Примерное время чтения: 14 минут
18667

«Россиянам откровенно „бодяжат“ кофе». Продавцы раскрыли неприятную правду

Георгий Зотов / АиФ

На плантации кофе Хуэ (да, по-русски звучит это довольно двусмысленно) меня сразу предупреждают — осмотр займёт часа три. «Почему?» — «Ну, нам же в гору подниматься. Кофе чересчур капризный — он не может расти там, где очень холодно и очень жарко, нужна средняя температура, иначе погибнет». Идти столько времени вверх на жаре +30 — приключение ещё то.

Небольшое африканское государство Руанда, как считается, производит одну из вкуснейших разновидностей кофе в мире, практически деликатес: 97% кофейных зёрен отсюда идут на экспорт в Европу и США. Всего республика продаёт за рубеж 22 000 тонн кофе в год. Упаковку в 1 килограмм на плантации можно купить за 700 рублей (и это один из дорогих, элитных сортов). У нас же самая дешёвая руандийская «арабика» стоит в 5, а то и в 7 (!) раз дороже: по той простой причине, что мы покупаем её у посредников в Европе, а не напрямую. Да и то, как мне удалось выяснить в Руанде, чаще всего в Россию везут «разбодяженную» смесь, а не хороший качественный кофе. Почему так получилось, что мы импортируем халтуру, и можно ли исправить ситуацию?

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Добить пачку дешёвкой»

— Я работаю в Руанде 20 лет и видел всякое, — объясняет российский бизнесмен Алексей Матвеев, занимающийся продажей в Африку сельхозтехники. — Например, как сюда приезжают дельцы из Москвы в надежде быстро разбогатеть на кофе. Но в итоге они признаются, что хорошее качество напитка их совершенно не интересует. Они планируют «бодяжить», класть в упаковку максимум 15% руандийского кофе, а остальное добивать дешёвыми индийскими зёрнами. Те варианты кофе из Руанды, что я видел в Москве и Санкт-Петербурге, — разбавленные, туда досыпан кофе из Шри-Ланки, где он абсолютно безвкусный. Кроме того, в высший сорт кофе «арабика» подобные торговцы изрядно добавляют недорогой сорт «робуста». И если уж в Британии в некоторых пачках в супермаркетах обнаружили в «арабике» 33% «робусты», можете представить, что творится у нас. Я не удивлюсь, если в упаковках «арабики» в наших супермаркетах 99% «робусты». Проблема в том, что российский бизнес тут не думает о потребителе, а использует лишь правило — купить дешевле, продать дороже. Качество и забота о простом человеке мало кого интересуют. Это оправдывают следующим — типа, наш покупатель не приобретёт дорогой кофе, посему чем копеечней, тем лучше.

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

160 рублей за день работы

Работник плантации Хуэ Эрик Кубвимана, ведя меня по узкой тропинке в гору, рассказывает — кофе в Руанде посадили ещё в XIX веке германские колонизаторы, а занявшие в 1918 году их место бельгийцы с радостью продолжили культивирование кофейных деревьев. Слушая его, поражаешься: сколько же всего должно произойти, прежде чем обычный человек в России, Западной Европе или в Америке с утра заварит себе чашку бодрящего напитка!

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

Помимо того, что кофе обязан расти в горах, сажают специальные деревья, дабы те служили естественной «крышей» и давали тень для кофе: иначе солнце может переусердствовать, и растения высохнут. Руандийские зёрна — экологически чистые, тут не используют химикаты. А это сложно, у кофе много врагов в природе: скажем, грибковая инфекция hemileia vastatrix («кофейная ржавчина») в 1869 году полностью уничтожила все кофейные плантации Цейлона. Именно ей мы обязаны появлением знаменитого цейлонского чая — его кусты начали сажать взамен погибших кофейных деревьев.

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

Дабы не допустить схожей эпидемии, в Руанду завозят особых жуков, спасающих растения от бактерий, а для их питания — пальмовые листья, коими устлана вся земля. «Это ужас как сложно», — сообщаю я Эрику. Тот улыбается и говорит — дерево даёт плоды только через 2 года после посадки, около 1 000 зёрен каждое, собирать их надо руками, бережно и кропотливо. Рабочий день сборщиц — с 8 утра до 1 часа дня, за свой труд они ежедневно получают 2 000 руандийских франков: всего-то... 160 рублей.

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Вы платите втридорога»

— После сборки ягоды кладут в протирочные механизмы и удаляют с них «плоть», — рассказывает Эрик Кубвимана. — Потом пару дней дают ферментироваться. Затем удаляют остатки мякоти и сушат на специальных площадках на солнце. Следующий шаг — зёрна сортируют вручную, хорошие от плохих. Не особо качественный, средний кофе идёт в состав растворимого: я не думаю, что это такой секрет — растворимый чай тоже ерунда. По итогу всех этих действий, от начала до конца, из 100 килограммов кофе остаётся только... 8 килограммов! То есть мы теряем 92% продукции. А люди ещё удивляются потом, отчего кофе такой дорогой. Руанда обжаривает лишь 3% кофе для своего внутреннего рынка, остальное идёт на экспорт (в виде зелёных зёрен) — в Германию, Бельгию, Швейцарию, США. Обжарку делают уже там и затем продают кофе в Россию — поэтому он у вас и недёшев. Конечно, русский бизнес мог бы построить в Руанде фабрику, обжаривать кофе на месте, везти его российским гражданам: тогда бы цена упала в разы. Но у вас предпочитают платить втридорога перекупщикам.

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

Почему кофе дорожает?

Мы добираемся до вершины горы. Эрик делает кофе методом XIX века — сам обжаривает зёрна на огне, затем толчёт вручную и заваривает. Я не кофеман. Я пью только чай, кофе — ну так, сильно изредка, от случая к случаю. Но тут не могу отказаться. О, вкус реально божественный. Удивительно, но при паре глотков кофе чувствуется и карамель, и шоколад, даже сахара никакого не надо. От моей усталости (всё же два часа в гору по жаре шли) не остаётся и следа.

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

Далее мне показывают, как продукт сушится под солнцем, «купальный цех», где моют зёрна, — и сортировщиц, за столами и прямо на полу вручную отбирающих кофе. Там тоже платят, мягко говоря, не фонтан — 160 рублей в день за 8 часов. «Они же не находятся под палящим солнцем, как сборщицы ягод, — старается развеять мои сомнения Эрик. — Поэтому и работают на 3 часа больше». Вскоре после этого кофе уезжает в Европу, где его обжаривают и затем поставляют нам по цене космоса.

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

Я постоянно читаю новости — кофе подорожал, магазины пересмотрят цены на кофе, стоимость кофе повысилась. Удивительны тут две вещи. Первая — похоже, система обмана в нашей торговле стала нормой. Я уже публиковал статью, почему на рынке России почти нет настоящего индийского и цейлонского чая, а есть сорта, где он составляет 10-15%, остальное — дешёвое «сено» из Вьетнама и Бангладеш. С кофе — абсолютно то же самое. Берутся зёрна из нижнего ценового сегмента, разбавляются чуть-чуть руандийским, кенийским или угандийским кофе, и пожалуйста — пейте новый «элитный» сорт за до фига денег. И когда, интересно знать, это наконец прекратится?

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

В последние полтора года у нас по понятным причинам стали говорить о возобновлении отношений с Африкой. Но, конечно, есть некоторые сомнения: могут ли африканцы платить за наши поставки «живые деньги», а не получать всё даром, как во времена СССР? Так вот, в странах Африки уйма товаров, которые нам самим очень нужны, по нормальной цене, а не в 10 раз дороже, что мы берём у милых западных «друзей». Хватит уже обогащать посредников. Покупайте напрямую, а?

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах