Примерное время чтения: 7 минут
8208

Повезло, не расстреляли за референдум. В Николаеве судят Стремоусова

Сюжет Референдумы о вхождении ЛДНР, Запорожской и Херсонской областей в состав РФ
Церемония прощания с Кириллом Стремоусовым.
Церемония прощания с Кириллом Стремоусовым. / Фото: Глеб Задворнов / АиФ

СБУ похвасталась первым приговором суда за организацию осенью референдума по вхождению Херсонской области в состав России. Уголовных дел, которые еще не передали в суд, гораздо больше. Причем среди обвиняемых подавляющее большинство — совершенно простые люди. Сколько из них после задержания пропало без суда и следствия, неизвестно. 

А чтобы понять весь ужас и абсурдность происходящего, достаточно почитать не только бравурные отчеты СБУ, но и, например, стенограмму Центрального райсуда Николаева. 

Показательные пять лет за референдум

Срок «за референдум» получила женщина из той части Херсонской области, которая в ноябре прошлого года опять оказалась под Украиной. Женщину обвинили в том, что в родном поселке Новоалександровка (Бериславский район) она формировала реестр избирателей и призывала идти голосовать. В деле она числится организатором плебисцита, хотя была рядовым членов избиркома, которых и на Украине, и в России всегда набирали из простых местных служащих. 

В обвинительном заключении ей еще приписывают личный обход домов и требование «от людей поставить нужную отметку». Тоже не ахти какая новость, но тут есть нюанс. Напомним, что референдум проходил под непрекращающимися обстрелами ВСУ, потому проводили его в течение нескольких дней и народ призывали голосовать по домам и дворам, а не устраивать скопление на участках. Слишком лакомая мишень для украинской артиллерии получилась бы. 

Впрочем, сегодня для украинского суда все эти подробности не имеют вообще никакого значения. СБУ сказала — коллаборант, значит, так и есть. Дали женщине из Новоалександровки, с учетом серьезности обвинений, всего пять лет заключения — мол, сотрудничала со следствием, и еще на десять лет запретили заниматься любой деятельностью, связанной с работой избиркомов, да работать в органах власти. 

Вот такой показательный процесс для внутреннего пользования: украинские СМИ рассказали, как «коллаборантку» наказали и гуманизм проявили, не вкатив ей на полную катушку. Правда, при этом украинским гражданам не сообщают, как некоторые херсонцы после задержания СБУ просто исчезают. 

Виноваты все, кто остался?

Сразу после того, как ВСУ вошли в Херсон, начались «стабилизационные мероприятия». Врио губернатора Херсонской области Владимир Сальдо предупредил, что «ищут всех тех, кто помогал проводить референдум». По его словам, почти все члены избиркомов были эвакуированы на левый берег и находятся в безопасности. 

Так как облава на них оказалась безуспешной, принялись хватать всех, кого могли за уши привязать к госизмене или коллаборационизму. Тут дело пошло веселее — арестовывали мелких госслужащих и бизнесменов, посмевших не уехать из города с приходом россиян.

«Арестованных очень много! В ноябре в городе осталось примерно тысяч 25. Если убрать стариков и инвалидов, которые ни при каких условиях не готовы были уезжать, остались только те, кто симпатизировал Киеву или кому вообще все равно, какая власть в городе, — рассказала aif.ru Ирина из Херсона. — Во-первых, люди не ожидали, что будет настолько плохо. Все-таки думали, раз русские ушли без боя, город не разрушили, жизнь наладится. А теперь сидят без всех коммунальных радостей, без денег, с плохой гуманитаркой и еще и эти зачистки. И тут как раз, во-вторых, — арестовывают тех, кто ждал Украину. Представляете? Не уволилась из налоговой — предатель. Перерегистрировал палатку по российским законам — предатель. Осталась работать в школе, саду, фитнесе — предатель. Медиков кошмарят похлеще остальных. А они просто лечили людей и получали за это зарплату. Неужели надо было самим сдохнуть от голода и дать пациентам умереть?! Между прочим, некоторые из арестованных просто пропали. По Херсону ползут слухи, что их тупо расстреляли... Так что этой женщине, получившей пять лет, наверное, повезло, что не расстреляли».

В городе говорят, что сбушники настолько жестко провели фильтрацию, что первый месяц люди вообще боялись жить в городе и уезжали ночевать куда-то в сторону Николаева. Да и сейчас при первой возможности выезжают. 

Срок для кассиров и дворников

В регулярных отчетах о задержании фигурируют «представители избирательных комиссий» (неведомая должность, но звучит), «банкиры» (на самом деле кассиры-операционисты), те, кто «организовывал выплату пенсий „оккупантами“» (сотрудницы Пенсионного фонда), и корректировщики (это те, кому не подобрали достойную изменника «профессию»). Местным жителям предложили сообщать обо всех подозрительных гражданах: а вдруг россияне «оставили агентов для выполнения определенных задач».

Задержаны владельцы лодок и автобусов, на которых передвигались россияне. Их обвиняют в том, что добровольно и даже по своей инициативе отдали транспорт. Особенно когда шла эвакуация на левый берег. Действительно, много задержанных среди предпринимателей, которые перерегистрировали свой бизнес по законам РФ. На допросах — фермеры, посмевшие вывозить свой урожай в Крым. Даже коммунальщики и дворники оказываются в СБУ, если на них пишут донос. Но с последними попроще, потому как есть показательный арест. 

В госизмене обвиняют бывшего заммэра Херсона, который после 24 февраля остался в городе и руководил жилищно-коммунальным хозяйством, Владимира Пепеля. Он и в ноябре не поехал на левый берег, полагая, что ничего плохого не сделал. За него горожане стоят горой, потому как не дал городу погрязнуть в мусоре и коммунальном беспределе, Херсон в этом смысле продолжал жить как прежде. Это, кстати, вызывало в Киеве отдельное раздражение. Сейчас Пепель сидит, ему грозит 12 лет заключения, а город стал похож на одну большую свалку. Среди обвинений: наладил «систему взыскания с населения платежей за услуги ЖКХ» и «готовил помещения» для референдума. Ну, а чтобы никто не сомневался, до кучи еще и проверяют на «причастность к незаконному обороту оружия и взрывчатых веществ».

А сейчас в Верховной Раде готов законопроект, по которому можно будет сажать за получение российского паспорта. Пока непонятно, какой вариант поддержат депутаты: уголовная ответственность только для тех, кто выдавал паспорта, и госслужащих, или судить будут новых граждан России. Так что у СБУ работы будет много, если ситуация на линии соприкосновения не поменяется. 

Не жаль ни живых, ни мертвых

Что касается слухов о расстрелах, то называются даже имена конкретных людей. Точного подтверждения информации так и нет, но на обоих берегах Днепра уверены, что расстрелян владелец станции прогулочных катеров, который до последнего помогал мирным жителям эвакуироваться на левый берег, а сам остался в городе. После ареста его никто не видел. 

Также был арест начальника Херсонского СИЗО Кирилла Рашина и трех его подчиненных. Эти люди после 24 февраля никуда не бежали, продолжали обеспечивать охрану и содержание 1,5 тысячи зеков, не допустили хаоса из-за своих подопечных. Естественно, оказались «изменниками Родины». В конце ноября появилась информация о расстреле Рашина.

Такое поведение силовиков в Херсоне, конечно, санкционировано. Кроме того, что нужны показательные процессы, надо качественно запугать своих же граждан, чтобы даже не думали смотреть в сторону России. Именно для этого в Николаеве организовали еще один судебный процесс. Там по обвинению в госизмене и коллаборационной деятельности судят погибшего 9 ноября в ДТП замглавы Херсонской областной администрации Кирилла Стремоусова. На недавнем заседании Центральный суд города совершенно серьезно отметил, что «обвиняемый, уведомленный должным образом о времени и месте судебного заседания, не явился». И тут же коллегия судей постановила отправить обвинительный акт в отношении Стремоусова в Николаевский апелляционный суд для определения подсудности. А раз можно глумиться над мертвыми, почему же нельзя кошмарить живых?!

Оцените материал
Оставить комментарий (2)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах