Примерное время чтения: 6 минут
8769

«Мы не нужны Киеву». Морпех ВСУ рассказал, о чём думает 17 месяцев в плену

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. Москва и «Москвичи» 06/09/2023 Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине
/ Prostock-Studio / istockphoto.com

В апреле 2022 г. на территории завода «Азовмаш» попала в окружение 36-я бригада морской пехоты ВСУ. Оружие сложили почти 1500 человек. Среди них уроженец Мариуполя, командир противотанкового взвода Анатолий Рудзят. С пленным военнослужащим специально для aif.ru поговорила военкор «Блокнота» Изабелла Либерман.

«Думали, что допросят и расстреляют»

Изабелла Либерман, aif.ru: — Как вы оказались в украинской армии?

Анатолий Рудзят: — Я пошёл на срочную службу в 2016 г. Затем подписал контракт. Наша бригада с начала Минских соглашений стояла на линии соприкосновения.

— Расскажите про обстоятельства попадания в плен.

— Наша бригада занимала оборону на территории завода «Азовмаш». Изначально у нас стояла задача — осуществить прорыв к городу Волновахе. Прорыв не удался, и мы попали в окружение. Руководство бригады до последнего было уверено в том, что нас деблокируют, но когда ситуация с питанием и водой стала усугубляться, было принято решение о сдаче в плен.

— Что происходило дальше?

— Если честно, мы думали, что нас допросят и расстреляют. Но, к удивлению, к нам отнеслись гуманно. Предоставили кровати, одеяла, матрасы. Дали возможность помыться и накормили горячей едой. Это стало для нас всех шоком.

Дурман пропаганды

— Конфликт в Донбассе тянется с 2014-го. Как на Украине относились к тому, что мирное население региона постоянно подвергалось обстрелам со стороны ВСУ?

— По-разному. Кто-то смотрел на это кровожадными глазами, призывая убить всех. Так работал дурман телевизионной пропаганды. Ведь обыватель не понимает, что снаряды несут смерть не только военным, но и гражданским. Причём в любом военном конфликте больше всего зачастую страдают именно простые люди. Конечно, были и те, кто осознавал, что происходит, и не одобрял действия властей.

— На ваш взгляд, почему началась спецоперация?

— Я думаю, поводом послужил не только территориальный спор вокруг Крыма и Донбасса, но и выступление Зеленского на саммите, где он пригрозил ядерным оружием и обещал форсировать процесс вступления Украины в ­НАТО. Россия просто не могла этого допустить из-за угрозы, которую НАТО представляет для неё.

— Верили украинские граждане в мир, когда выбирали Зеленского?

— Конечно. Зеленский шёл на выборы с миром. Это было его главным предвыборным обещанием.

— Украина до сих пор стремится в НАТО. К кому вообще страна ближе, на ваш взгляд? К России или к странам — членам альянса?

— У России и Украины общая история, культурное пространство, общая победа в Великой Отечественной войне. Мы фактически один народ.

Мысль, преследующая каждый день

— Вы уже 17 месяцев в плену. В чём причина того, что всё это время вас не обменивают?

— Я считаю, что идёт война и солдаты как мобилизационный ресурс редко подлежат обмену, поэтому любая сторона заинтересована держать солдат противника до окончания боевых действий.

— Вы не думали о том, что это именно украинская сторона не подаёт вас в списки на обмен?

— Конечно, думали. Эта мысль нас преследует каждый день. Что мы никому не нужны. Живём тут одной мыслью, что нас когда-нибудь обменяют.

— Что планируете делать после обмена?

— Оставить воинскую службу.

За что сказать «спасибо» России

— Насколько я знаю, в Мариуполе живут ваша мама и девушка. Сейчас это уже территория России. Выходит, чтобы вернуться домой, вам фактически нужно отказаться от возможного обмена. Ведь если вас обменяют, то могут вновь забрать в вооружённые силы Украины. То есть перед вами выбор: отправиться на Украину из плена или уже остаться в России со всеми вытекающими последствиями. Думали о том, как надо поступить?

— Сегодня я не могу ответить корректно на этот вопрос. По одной простой причине, что моё сознание до сих пор цепляется за понимание воинского долга. Когда я подписывал контракт, то прекрасно знал, на что шёл. Мне сложно сейчас сделать какой-то выбор. Мне хотелось бы быть полезным обществу в целом, а не какому-то отдельному государству. Я не готов больше брать в руки оружие.

— А если нужно будет защищать свою семью в Мариуполе, если на город будут наступать ВСУ. Вы бы встали на защиту города?

— Да, конечно. Я бы встал на защиту своего дома, чтобы туда не пришла война.

— Видели ли вы, что сейчас происходит с вашим родным городом?

— Да, я смотрю новости. Вижу, как Россия восстанавливает город. Я очень благодарен Российской Федерации за то, что она принялась восстанавливать Мариуполь с таким рвением.

— Чем должен закончиться этот конфликт?

— Мирным договором. Мы не можем отгородиться от соседней страны, тем более что многие украинцы имеют родные корни в России.

Оцените материал
Оставить комментарий (2)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах