Примерное время чтения: 10 минут
5913

«Хотим вернуться домой». Как живут беженцы из Херсона и Новой Каховки

Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине
Игорь Харитонов / АиФ

Эвакуация с 15-километровой линии близ Днепра продолжается. Эвакуированных отправляют в Крым и другие регионы России по их желанию. Но не все готовы навсегда расстаться со своим домом и ожидают возможного возвращения домой в той части Херсонской области, где сейчас безопасно.

Корреспондент aif.ru побывал близ города Геническ и узнал, как живут беженцы.

Восемь лет прятал Ленина от нацбатов

Передо мной пустой постамент, где когда-то стояла четырехметровая статуя Владимира Ленина. Постамент на площади возле здания сельсовета села Стрелковое опустел в далеком 2015-м году, когда по всей Украине полным ходом шла декоммунизация — процесс, который почему-то тогда затронул лишь памятники да названия улиц, но так и не смог стереть в умах большинства память о советском прошлом.

«В 2015 году я избирался на пост главы сельсовета Стрелкового. Сюда уже тогда приехали азовцы и во всю кошмарили моих избирателей. В один из дней несколько молодчиков рано утром приехали на автомобиле к памятнику Ленину. Накинули ему петлю на шею и снесли. Памятник разлетелся на куски. Уцелела лишь голова. Ее я прихватил с собой. Надежно спрятал. Обстановка в 2015 и 2016 годах в Геническе и у нас в Стрелковом была очень напряженная.

Пятнадцать азовцев (“Азов” — запрещенная в РФ организация, — Ред.) держали в страхе всю округу. Заставляли студентов медицинского училища устраивать марши на национальные украинские праздники. Тяжеловато было нам тогда», — рассказывает экс-глава Стрелкового Александр Пономарев.

Александр Пономарев экс-глава села Стрелковое.
Александр Пономарев экс-глава села Стрелковое. Фото: АиФ/ Игорь Харитонов

Пономарев вместе со своим другом, нынешним главой Стрелкового Виктором Подоляком, занимаются приемом и размещением беженцев из 15-километровой зоны близ Днепра. Сейчас в Стрелковом живут люди из Новой Каховки, Херсона, Алешек и других населенных пунктов, оказавшихся в зоне обстрела украинской артиллерии.

«Беженцы начали ехать к нам еще летом, когда шли обстрелы Новой Каховки. Тогда было тепло. Они сами приезжали на базы отдыха, расселялись. Мы помогали им с оформлением социальных выплат и пенсий. Позже к осени ситуация стала чуть сложнее, потому как людям уже нужно искать помещения теплее. Помогают нам гуманитарные организации. У нас есть свой сайт, где мы размещаем информацию о помощи для гуманитарных организаций, информируем людей о различных мероприятиях. В том числе и когда будет, например, происходить раздача дров и угля, — рассказывает глава Стрелкового Виктор Подоляк. — Во многих домах в Стрелковом люди предпочитали печное отопление, потому что пенсионерам газ был не по карману. Украинская власть докатилась до того, что пенсии были две тысячи гривен, а газ стоил шесть тысяч гривен. Люди сами отрезали себе газ и переходили на печное отопление. Сегодня все существенно поменялось за эти прошедшие восемь месяцев. Люди получают социальные выплаты и пенсии. Стараемся помогать всем — и переселенцам, и местным жителям».

Не туристы, а беженцы

Село Стрелковое расположено в тридцати километрах от Геническа, в месте под названием Арабатская стрелка. Коса протяженностью около пятидесяти километров врезается в Азовское море и соединяется с Крымом в самом конце. В летние месяцы Арабатская стрелка переполнена туристами. Здесь по обе стороны вдоль моря расположены огромные гостиничные комплексы, аквапарки, бассейны и турбазы с детскими лагерями. Зимой жизнь здесь замирает, но эта зима стала исключением. Повсюду можно заметить целые семьи с детьми и даже домашними питомцами. В помощи переселенцам задействованы практически все — от владельцев небольших гостиниц до руководителей туристических баз и местных администраций.

«Настроения у приезжих, конечно, не самые лучшие. Люди потеряли свои дома, их можно понять. Они подавлены. Сейчас расселяем по знакомым. Много живут по базам отдыха», — отмечает Подоляк.

Переселившиеся из Херсона и Новой Каховки отвечают всем помогающим им людям благодарностью. Практически все уже участвуют в жизни села Стрелковое и других мест, где расселились. Помогают уборкой помещения. Готовят еду себе и соседям, а в свободное время решают вопросы с документами и даже гуляют на море.

«Жить в Новой Каховке стало невыносимо»

Супруги Валерий и Лидия уехали из Новой Каховки совсем недавно. Говорят, жить там стало невыносимо. Постоянные обстрелы с правого берега Днепра несли их жизни прямую угрозу. На текущее свое положение не жалуются и очень благодарны за помощь людям, принявшим их в своем доме.

Супруги Валерий и Лидия.
Супруги Валерий и Лидия. Фото: АиФ/ Игорь Харитонов

«Нас разместили просто отлично. У нас есть все условия для жизни. Жилье бесплатное. Все бесплатно. Тепло, свет, газ. Я, как пенсионер, получаю пенсию от России. Помощь гуманитарную. Мне очень нравится место, где нас разместили на Арабатской стрелке. В мирное время ездили сюда каждый год. Летом здесь шикарно. Очень тяжело нам было находиться уже в Новой Каховке. Еще и жили на девятом этаже. Постоянные обстрелы. В общем, жить уже стало попросту невозможно. Мы живем на девятом этаже, и риск того, что по нам могли попасть, был очень велик. Пока Украина обкладывала нас ракетами, то ПВО еще справлялась, но когда через Днепр начали доставать артиллерией, то стало уже невыносимо», — говорит Виктор.

Супруги очень хотят вернуться домой, но пока не знают, когда это станет возможным.

«Пока не знаем, когда сможем вернуться. Пока занимаемся оформлением всех документов. Помогаем людям, которые нас приютили. Убираем территорию, помогаем по хозяйству. На море еще ходим каждый день», — рассказывает Лидия.

«На меня объявили охоту на Украине»

По соседству с ними живет Татьяна вместе с детьми и внучкой. Они также уехали из Новой Каховки. Но спасались не от обстрелов, а от мести. Татьяну и ее супруга за помощь российским военным объявили предателями Украины и открыли на нее охоту.

«Пришлось уехать из Каховки, потому что меня там уже разместили в группе, куда скидывают всех предателей Украины. Меня мои же соседи нарекли предателем Украины. На меня уже открыли охоту, потому что я со своим мужем с февраля месяца начала помогать российским военным. Нам угрожали неоднократно, но благодаря русским солдатам мы были под хорошей охраной», — говорит Татьяна.

Беженка Татьяна.
Беженка Татьяна. Фото: АиФ/ Игорь Харитонов

Ее супруг остался в Новой Каховке — продолжать помогать военным. Детей и внуков супруги решили эвакуировать. «Я просто обязана вернуться. Моя помощь там необходима. Во-первых, я очень хорошо знаю всю местность близ Днепра, а во-вторых, просто хочется быть сопричастной к будущей победе. Конечно, мне страшно, но люди страдают еще больше. А нашим парням трудно приходится, поэтому и поеду помогать», — считает Татьяна.

По данным начальника Департамента труда и социальной политики в Херсонской области Аллы Бархатновой, за все время эвакуации правобережья Днепра эвакуировано порядка 115 тысяч жителей. Около 25 тысяч выехали из опасной зоны самостоятельно. Процесс эвакуации продолжается, но власти не забывают и тех, кто решил остаться. Им доставляются социальные выплаты и пенсия, а военно-гражданские администрации на местах продолжают выполнять свои функции.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах