Примерное время чтения: 11 минут
8654

Плесень, безнадега и нищета. Как Украина встречает «беженцев из Бахмута»?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. Несгибаемые. Прислушайтесь к ветеранам. Их осталось совсем немного... 03/05/2023 Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине
Kharaim Pavlo / Shutterstock.com

На днях люди из команды украинского омбудсмена Дмитрия Лубинца проверяли, в каких условиях в Днепре (Днепропетровск) живут переселенцы из Донбасса. Люди, которых Киев так настойчиво призывает не ждать Россию и выезжать на подконтрольные Украине территории, оказались никому не нужны.

Пешком возвращались домой

Например, в общежитии № 5 не то что ремонтом не пахнет, там просто из-за влажности все в плесени и грибке. Живут все вповалку, без оглядки на семьи, пол, возраст. Есть один санузел на всех, да и тот надо срочно ремонтировать. Из роскоши — единственная старенькая стиральная машина. Холодильника вообще нет — люди хранят продукты просто на полу, возле своих коек. При этом стоимость аренды этих койко-мест, по мнению комиссии омбудсмена, оказалась завышенной и неподъемной для большинства беженцев.

Да-да, про бесплатное жилье рассказывают перед телекамерами иностранцев, когда надо заманить народ на украинскую территорию из Соледара, Артемовска или Авдеевки. В этот момент людям сулят все что угодно. Сказка заканчивается, когда пресса уезжает, а доверчивые жители Донбасса со скромными пожитками усажены в автобус. «У нас из Часова Яра сманили одну семью с детьми. Уезжали с ручной кладью и документами. Мужчину высадили в Дружковке на трассе, он сумел добраться домой. А жену с детьми увезли в неизвестном направлении! — рассказывает Ирина Александровна. — Говорят, это не единственный случай. Водители автобусов рассказывали, что, когда была эвакуация из Соледара и Славянска, их заставляли в чистом поле останавливаться, и всех мужиков забирали. А жен с детьми потом везли куда придется. Некоторые семьи после такого тоже высаживались и пешком домой возвращались».

«Многие выезжали на Украину, потому что обещали силой детей забрать. Мою приятельницу из Калиновки с пятью приемными детьми затолкали в поезд и вроде как эвакуировали. Только она потом со всем табором на вокзале в Киеве два дня жила, пока не догадалась позвонить знакомым. Те как-то помогли устроиться, — рассказывает Наталья из Часова Яра. — Мы уже слышали, как с мужчинами там обращаются, поэтому я эвакуировалась только с ребенком, а муж остался в городе. Сейчас прячется в подвале, связи толком нет. А мы сумели через Польшу выехать в Россию. Но это не благодаря помощи Киева, а исключительно потому, что были накопления. Тем, кто без денег, совсем плохо».

«Государство их игнорирует»

О катастрофе с деньгами и бедственном положении ВПЛ (временно перемещенные лица — так Киев называет вывезенных из Донбасса) рассказывает и британский волонтер 27-летний Игнатий Ивлев-Йорк. Парень с мая прошлого года занимается эвакуацией на подконтрольные Киеву территории. Отмечает, что большинство отказывающихся выезжать из прифронтовых городов практически не говорят о политике. То ли опасаются мести ВСУ, то ли действительно больше заботятся о бытовых трудностях. Люди рассказывают о пожилых неходячих родственниках, о животных, которых не могут оставить. А многие честно говорят, что у них нет денег, они не доверяют Киеву и боятся ехать в никуда.

«Они чувствуют, что государство игнорирует их, — говорит Игнатий Ивлев-Йорк. — Правительство Украины предлагает эвакуированным 2 тысячи гривен (примерно 50 долларов) в месяц и общежития для проживания». С учетом того, что парень выбрал сторону в этом конфликте, такие откровения очень показательны. При этом украинские чиновники рассказывают о большом количестве выплат от международных организаций, которые еще положены ВПЛ. Но все, кто попытался их оформить, только усмехаются. «Международные выплаты еле-еле кому-то дали один раз. И если уже получал, то от другой организации не дадут, — поделилась с нами Ольга. — К 2 тысячам на взрослого дают еще 3 на ребенка. Если в семье есть пенсионер, выплачивают пенсию 2100 гривен. И все. Обещанное жилье — это спортзалы в школах с матрасами на полу. Или разваленные общаги с такими же кроватями. Жить приходится всем вместе, друг у друга на голове. Мы когда в Соледаре прятались в подвале, примерно в таких же условиях спали».

Семье Ольги удалось вывезти немного денег, и они через 5 дней после приезда в Тернополь сняли квартиру. «А сейчас я вам расскажу, почему никто не хочет эвакуироваться из Артемовска. Люди уже на нашем примере знают, что их ждет, — рассказывает женщина. — Цены на квартиры для нас, жителей Донбасса и Востока Украины, взвинтили в 5 раз. Вот такая “едына краина”. Однокомнатная квартира стоит примерно 10 тысяч. Это больше 250 долларов. А надо еще столько же заплатить риелтору и еще за месяц — залог. Мне с мамой и сыном платят 7 тысяч в месяц. На работу устроиться практически нереально. Как жить? Еще и все время хейтят за то, что говорим на русском языке».

Больше 4 не собираться

Это только видимая часть проблем. На самом деле, полная катастрофа с выехавшими мужчинами. Их практически не селят в шелтеры — так красиво называют ночлежки для ВПЛ, не берут на работу и не платят пособие. Не платят, потому что мужчины не регистрируются как ВПЛ, чтобы тут же не получить в руки повестку от военкомата, они просто боятся экспрессом вернуться домой, но уже с автоматом и в рядах ВСУ. Например, на начало 2023 года, по официальным цифрам, из 400 тысяч переселенцев официально зарегистрировались как ВПЛ только 156 тысяч.

Большинство из них арендует жилье, остальные заселяются в шелтеры. Организовывают их в старых, давно не используемых коммунальных объектах. Селят мам с детьми, инвалидов и пожилых. Берут не всех: надо пройти собеседование, чтобы доказать, что достоин бесплатной крыши над головой. Бесплатное питание прилагается, но не всегда. Существует масса запретов: от вполне понятных — по употреблению алкоголя, до совершенно странных — запрещено собираться на общей кухне больше 4 человек.

«У нас есть система предупреждений, — рассказывает директор одного из шелтеров в Закарпатье Екатерина Терехова. — Это срабатывает, ведь многие до этого жили в приютах, где люди спали на матрасах, на паллетах или в детских кроватях, с которых ноги свисают. То есть жертвовать комфортом не очень хочется». Она уверена, что надо «бороться с тунеядством переселенцев» и вводить для них что-то вроде трудовой повинности. «Таким образом каждый из ВПЛ, кто получает от государства бесплатное жилье и питание, может отплатить своим трудом. Например, в благоустройстве, работой в волонтерских центрах (плетение сеток, труд на кухнях, где кормят переселенцев), уборка рек, ручьев, лесов», — говорит Терехова.

И все-таки до Западной Украины доезжают в основном те, у кого есть хотя бы минимальный шанс как-то обустроить свою жизнь. Больше всего ВПЛ из Донбасса — в Днепре. Тут с жильем примерно те же проблемы. Только еще чувствуется нехватка заграничных спонсоров. Например, Украинское общество слепых обустроило у себя на предприятии помещение для переселенцев. Благодаря неравнодушным для людей создали бытовые условия, организовали питание. «В шелтере есть кровати, туалет и ванна, есть горячая вода, — рассказывает сотрудница. — Те, кто вынужденно уехал из Донбасса на украинскую территорию, жалеют и надеются вернуться. Комнаты общие. Бесплатное питание пока есть. Но вряд ли это надолго». Зато не берут плату с постояльцев. А у их соседей в «Добре на Амуре» берут еще и с каждого по 500 грн ежемесячно за свет и воду. При пособии в 2 тыс. это неподъемная сумма.

Обирают еще и мошенники

Впрочем, иллюзии о помощи Киева питают только самые наивные. В конце концов, министр «реинтеграции оккупированных территорий Украины» Ирина Верещук прямо призвала переселенцев активнее искать работу и перестать рассчитывать на помощь государства.

Владимир из Северодонецка так и сделал. Раньше он работал электриком на одном из коммунальных предприятий. Переехал с семьей в Винницу и пошел трудоустраиваться. За три месяца никто не взял его даже на минимальную зарплату. На бирже труда также не нашли вариантов. Жена не работает — дочери всего год. Владимир купил инструменты и на свой страх и риск подрабатывает ремонтами как частник. При этом прячется от раздающих на каждом углу повестки.

У бухгалтера Елены из Лисичанска таких проблем нет, но и работу она найти долго не могла. Сейчас сидит на кассе в супермаркете. «Если ты ВПЛ, все, что предлагают, — около 10 тыс. гривен. Или же временную. Аргумент — вы же переселенцы. Вот все успокоится, вы обратно поедете. На тебя смотрят как на второй сорт. В одной из торговых точек мне заявили, что переселенцев не берут, так как боятся, что они могут обворовать и уехать. В другой точке предложили зарплату меньше, чем местным, и объяснили это тем, что это страховка, а на самом деле — эксплуатация», — говорит женщина.

Такое уже было в 2014-2016 годах, когда была волна первых беженцев от АТО из Донбасса. После этого, кстати, многие вернулись домой. Сейчас люди также стараются уехать, но уже за границу. Одни надеются осесть там навсегда, другие — едут через Белоруссию в Россию.

Но и на этом пути их норовят обобрать по полной. На днях в Польше задержали украинских мошенников, обещавших жителям прифронтового Донбасса эвакуацию за деньги. Они сами выходили на жителей Угледара и Артемовска с предложением всего за 30 тыс. гривен (800 долларов) безопасный транзит. Мужчинам предлагали фальшивые документы для пересечения границы, но за гораздо большую сумму. Предоплату в 50% надо было заплатить сразу. После этого ни помощи, ни денег несчастные люди уже не видели. У женщин с детьми и стариков отбирали последнее. Группа работала с размахом: один «окучивал клиентов», сидя в Житомире, двое других граждан Украины «работали» из Польши.

Оцените материал
Оставить комментарий (6)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах