5952

«Они — наши». Женщина спасает памятники Красной Армии, взорванные поляками

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 01-02. Почему полыхнул Казахстан? 12/01/2022
/ Георгий Зотов / АиФ

В морозном воздухе издалека виден советский солдат — он возвышается над полем с автоматом в руках, в осеннем обмундировании: фигура выкрашена золотой краской. «Говорят, скульптор лепил памятник с натуры» — рассказывает экскурсовод. — В те годы часто так делалось. Вон для того монумента тоже позировал участник боёв, красноармеец Дмитрий Москаленко».

Надгробия и обелиски прекрасно отреставрированы: по ним и не скажешь, что ещё недавно они были сброшены с пьедесталов, взорваны, облиты краской, осквернены.

«Я когда четыре года назад услышала, что в Польше принято решение демонтировать все до единого памятники Красной Армии, у меня сердце кровью облилось, — говорит мне директор одного из крупнейших рынков города Брест Наталия Ильницкая. — Мой отец помогал в войну партизанам, я сама жена офицера-десантника, прошедшего Афганистан. Господи, подумать только — 600 тысяч советских солдат в Польше погибло, и вот так после смерти с ними обращаются». С того времени, Наталия Емельяновна вывезла из Польши и отреставрировала на свои собственные деньги 22 памятника красноармейцам. Ещё 4 монумента ждут отправки с польской территории, но граница пока закрыта ввиду разборок Белоруссии и Польши по причине мигрантов.

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Они в ужасном состоянии»

«Знакомые тогда к моему решению скептически отнеслись, — вспоминает Наталия Ильницкая. — Сказали нечто вроде — ну ладно, мечтать не вредно. Но я принялась заниматься делом серьёзно. Мы написали письмо в Институт национальной памяти Польши: там ответили, что не возражают. Отыскались поляки, начавшие нам бескорыстно помогать — у меня вообще сложилось впечатление, что население не в восторге от сноса монументов, это сугубо замысел верхушки. Связались с 11 польскими воеводствами, стали туда ездить и искать. Многие скульптуры и обелиски находились в ужасном состоянии — взорваны, сломаны... когда их сносили, совсем не жалели. Начали перевозить в Брест и восстанавливать, у меня тут своя строительная бригада есть. Первый памятник «Два солдата» был изуродован: куски отбиты, краской залит, оружие оторвано. А теперь мы его в божеский вид привели, он самый красивый у нас. Доставили скульптуры на границу, так на польской таможне все служащие сбежались, не знают, что со мной делать: какую пошлину следует платить, за килограмм или по-другому? Еле разобрались. Сейчас ждём на реставрацию очень красивую скульптуру — советский солдат с мечом и с ребёнком на руках, как в Трептов-парке в Берлине. Я в них душу вложила. Однажды со мной связались из России, говорят — давайте, оплатим все ваши расходы и заберём у вас памятники. Знаете, я не смогла: дело тут вовсе не в деньгах».

Фото: Из личного архива/ компания «Лагуна»

Злоба на мёртвых мучеников

Я иду по Аллее Памяти в посёлке Мухавец и читаю надписи на монументах. «От граждан деревни погибшим советским воинам с благодарностью за наше освобождение», «Честь и хвала богатырям Красной Армии, которые отдали свои жизни в борьбе с гитлеровским нашествием». «Убитым солдатам Советской армии — от горожан». Отдельно стоят два обелиска — в память о замученных в нацистском концлагере у города Радом тысяч красноармейцев. Там наших солдат морили голодом и непосильным трудом, гитлеровские врачи ставили на живых людях медицинские эксперименты, как на кроликах. Эти-то мёртвые мученики в чём провинились перед «демократической» польской властью? А здесь памятник двум советским лётчикам — 22 июня 1941 года большинство самолётов ВВС СССР в Белоруссии были уничтожены ввиду внезапного нападения сразу на аэродромах, однако пилоты всё же сумели поднять машину в воздух и вступили неравный бой с люфтваффе. Их истребитель сбили в польском небе у деревни Целесница под Бяла-Подляской: оба смельчака погибли и похоронены там же. 22 июля 2017 года памятник героям был снесён в рамках польского закона «О декоммунизации». Вот тут хочу от себя задать вопрос — что, эти лётчики разве устанавливали в Польше советскую власть, проповедовали коммунизм? Почему бы не оставить их в покое, не позволить им спать спокойно сном солдата? Но нет, даже после смерти польские министры боятся красноармейцев и поспешно выкорчёвывают памятники. Горько смотреть на такое варварство, полное отсутствие у политиков мозгов и благодарности.

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Мы разрушили, вы платите»

Но это ещё не самое неприятное. Оказывается, польские управленцы не отдают бесплатно сломанные ими же монументы, а... продают, требуя деньги. Представьте ситуацию — взорвали скульптуру, снесли бульдозером или убрали с помощью крана, она валяется где-то на задворках. Но как только приходят и говорят — «мы её увезём», человеку выставляют счёт. Хотите забрать памятник вашим солдатам — платите. И что тут делать? Наталия Емельяновна платит. «Действуют обычно одинаково, — объясняет она. — Собирается местный совет депутатов и принимает решение: отдавать памятник или нет. Есть и такие, что отказываются от предложения. В одном воеводстве чиновница сказала — она не позволит увезти демонтированную скульптуру, и даже не объяснила причину: не дам и всё». По некоторым данным, каждому польскому воеводству в 2017 году якобы выделили из Варшавы по 50 000 долларов США (3 миллиона 665 тысяч рублей): на снос памятников, их утилизацию и последующее благоустройство территории. А ведь множество монументов воздвигались в 1944-1945 гг. стихийно, без всякой помощи властей — на средства, собранные по копейке вконец обнищавшими после войны польскими крестьянами, желавшими поблагодарить своих освободителей. У обелисков всегда лежали цветы, поляки ухаживали за ними добровольно. «К нам в Брест приезжали жители из Дубице-Церкевна: во время освобождения их деревни в 1944 году погибло 452 красноармейца, — вспоминает Наталия Ильницкая. — Они поставили лампадку и помолились у памятника — для скульптуры позировал боец Красной Армии Дмитрий Москаленко. И так радовались — слава Богу, что вы его отремонтировали, он даже лучше, чем раньше. Далеко не все в Польше рады такой политике, что убирают скульптуры».

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Столько агрессии — я не понимаю»

Найти низвергнутые памятники в Польше не всегда легко: где-то они лежат на складе местной администрации, где-то — в управлении ЖКХ, случается, что местные жители разбирают остатки скульптур по домам по принципу «вдруг пригодится». Как ни странно, у Наталии Ильницкой находятся недоброжелатели. Некий представитель белорусской оппозиции посетил памятники, посмотрел на них, а потом написал письмо в администрацию президента Александра Лукашенко (!): мол, «деньги тратятся неправильно — лучше бы Ильницкая их в детский сад пожертвовала». «Вот интересно, кому какое дело, куда я деваю свои личные заработки? — удивляется Наталия Емельяновна. — Мне за всё время никто не помог — ни политики, ни бизнесмены, я только от себя средства вкладываю. Оказалось, и тут найдутся люди недовольные: столько агрессии, я не понимаю, почему?» Ильницкая весьма активно завлекает молодёжь на бесплатные мероприятия на Аллее Памяти у посёлка Мухавец: проводит экскурсии, организовывает квесты, кормит детей настоящей солдатской кашей из полевой кухни — «им так нравится, уходить не хотят». За время существования аллеи её посетили более 2 000 человек из 38 стран. «Одна женщина, вижу, стоит у монумента, на глазах слёзы... я подхожу, спрашиваю — а чего вы плачете? Она говорит — мой дедушка в Польше погиб, вот я и думаю, может, и ему памятник так же уничтожили. Мы 400 деревьев посадили, 400 кустов цветов, собираемся плитку положить и забор поставить, чтобы красиво было».

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Палач, позор, убийца»

Я просматриваю фотографии, сделанные до перевозки памятников советским воинам в Белоруссию — в каком же кошмарном состоянии находились скульптуры и обелиски после демонтажа в Польше. Это откровенное, настоящее варварство. Ощущение, что обелиски калечили специально, с откровенной ненавистью, пытаясь издеваться над мёртвыми. Памятник погибшему 18 февраля 1945 года дважды Герою Советского Союза генералу Черняховскому заляпан красной краской (красным вымазаны и руки солдат), написано «Палач», «Позор» и «Убийца»: хотя нет никаких документальных подтверждений, что Черняховский якобы тысячами арестовывал и расстреливал польских партизан «Армии Крайовой». Но кому в современной Польше нужна правда? Там любят ломать, а не строить. Фактически ни одного памятника в целости и сохранности нет. Они разбиты на куски, в краске, с надписями, разбиты и измазаны грязью. Ну да, ведь скульптуры и обелиски сопротивления оказать не могут, над ними легко куражиться, выражая свой псевдопатриотизм и злобу к советскому прошлому. Представляю, если бы в 1944 году освобождавшим Польшу красноармейцам показали, как обойдутся с их памятниками: захотели бы они гибнуть за свободу этой страны, чтобы в концлагере Освенцим перестали работать печи? Мой прадед был убит в бою с вермахтом 16 февраля 1945 года, и тоже похоронен на польской территории. Полагаю, обелиска на его кладбище давно уже нет.

«Ветеранам бальзам на сердце»

«Я днём и ночью по Польше ездила, — отмечает Наталия Ильницкая. — Времени не жалела. И могу сказать — довольна результатом. Это единственная такая аллея на постсоветском пространстве. Мне не жалко денег — чем больше памятников мы можем сохранить, тем лучше, их же в Польше несколько сотен демонтировали: 300-500 штук, по разным подсчётам. Кто-то собирает марки, кто-то машины, а я собираю памятники... вот сколько смогу спасти, столько сюда и привезу. Я не боюсь, что мне кто-то помешает — 26 лет работаю на рынке, включая и девяностые годы, а тогда всякое случалось. Я вижу, ветеранам это бальзам на сердце — не выбросили скульптуры, отремонтировали... и мне важно следующее: молодёжь не должна забывать, кто завоевал для них свободу. Я стараюсь учить, объяснять, показывать. Если бы в России занялись подобным делом — я бы только приветствовала. Не нужно думать, что польские политики вдруг одумаются и всё восстановят. Памятники уже снесены, дело сделано, назад никто ставить не будет: поэтому их и нужно спасти. Когда иду по Аллее Памяти, очень радуюсь — я осуществила задумку, смогла, своими руками сама сделала.

Родом Наталия Ильницкая с Западной Украины (Львовская область), затем они с мужем долго жили в Литовской ССР, потом переехали в Белоруссию. В следующем году ей исполняется 70 лет, и она по-прежнему полна энергии. «Как доставлю другие памятники, я расширю территорию, — говорит она. — У меня для всех места хватит, тут не волнуйтесь, специально так организовала. И я не сдамся, буду по-прежнему выкупать обелиски и вывозить, сколько сил хватит». Поразившись благим делам Наталии Емельяновны, российские власти обещали ей финансовую помощь и содействие. Будем надеяться, что в ближайшем будущем так оно и случится. Нам самим, между прочим, пора задуматься. Ведь уже несколько лет прошло, как польскими властями цинично сброшены сотни памятников советским воинам, а наши политики оставили случившееся, как есть. Нельзя так поступать. Если мы не смогли это предотвратить, давайте заберём скульптуры назад. Так мы поступим честно, в первую очередь, для себя — ведь наши деды уже не видят издевательств над ними. Они умерли за нас. Давайте поможем им наконец-то обрести вечный покой.

Фото: АиФ/ Георгий Зотов
Оставить комментарий (5)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах