aif.ru counter
25.12.2018 18:14
5776

Не братья, но партнёры? С чем Лукашенко приехал к Путину

Александр Лукашенко и Владимир Путин.
Александр Лукашенко и Владимир Путин. © / Сергей Гунеев / РИА Новости

«Будем прямо говорить, ни у кого нет таких близких и тесных отношений, как у белорусов и россиян. Естественно, мы движемся вперёд, и на этом пути возникают определённые проблемы», — сказал в ходе встречи в Кремле президент Белоруссии. Впрочем, «определённые проблемы», можно сказать, ещё мягкая формулировка — накануне переговоров Лукашенко и вовсе заявил об угрозе белорусскому суверенитету, намекая на недружественные действия Москвы. 

Тема отношений между двумя странами вышла на передний план 14 декабря после общения белорусского лидера с журналистами в Минске. Лукашенко раскритиковал налоговый маневр в российской нефтяной отрасли, из-за которого Белоруссия, по его словам, потеряет миллиарды долларов, а также резко отозвался о создании Союзного государства. «Я умею читать между строк. Нужно просто сказать: получите нефть, но давайте разрушайте страну и вступайте в состав России», — заявил он журналистам. 

В понедельник 24 декабря на совете с министрами по вопросам сотрудничества с Россией Лукашенко вновь прошелся по российскому руководству — он назвал Россию «ключевым внешним партнером» вместо традиционной формулировки «братское государство», после чего пояснил: «Как меня информируют, в России, якобы, пришли новые люди, для которых понятие „братского государства“ неприемлемо. Что же, будем партнерами».

Как своеобразный демарш некоторые расценили и встреча белорусского лидера с послом Германии Петером Деттмаром. «Я не хочу ничего здесь скрывать, несмотря на то, что в очередной раз могу подвергнуться критике со стороны известных сил и писак. Немцы нас понимают, воспринимают. Это высокотехнологичная, мощная страна, и мы заинтересованы в инвестициях и технологиях», — заявил Лукашенко на встрече с немецким дипломатом.

Тему суверенитета поднял и глава МИД Белоруссии Владимир Макей. «Об этом суверенитете мы мечтали на протяжении многих веков и должны дальше работать над укреплением независимости и территориальной целостности государства», — сказал он. 

Перед переговорами с Путиным Лукашенко сказал, что они будут «непростыми», и анонсировал «новые информационные поводы». Впрочем, в России на заявления белорусского руководства практически никак не отреагировали. Лишь накануне двусторонней встречи первый вице-премьер, глава Минфина Антон Силуанов заявил, что Россия готова компенсировать потери Белоруссии от налогового маневра при условии ускорения процесса интеграции между странами, например, движения к единой валюте и унификации налогового и бюджетного законодательства.

На самом ли деле проект Союзного государства угрожает суверенитету Белоруссии и чем была вызвана серия резких заявлений официального Минска? Об этом АиФ.ru расспросил заместителя директора Института стран СНГ Владимира Жарихина. 

Глеб Иванов, АиФ.ru: Владимир Леонидович, очередная волна недовольной риторики белорусов связана только с ценами на нефть и газ, или Лукашенко действительно боится, что Россия аннексирует Белоруссию?

Владимир Жарихин: Риторику о том, что Москва хочет присоединить Белоруссию, мы слышим не первый раз. Каждый раз по удивительному стечению обстоятельств эти вспышки борьбы с «агрессивными устремлениями России» совпадают с нефтяными или газовыми переговорами.

Надо сказать, что для белорусского лидера это действительно болезненная тема. Льготная цена позволяет ему сохранять в Белоруссии тот уровень жизни, к которому привыкли граждане республики. Поэтому любое повышение цены воспринимается очень болезненно. Но надо понимать, что и наши возможности в последнее время не безграничны, особенно в условиях санкционного и внешнеполитического давления. 

Пока у Белоруссии сохраняется льготное субсидирование. Лукашенко хочет увеличить его до уровня Смоленской области, объясняя это тем, что мы живем в Союзном государстве. Если это так, говорит он, то нам нужны и цены на нефть как в российских областях.

Между тем, в России стоимость нефти сильно разнится в зависимости от региона. Есть дотационные регионы, есть донорские. Средняя цена по России выше, чем в Смоленской области. И $4 млрд субсидий, которые сейчас хочет Лукашенко — это для нас очень существенная сумма.

Кроме того, если Лукашенко приводит как аргумент тот факт, что Белоруссия и Россия живут в Союзном государстве, то непонятно, почему он блокирует создание новых институтов Союзного государства, о которых говорилось ранее — например, совместного высшего суда. Кстати, именно в компетенции этого органа будет решение экономических споров между нашими странами. 

— Почему Лукашенко опасается более тесной интеграции?

— С его точки зрения, это поставит Белоруссию в зависимость от Москвы. Логика здесь есть, потому что, сколько бы мы ни говорили, что это чисто экономическая интеграция, так или иначе это будет проявляться и в политической сфере, глубже затягивая Белоруссию под западные санкции. Естественно, Минску этого совсем не хотелось бы. 

— Насколько велико пространство для торга у Лукашенко? Может ли он действительно пойти на сближение с западными странами, учитывая его демонстративные беседы с послами западных стран? 

— Такие демонстрации мы тоже видим не впервые, однако дальше определенной черты они не заходят. Опять же, Москва всегда рано или поздно идет Лукашенко на уступки. В том числе и потому, что в Кремле считают: что «худой мир» с Лукашенко лучше доброй ссоры.

Батька использует демонстративные приглашения западных послов и переговоры с европейскими лидерами, чтобы показать, что у него есть такие варианты. Но к более тесному сотрудничеству с ними он не готов по одной простой причине: он на конкретных примерах видит, что предательство Москвы со стороны республик СНГ приводит к большим проблемам, но не приносит существенных дивидендов.

Оставить комментарий (6)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество