aif.ru counter
32441

На чём споткнулся Лукашенко? Куда ведёт страну белорусская оппозиция

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. К новому учебному году готовы? 26/08/2020 Сюжет Протесты после президентских выборов в Белоруссии
Александр Лукашенко.
Александр Лукашенко. © / www.globallookpress.com

Резкое, стремительное нарастание политического кризиса в Белоруссии есть, в частности, следствие того, что долгое время и белорусские власти, и, идя у них на поводу, власть российская поддерживали — по крайней мере, информационно — свойственное Минску и лично Александру Лукашенко самообольщение и самолюбование.

То, что Запад держит руки на всех основных рычагах нынешней протестной волны в Белоруссии, сомнения нет. То, что власти, а также многочисленные «неправительственные» организации Польши и Литвы десятилетиями целенаправленно работали с белорусской интеллигенцией и белорусской молодежью, тоже не требует доказательств.

Правда, возникает вопрос, почему власти Белоруссии всего этого то ли не замечали, то ли замечали, но пассивно за всем этим наблюдали. Впрочем, ответ есть. Такая «пассивность» диктовалась импульсами, идущими с самого верха. Ибо в переговорах с Москвой Александру Лукашенко нужна была эта карта: для выколачивания из Москвы («а иначе видите, что будет») максимальных преференций, суть которых сводилась к очень простой вещи: Россия должна удовлетворять абсолютно все экономические требования Белоруссии, но при этом Минск будет проводить абсолютно независимую внешнюю и внешнеэкономическую политику, даже если это противоречит интересам России.

Химера «многовекторности»

В последние недели мы много раз слышали постулат о «многовекторности» внешней политики Белоруссии. Ничего более бессмысленного представить себе невозможно.

Многовекторную внешнюю политику могут проводить лишь самые крупные и мощные по сумме своих политических, военных, экономических, дипломатических, исторических ресурсов государства мира, к числу которых Белоруссия точно не относится. Малые и средние страны «многовекторность» просто разрывает на части.

Вот, например, Турция, резко нарастившая под руководством Эрдогана свою международную субъектность, пытается проводить многовекторную внешнюю политику. В частности, будучи членом НАТО, налаживает хорошие отношения с Россией, покупает у неё ракетные комплексы С-400. И тут же получает от США не просто дипломатические претензии, но и прямые угрозы — как словом, так отчасти и делом. 

Но это Турция с её мощной экономикой, 80-миллионным населением, самой мощной (после США) армией среди стран НАТО и влиянием на многие страны своего региона — от когда-то советской Центральной Азии до Севера Африки. Что сравнимого есть у Белоруссии? Разве может Белоруссия вести хотя бы на территории Польши, Литвы и Украины то, что эти три государства позволяют себе делать на белорусской территории?

Крышка с котла снята

Да, нынешние события в Белоруссии — это не совсем украинский майдан. Да, в Белоруссии нет олигархов, способных содержать частные вооружённые отряды. Но ведь и Белоруссия не Украина (которую, тем не менее, как раз «многовекторность» и разорвала). Вчетверо меньшее население, по численности уступающее даже населению одной Москвы. Тут и без всяких олигархов и вооружённых отрядов можно устроить большую бузу. Что, собственно, и произошло.

И не надо обманывать себя. Нынешнюю протестную волну полностью подавить не удастся. Её даже не удастся минимизировать — ни до инаугурации Лукашенко, ни после. Крышка с котла снята. Закрыть её наглухо уже не получится.

Когда такие события начинаются, то заклинания, даже самые справедливые, что белорусское общество гораздо более спокойное и уравновешенное, чем украинское, а Лукашенко пользуется поддержкой большинства населения, ничего не значат. Для революций настоящих, революций цветных и государственных переворотов большинства и не нужно. Их всегда делают узкие группы людей, поддерживаемые активным, пассионарным меньшинством.

Совсем смешны надежды на то, что армия в случае чего вмешается во внутреннее противостояние на стороне власти. Запад только и ждёт того, чтобы белорусская армия не на словах, а на деле вмешалась в конфликт между оппозицией и лояльными Лукашенко силами правопорядка. Тогда «режим Лукашенко» мгновенно будет объявлен «вне закона».

Запад, Польша и Литва, готовя нынешнюю протестную волну, сами не ожидали её размаха. Потому и не подобрали харизматичных и максимально решительных лидеров протеста. Отсюда и шараханья нынешних оппозиционеров из одной крайности в другую, отсюда и появление таких случайных и субтильных в политическом смысле фигур, как Тихановская. Но, оказывается, на первом этапе и её более чем достаточно. А главная игра — впереди.

«Кружевные трусики» для Белоруссии

Белоруссия устала от существующего десятилетия режима личной власти. Все его достижения хороши, но они уже никого не удовлетворяют. Особенно молодежь, студентов, интеллигенцию, журналистов, почти весь белорусский средний класс, а также многих аппаратчиков.

Пример журналистов тут особенно важен. Когда главу государства перестают поддерживать СМИ, это почти верный признак его скорого падения. А настроения в журналистской среде Белоруссии совсем не такие радужные, как это многим кажется. 

Когда киевский майдан под руководством украинских националистов и нацистов, а также Запада, Польши и Литвы, поднимался якобы против власти Януковича, всё его популистское (для масс) меню укладывалось в лозунг «Хочу зарплату в 1000 евро и кружевные трусики». «Кружевные трусики», в которых и при Януковиче на Украине недостатка не было, это, конечно, «Вступление в Евросоюз и НАТО, потому что мы европейцы» (в отличие от русских).

«Кружевные трусики» для Белоруссии — это те же «Мы европейцы», «Мы центр Европы», «Это была не наша война», «Многовекторность», «Посмотрите, как в Москве полыхает», «Россия перевела наши отношения из братских в партнёрские», «Мы закупим нефть в других странах» и прочее в том же духе. Ну и, конечно, «засылка 33 боевиков (и ещё 200 где-то гуляют) из России» для свержения Лукашенко. Это всё тезисы не оппозиции, а официальной пропаганды Белоруссии.

Если каждая избирательная кампания на Украине (кроме кампании Ющенко) сводилась к заигрыванию с русским и русскоязычным населением, то каждая избирательная кампания в Белоруссии, напротив, велась под скрыто или открыто декларировавшимися лозунгами о главной опасности для независимости Белоруссии, исходящей отнюдь не от Запада, а от России. Последняя такая кампания фактически только под этими лозунгами и проводилась. Услышав это (а не услышать было невозможно, ибо говорилось всё это открыто и громко), западные эмиссары потянулись в Минск, апофеозом чего стали улыбки приехавшего в столицу Белоруссии госсекретаря США Помпео, обещавшего поддержать экономически «независимость Беларуси», и приезд в страну исполняющего обязанности посла США. Вроде бы — дипломатический прорыв (так это и подавалось в СМИ Белоруссии), а в результате — открытое заманивание Минска в Люблинский треугольник (фактически — в химеру Речи Посполитой, в которой белорусы ни панами, ни магнатами никогда не были) и волна протеста, поддержанная Западом, непризнание результатов выборов всеми западными странами, включая США, и странами Люблинского треугольника.

Белорусские националисты, вот уже три десятка лет окучиваемые Польшей и Литвой, не могли этим не воспользоваться. Ведь сама власть сказала за них то, что из их уст звучало и не очень убедительно, и как бы нелегально (а фактически — с позволения властей). Но раз так, то зачем им Лукашенко с его вечными колебаниями между Москвой и Западом? Колебания здесь не нужны — только Запад. Оппозиционеры-националисты тут и сами с усами. 

Александр Лукашенко монополизировал в Белоруссии оценку поведения России и определения того, насколько союз с Россией благостен или опасен для Белоруссии. Никому в стране не позволялось быть большим русофилом, чем он. А вот в русофобии можно было упражняться практически свободно.

Всё последнее десятилетие отношения с Россией (кроме неизбежных экономических) сводились к песням и пляскам на «Славянском базаре» и личным, когда они случались, контактам Лукашенко и Путина. Политическое же взаимодействие было фактически свёрнуто. Организованные пророссийские движения, а тем более партии создавать не разрешалось. Да и в контактах Минска с русофобским Киевом (что при Порошенко, что при Зеленском) просматривалась отнюдь не союзническая (по отношению к Москве), а более чем двусмысленная позиция, дошедшая в итоге до того, что президент Белоруссии поверил СБУ — организации, работающей исключительно методами провокаций.

Холопом по европам

Да, большинство населения Белоруссии привыкло (в основном по инерции) верить Лукашенко. Потому это большинство и проголосовало за него. Но по той же причине это большинство молчаливо наблюдало за массовыми выступлениями оппозиции. Без команды сверху это большинство не привыкло действовать. Да и внутри большинства психологическая и политическая усталость от существующего режима превзошла все разумные пределы. Если ты достаточно обеспечен материально и живёшь спокойно, то в современном мире этого недостаточно. Это скучно. Тот, кто бывал в Белоруссии, знает, что страна эта замечательная, но действительно скучная. А ведь мы туда только приезжаем. А люди, в том числе молодые, там живут. Им требуется что-то новое, необычное, интересное.

Итак, с Россией скучно, а теперь ещё и опасно. Следовательно — на Запад! Хоть в Речь Посполитую холопами. А может, и в Венскую оперу зрителями. Считать, что экономическое благополучие и суверенитет Белоруссии все эти годы поддерживался экономической помощью России и её военно-дипломатическим прикрытием, многие уже не хотят. Власть в Минске их от этого отучила.

Доказывать, что без союза с Россией независимость Белоруссии не стоит и ломаного гроша — это значит ломиться в открытую дверь. Очевидна и стратегическая выгода России от сохранения союзных отношений с Минском. Но и стремление активного меньшинства жителей Белоруссии к переменам, так или иначе поддерживаемое пассивным большинством, вывести за скобки тоже не удастся. Если кардинальные перемены не наступят, стихийные (и всегда поддерживаемые из-за рубежа) протесты будут продолжаться. Их итог очевиден: либо к следующим выборам, либо даже раньше будет наконец найден тот человек, который их возглавит.

Исходя из национальных интересов России, а равно, я уверен, и Белоруссии, Москва должна помочь Александру Григорьевичу Лукашенко без потери лица уйти в историю. Примерно по той, в общем-то банальной, схеме, которой воспользовался Нурсултан Назарбаев. Вступление в должность (здесь отступать, конечно, нельзя), далее добровольный уход в отставку, «назначение» преемника, новые президентские выборы. И полный отказ от бессмысленной и опасной прежде всего для самой Белоруссии «многовекторности». 

Никакие изменения в Конституции тут не помогут. Западным «друзьям» Белоруссии и тем, кто выходит на протесты буквально во всех немногочисленных городах этой страны, всё равно, что Александр Григорьевич предложит в виде поправок. Им нужна не новая Конституция, а власть. Получив её, можно любую Конституцию сочинить.

Либо персональная конфигурация новой власти будет предложена в ближайшее время самой «командой Лукашенко» после консультаций с Москвой, а значит, и при поддержке Москвы, либо это сделает «улица», то есть политическое закулисье. Иного не дано. Таковы законы политики. Встречи на заводах, в колхозах и воинских частях ничем тут не помогут.

Пока ещё не поздно, это нужно сделать. Через два-три месяца можно и опоздать. Если не верите, вспомните, что было в Минске в прошедшее воскресенье, и посмотрите за тем, что будет происходить в Белоруссии и вокруг неё в ближайшие недели.

Оставить комментарий (3)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы