Примерное время чтения: 6 минут
14988

Плохие новости для беженцев. Германия ужесточит миграционную политику

Сюжет Ситуация с беженцами в Европе
Местные жители Мюнхена раздают еду прибывшим беженцам из Сирии на центральном железнодорожном вокзале в Мюнхене.
Местные жители Мюнхена раздают еду прибывшим беженцам из Сирии на центральном железнодорожном вокзале в Мюнхене. РИА Новости

Партия евроскептиков «Альтернатива для Германии», выступающая против миграционной политики канцлера Ангелы Меркель, в результате выборов в земельные парламенты немецких регионов показала неожиданно высокий результат, пройдя в три из трёх ландтагов. Представители же действующей коалиции ни в одном из трёх регионов не набрали необходимого большинства. Эксперты единодушно отмечают: в первую очередь это связано с миграционной политикой государства. Для того чтобы успешно пройти через выборы в Бундестаг, правящей коалиции придётся начать проводить более взвешенную и продуманную политику, что не сулит ничего хорошего для самих беженцев.

Конечно, выборы в трёх землях не могут полностью отражать электоральных настроений, но всё-таки, по мнению экспертов, это говорит как минимум об изменениях в умах немцев.

В первую очередь, конечно, это связано с миграционным кризисом и трудностями, которые он за собой повлёк. В результате правящая коалиция потеряла голоса на местах, что, конечно, отразится на предстоящих через полтора года всеобщих выборах в парламент страны — Бундестаг.

Сенсационным назвал результат в 24,5% партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) в Саксонии-Ангальте руководитель Центра германских исследований Института Европы Владислав Белов.

«Видно, что не только ХДС (Христианско-демократический союз) и СДПГ (Социал-демократическая партия Германии) потеряли голоса, но также «левые», то есть избиратели, которые отдали свои голоса «Альтернативе для Германии», — это не праворадикалы, не национал-патриоты, это обычные граждане, которые высказали тем самым своё недовольство федеральным курсом и, соответственно, партией, представленной на земельном уровне», — пояснил он.

Белов прогнозирует, что на предстоящих в следующем году выборах в федеральный парламент АдГ может набрать 8–10% голосов избирателей. «По всей видимости, партия будет себя позиционировать не как праворадикальная, она будет стараться показать, что это партия протестная, но без радикальных настроений», — добавил эксперт.

Кроме того, согласно прогнозам Белова, в будущий парламент, вероятно, войдут 6 партий, и это должно заставить не только ХДС, но и в целом партии большой коалиции критически осмыслить свою политику.

«Я думаю, что в последующие месяцы большая коалиция будет ужесточать свою политику, реагируя не только на критику, но и на необходимость дальнейшего жёсткого курса по отношению к беженцам, что, по сути, коалиция уже проводит», — сказал он.

Результаты же прошедших выборов в земельные парламенты — это наказание коалиции не столько за реальную политику, сколько за ту медлительность, с которой она ужесточала её в части решения миграционного вопроса. Однако он подчеркнул, что сама госпожа канцлер, которая является лидером правящего ХДС, в качестве канцлера проводит взвешенную политику и старается отвечать на те критические замечания, которые звучат в её адрес.

Между тем ХДС Ангелы Меркель остаётся сильной партией со своим электоратом, который отдаёт за него свои голоса на протяжении десятилетий, пояснила старший научный сотрудник Центра европейских и американских исследований Института этнологии и антропологии РАН, к. и. н. Ирина Остроух.

По её словам, сейчас вопрос состоит не в том, что Меркель должна что-то исправить, а в том, что необходимо усовершенствовать уже имеющиеся механизмы. Германия уже возложила на себя заботу о миллионе (по разным оценкам — от 800 тыс. до 1,3 млн) беженцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки. Если с женщинами и детьми ещё более или менее что-то понятно — их надо расселять, обучать языку и устраивать в школы, то не всё так просто с приезжающими в Германию мужчинами, происхождение паспортов которых, мягко говоря, незаконно.

«У Германии есть план по приёму и адаптации. Меркель, конечно, поступила по-матерински, свою позицию осенью она обосновывала тем, что немцы сами были беженцами и они знают, что это такое. И в общем-то, 2/3 страны в сентябре поддерживало эту позицию. Сейчас, конечно, люди видят проблемы, которые приносят иностранцы, но они не против беженцев. Они просто за лучше продуманную политику по отношению к беженцам», — пояснила она.

Один из вариантов — размещение беженцев уже на территории Турции. Дебаты на этот счёт идут давно: Европа предлагает Анкаре за то, чтобы она приняла участие в судьбе мигрантов, 3 млрд евро, Анкара хочет 20 млрд, притом что даже ЕС снижает расходы на это. Кроме того, ситуация в самой Турции нестабильна, что подтверждается целой волной произошедших на её территории терактов. Но у Европы выбора уже нет — количество беженцев давно превысило то, с которым она может справиться, поэтому для решения вопроса будут использоваться все возможные инструменты, включая избирательный подход к приёму беженцев.

«Беженцами будут считаться люди, приехавшие непосредственно из Сирии. Это решение уже принято. Если раньше это понятие было достаточно  расплывчатым, то теперь приоритет за Сирией. Планируется, что остальные будут высылаться на территорию Турции в лагеря и поселения для беженцев. В Европе будет селективный подход к отбору этих людей, насколько они адаптированы к ситуации. Но женщины и дети, я думаю, будут под защитой государства. А с мужским населением нужно, конечно, разбираться», — рассказала Ирина Остроух.

Сирийских беженцев отличает то, что они готовы жить в условиях общежития, принимать правила другой страны по принципу «лишь бы не было войны». Но огромная масса людей едет за большими пособиями и комфортной жизнью из стран, где войны нет.

Она пояснила, что, помимо личной заинтересованности Германии в том, чтобы снизить наплыв мигрантов, есть ещё один аспект: в отличие от Европы, в Турции более схожие культура и климат, и, как следствие, проще пройдёт адаптация. Теперь всё зависит от доброй воли Анкары. Но одно можно сказать однозначно — «открытых дверей», какими были границы Евросоюза летом 2015 года, уже не будет.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах