со дня на день в России толп беженцев? Об этом — в репортаже обозревателя «АиФ».

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«В воздухе запах джихада» 

Сначала, едва талибы подошли вплотную к границе, местные жители откровенно запаниковали. 

«Люди испугались, — разводит руками жительница города Бохтара (час езды от Афганистана) Сурайя Исмаилова. — Мама и отец обсуждали, что надо срочно квартиру продавать, поскорее перебираться в Душанбе: туда, если что, „Талибан“ так быстро не доберётся. Потом успокоились, чуть-чуть дрожим. Талибы — психи, они непредсказуемые. Конечно, у нас тут российские войска, они защитят и обратно всех вышибут. Но всё-таки страшно». 

На приграничных базарах декхане (крестьяне) ежедневно обмениваются информацией, прямо как на политических телешоу: сколько у талибов войск, правда ли они сильны, какие у них планы. Распространяются слухи о переброске к границе спецназа «Талибана» и группы террористов-смертников, а также о заявлении лидера талибской дивизии Махди Арсалана, на днях сказавшего, что его отряды готовы ко вторжению в Таджикистан. 

«Русские им сильно вломят, мало не покажется! — горячится хозяйка маленького кафе в Бохтаре Малика Турсунзодаева. — Но как женщина я на эмоциях, очень много переживаю. В воздухе такое висит... это... запах джихада, вот».

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«К русским относятся плохо»

Пограничный мост пустынен. Раньше в Афганистан сплошным потоком шли грузы, ведь страна ничего не производит и закупает в Таджикистане всё, даже цемент. С приходом к власти талибов жизнь в Шерхан-Бандаре замерла: объём торговли сократился в 80 (!) раз. Через границу курсируют только древние афганские такси, перевозящие одиноких пассажиров, сумевших получить разрешение на переход. 

«Сейчас в Афганистане ничего нет: ни денег, ни работы. Я совершенно не знаю, на что жить, — жалуется мне таксист Мохаммед из Шерхан-Бандара. — Бензин покупаю только на „чёрном рынке“, еда каждый день дорожает».

Его пассажир Нусреддин едет в Афганистан вместе с семьёй. Сначала они сбежали из страны во время наступления талибов, а теперь возвращаются назад. «Не страшно?» — «Страшно. Но там дом, родители...у меня деньги кончились, жить больше не на что». — «А как талибы относятся к русским?» — «Плохо».

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Россия у них — „чёрное лицо“»

Таджикские пограничники рассказывают о талибах совсем неприятные вещи. 

«Они довольно странные. Говорят, что верующие мусульмане, но, если наши ребята на намазе (молятся, — Авт.), они никогда этого не делают... Не знаю, наёмники какие-то, что ли? Читать абсолютно не умеют, неграмотные. Люди на КПП идут с паспортами, талибы документы вверх ногами смотрят, ставят печать на первую попавшуюся страницу. Недавно здесь пытались пройти российские и украинские граждане, афганцы по национальности: „украинцев“ пропустили, а „русских“ завернули назад. Сказали им, мол, вы враги ислама, валите в свою Руссиёх. Скоро мы сами туда придём и с вами разберёмся. Вы знаете, как переводится „руссиёх“? „Чёрное лицо“, то есть нехороший человек. Вот так талибы Россию называют».

Любые контакты России с «Талибаном» вызывают в Таджикистане беспокойство и обсуждение: «Нас собираются сдать». Людей можно понять: они сидят как на иголках. Этнические таджики, по разным данным, составляют от 27 до 46% населения Афганистана, но ни одного таджика в новом талибском правительстве нет. Угрозы вторжения заставляют народ нервничать, спецпредставителя президента РФ по Афганистану Замира Кабулова таджики откровенно не любят. «Он чего там Путину, талибов хвалит? — сурово спрашивает меня старик в Нижнем Пяндже. — Э, вы задумайтесь, почему и по какой причине Кабулов это делает!»

Таджикистан
Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Опасно говорить с мужчиной»

Я подхожу к «смотрящему» от талибов на середине моста. На вид парню едва лет пятнадцать: он без оружия, но с кнопочным телефоном. «Ассалам алейкум», — здороваюсь я, приложив по местному обычаю руку к сердцу. «Ваалейкум ассалам», — любезно улыбается он. «Как ваше имя?» — «Неважно, я солдат ислама». Спрашиваю на ломаном фарси, можно ли пройти на ту сторону на пять минут, чтобы пообщаться с талибами-пограничниками. Даже не дослушав, он отрицательно вертит головой, и неожиданно отвечает на ломаном русском: «Ходить да. Говорить нет». Мы вновь останавливаем уже знакомого таксиста и просим его передать сообщение на КПП талибов. Увы, тот наотрез отказывается помогать: «Нет-нет-нет. Они не станут разбираться, ещё заподозрят, что я заодно с русскими. Не буду связываться». Прошу следующих двух водителей — та же реакция. Чувствуется, что жители Афганистана здорово напуганы и смертельно боятся талибов. «Сейчас при них вроде спокойно, — говорит Мадина, едущая в Афганистан с супругом и маленьким ребёнком. — Ну требуют лицо закрывать, что тут поделаешь, я привыкла. Главное, что больше не стреляют. Простите, вы отойдите от меня, иначе они увидят, что женщина с мужчиной разговаривает, это опасно». Пограничники извиняются: без согласования с талибским КПП пропустить меня в сторону Афганистана они не могут. 

«Беженцы прорвутся завтра»

«Народ опасается, но мы спокойны, — заявляет мне на отличном русском языке офицер погранвойск Таджикистана. — У нас достаточно солдат, чтобы дать отпор, а за нашей спиной стоит мощная Россия. Лично я думаю, что войны не будет, а вот беженцы могут прорваться. Если бы мы заслоны не ставили, их сюда уже завтра пришли бы десятки тысяч«. «Обстановка опасная, однако вместе с нами наш северный брат — великая Россия, — соглашается с пограничниками Бободжон Бободжонов, 58-летний фермер, выращивающий лимоны. — Она такого не позволит». И неспроста сейчас близ границы с Афганистаном стартовали военные учения стран-участниц Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ): в гостинице Бохтара я встретил офицеров из Армении, Белоруссии, Казахстана. «Зря у вас думают: „А, Таджикистан далеко, что нам будет?“ — заявляет мне таджикский пограничник. — Именно тут проходит граница Советского Союза, и, если так подумать, граница Российской Федерации. Проблемы с беженцами и талибской угрозой лучше „устаканить“ на месте, пока они не пришли в Россию».

Оставить комментарий (7)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах