aif.ru counter
1522

Итальянцы зачастили в Россию. Джентилони в Сочи – к отмене санкций?

Владимир Путин и председатель Совета министров Италии Паоло Джентилони.
Владимир Путин и председатель Совета министров Италии Паоло Джентилони. © / Михаил Климентьев / РИА Новости

Российский лидер с удовольствием отметил, что товарооборот между нашим странами растёт, несмотря на действие европейских санкций. Не поможет ли Италия эти санкции в конце концов отменить?

После того как в присутствии Путина и Джентилони были подписаны несколько коммерческих соглашений, лидеры ответили на вопросы журналистов и продолжили беседу уже с участием министров. Владимир Путин, обратив внимание на недавний визит в Москву президента Италии Серджо Маттареллы, рассказал, что сегодня обсуждались конкретные планы повышения товарооборота, перспективы сотрудничества в энергетике, промышленности, науке, сфере высоких технологий. «Разумеется, обменялись мнениями и по наиболее актуальным международным и региональным вопросам, затронули кризисные ситуации в Сирии, Ливии, на Украине, на Корейском полуострове», — добавил Путин. 

Владимир Путин и председатель Совета министров Италии Паоло Джентилони во время встречи.
Владимир Путин и председатель Совета министров Италии Паоло Джентилони во время встречи. Фото: РИА Новости/ Михаил Климентьев

Об особенностях отношений двух стран АиФ.ru попросил рассказать ведущего научного сотрудника ИМЭМО им. Примакова РАН Агнессу Авилову.

Александр Колесниченко, АиФ.ru: Не так давно в России принимали предыдущего премьер-министра Италии Маттео Ренци: после введения санкций Евросоюза против РФ он, пожалуй, чаще других западных лидеров «наводил мосты» с Кремлём. Кто такой Паоло Джентилони, почему у итальянцев произошла «замена» и чем она чревата для России? 

Агнесса Авилова: Ренци жёстко связал свою личную политическую судьбу с исходом конституционного референдума, который прошёл в Италии 4 декабря прошлого года. На референдум вынесли вопрос о довольно масштабной реформе парламента: предлагалось устранить записанное в послевоенной конституции равноправие палат, передать основные полномочия (прежде всего — утверждение правительства и бюджета) нижней палате, а верхняя палата (Сенат) должна была стать палатой представителей регионов. При этом Сенат предлагалось сократить больше чем в два раза: до 100 человек.

Ренци как инициатор референдума потерпел поражение и ушёл, как обещал. Но Паоло Джентилони представляет ту же самую Демократическую партию, продолжает политику предшественника и проводит программу структурных реформ, начатую в феврале 2014 года. В последнее время программа даже активизировалась ввиду намеченных на февраль следующего года парламентских выборов. Нынешняя ведущая политическая сила Италии во главе с Джентилони попытается закрепить на выборах свои лидирующие позиции. И пока всё говорит о том, что ей удастся это сделать.

— Комплиментарные слова Владимира Путина о начавшемся росте взаимного товарооборота говорят о желании иметь более интенсивные экономические отношения между нашими странами?

— Президент Путин констатировал факт: несмотря на санкции, с декабря 2016 года действительно возобновился рост товарооборота. Это значит прежде всего, что в условиях действующих санкций Россия стала больше закупать итальянской продукции.

— Джентилони заявил, что санкции ЕС в отношении РФ не должны продлеваться автоматически. Есть в этом тезисе что-то новое?

— Интересно, что, когда недавно решался вопрос о строительстве «Северного потока-2» из России в Германию, Италия, можно сказать, указала на двойные стандарты. Ведь в своё время Италия подчинилась европейской дисциплине, когда принималось решение ЕС об отказе от строительства «Южного потока», хотя это строительство было выгодно итальянцам.

Однако позиция по санкциям, о которой заявил Паоло Джентилони, вовсе не новая. Италия и раньше выступала против автоматического продления санкций, требуя обсуждения этого вопроса.

На Петербургском экономическом форуме прошлым летом Маттео Ренци прямо указал на то, что Италия придерживается стратегии наведения мостов, а не построения стен. Но против евродисциплины Италия всё-таки не идёт.

— Каковы главные точки напряжения между Россией и Италией?

— Наши страны продолжительное время поддерживают хорошие отношения, экономики взаимодополняющие, у нас хорошо развивался торговый оборот и инвестиционные связи. Поэтому введение санкций стало серьёзной проблемой. В экономике сотрудничество из-за санкций сократилось, пострадала какая-то часть итальянского бизнеса. В России, в свою очередь, тоже рассчитывали на гораздо больший товарооборот, инвестиционное и другое сотрудничество. Санкции вредят, но понятно, что в рамках двусторонних отношений этот вопрос урегулирован быть не может.

Конфликтов во внешней политике у нас нет, хотя Италия глубоко погружена во внешнюю политику ЕС, придерживается своих союзнических обязательств перед НАТО. Она всегда придавала большое значение проблеме европейской безопасности. Но, в отличие от некоторых других членов НАТО, с Италией у России здесь было взаимопонимание и схожий взгляд по многим вопросам. Так, например, сегодня Италия рассчитывает на определённое содействие со стороны РФ по ситуации в Ливии в решении проблемы беженцев, которые продолжают попадать на Аппенинский полуостров через эту страну. Ливия входила в орбиту итальянского влияния, и всё, что там происходит, — это для Рима очень актуальный вопрос.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы