Примерное время чтения: 10 минут
1993

Норовим сбежать в Европу. России надо менять подход в Латинской Америке

Рио-де-Жанейро, Бразилия.
Рио-де-Жанейро, Бразилия. / Алексей Куденко / РИА Новости

Чем сегодня Бразилия важна для России, что бразильцы хотят от нас, возможна ли в ближайшее время реализация бразильской идеи создания единой валюты БРИКС — об этом aif.ru говорил с Виктором Хейфецем, профессором кафедры теории и истории международных отношений СПбГУ.

Почему важна Бразилия?

Глеб Иванов, aif.ru: — Виктор Лазаревич, что России нужно от Бразилии сейчас, в условиях, когда у нас такой конфликт с Западом, более-менее понятно. А что нужно Бразилии от России?

Виктор Хейфец: — Во-первых, Бразилии нужна поддержка бразильской позиции по вопросу реформы ООН и постоянного места для Бразилии в Совбезе. Бразильцы не скрывают, что хотели бы стать частью Совбеза со всеми привилегиями, полагающимися постоянным членам, включая право вето.

Во-вторых, Бразилии важны поставки Россией минеральных удобрений, которые обеспечивают значительную часть бразильского агропромышленного комплекса.

В-третьих, у нас есть определенное сотрудничество в энергетической сфере. Бразильцы не так давно, уже в XXI веке, стали экспортерами нефти, но у них есть интересы в атомной сфере. Также бразильцы достаточно активно развивают практически все отрасли промышленности.

В целом у них есть интерес к сотрудничеству в самых разных сферах. Другое дело, что мы меньше предлагаем, чем мы могли бы.

— А почему такая ситуация?

— Если говорить прямо, российский бизнес очень тугой на подъем. Российский бизнес очень слабо и медленно раскачивается. Российский бизнес на протяжении десятилетий привык работать там, где попроще. Попроще было в Европе, и поэтому плевать он хотел (я очень невежливо говорю, но это так) на такие регионы, как Латинская Америка, Африка, Азия, где сегодня он пытается компенсировать свои потери на европейских рынках.

Нужно понимать, что не только бразильцы, но и все латиноамериканцы себя уважают. И они не хотят быть просто временным решением проблем. Они готовы к долговременному бизнесу, где их будут уважать как партнеров.

Как, например, действует Китай. Он приходит в страну и говорит: «Вот наши товары, а вот вам кредиты, на которые вы можете их приобрести». У нас такого нет. Сейчас, допустим, этого нет, потому что возникли проблемы из-за отключения SWIFT. Но ведь и раньше российские банки не проявляли готовности к кредитованию российских же проектов в Латинской Америке, в отличие от КНР, которая всегда это делает.

Поэтому российскому бизнесу надо изменить подход. Нам надо понять, что Латинская Америка — далеко уже не прежние страны третьего мира. Сейчас это очень внушительная часть международного сообщества, у которой есть самостоятельная позиция, тридцать с лишним голосов ООН. Российский бизнес должен понять, что его не будут там ждать с распростертыми объятиями только потому, что он российский. Ему надо будет ежедневно доказывать то, что он лучше. И самое главное: он должен сам захотеть там работать. А не прийти в этот регион из-под палки, при первом удобном случае убежав назад в Европу. А именно такое мышление у нас сейчас.

— А специалисты у нас есть, которые могли бы это рассказать бизнесу? Осталась ли наша латиноамериканская школа?

— Пока еще какое-то количество специалистов в стране осталось. Но здесь та же беда — латиноамериканистика в нашей стране как финансировалась по остаточному принципу, так и финансируется. То же сейчас можно сказать практически о любом регионе, за исключением Европы. Все они финансируются по остаточному принципу. Я не буду называть цифры, но, скажем так, если озвучить зарплату сотрудника российского академического учреждения, занимающегося Латинской Америкой, коллеги латиноамериканисты из других стран дружно бы посмеялись.

Бразилия и отношение к Украине

— Как украинский кризис изменил отношение Бразилии к Западу и к России?

— В отношении к Западу перелома нет. Бразильцы очень прагматичны. Они готовы поддерживать отношения со всеми, с кем им это будет выгодно. Как страна, которая стремится стать членом Совбеза ООН, они не могут поддерживать плохие отношения ни с кем из постоянных членов Совбеза, будь то Россия и Китай или США, Великобритания и Франция.

Что касается отношения к России, то у нас есть некое представление, что они за нас. Это не совсем так. Бразильские власти начиная с 2014 года повторяли, что негативно смотрят на решение каких бы то ни было проблем военным путем. Разделяя опасения России по поводу расширения НАТО, они были не согласны с нашими действиями на Украине.

Но при этом такие взгляды никак не сказались на объемах торговли с Россией. Они по-прежнему готовы с нами сотрудничать. И та негативная оценка действий России на Украине, которая есть в Бразилии, не приводит к переходу на сторону США. И это очень типично для бразильцев, которые, даже когда у власти в стране в годы холодной войны находилась правая диктатура, не любящая коммунистов, все равно были достаточно скептически настроены в отношении сотрудничества с США, поскольку это шло вразрез с интересами страны. В итоге было принято решение занять в противостоянии СССР и США нейтральную позицию и развивать отношения с такими же нейтральными странами, прежде всего арабским Востоком.

— Бразилия наравне с Китаем и африканскими странами выступает за мирное решение украинского кризиса. Между тем Зеленский как-то не очень вежливо проигнорировал Лулу во время саммита западных стран в Токио. Какое отношение сейчас на Западе и на Украине к бразильским мирным инициативам?

— История со встречей Лулы и Зеленского в Токио непонятная. Мы знаем, что встреча изначально не планировалась, что ее согласовывали уже на месте в последний момент и что у Зеленского в итоге не нашлось времени.

Конечно, украинская и западная позиция с бразильской не совпадают. Если Бразилия, как и другие нейтральные страны, настаивает на переговорах, на Западе сейчас доминирует точка зрения, что проблему нужно решать военным путем. У них сейчас четкая ставка на военную победу, и только если эта ставка не сыграет, они будут готовы рассматривать другие варианты.

В контексте этой стратегии Запад старается обхаживать такие страны, как Бразилия, чтобы привлечь их на сторону Украины. Буквально несколько дней назад состоялась встреча в Копенгагене, на которую Запад пригласил Бразилию, Индию, Саудовскую Аравию, ЮАР, чтобы обсудить с ними поддержку плана урегулирования Зеленского.

Однако Бразилия продолжает сохранять нейтралитет. Лула отказался от поездки в Россию, но не поехал и на Украину, хотя, я уверен, его бы с удовольствием там приняли бы. Зато на Украину ездил советник Лулы по внешнеполитическим вопросам, который был и в России, опять же строго придерживаясь позиции нейтралитета.

Мирный план Лулы обращен сейчас скорее не к Западу и Украине, которые его вряд ли примут, а к другим странам Глобального Юга, которые мыслят сходными категориями. Это в некотором смысле борьба между несколькими странами этого региона за право представлять мнение всех в этом вопросе. И сейчас для бразильцев важно, чтобы их план поддержали именно эти страны. Потому что если военный конфликт будет продолжаться, остановить его самостоятельно Бразилия не сможет. Зато если военная часть провалится, Бразилия уже может предложить свой план, как уже пользующийся поддержкой какой-то части международного сообщества.

Бразилия и единая валюта БРИКС

— В БРИКС бразильцы говорят о создании единой валюты. Ранее они выступали за создание единой валюты и с Аргентиной. Почему для бразильцев это столь острая тема?

— Действительно, в свое время обсуждался вопрос введения бразильско-аргентинской единой валюты гаучо. Здесь все просто. Аргентина — это главный торговый партнер Бразилии в регионе. При этом Аргентина — это страна, в которой перманентный экономический кризис. Покупать доллары Аргентине очень тяжело. Чтобы не терять торговлю с ней, бразильцы думали о том, как бы удешевить взаимные расчеты. Создание единой валюты — это одно из решений.

В БРИКС — та же самая логика. Бразилия активно торгует не только с Россией (меньше $10 млрд торгового оборота), но и с Китаем (около $150 млрд), с Индией, со странами Ближнего Востока. С Россией торговля сильно усложнилась из-за введения санкций. Можно было бы торговать в рублях и реалах, но тогда возникает вопрос — а что потом покупать на эти рубли и реалы? Их некуда девать. А вот если появится некая валюта Х, которой потом можно будет торговать и с Бразилией, и с Индией, и с ЮАР, и с другими странами, которые теоретически могут присоединиться к БРИКС, это было бы очень выгодно.

Другое дело, что такая валюта не создается за пару месяцев. Тот же евро создавался долгие годы. Когда говорили о создании единой аргентино-бразильской валюты, речь вообще шла о тридцатилетнем периоде. Поэтому хорошо то, что этот диалог ведется. Т. е. вектор, куда будет двигаться БРИКС, понятен. Не стоит ждать, что уже в этом году все появится. Это длительный процесс.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах