Примерное время чтения: 13 минут
2913

Эпицентр мира. Как Нурсултан Назарбаев отказался от ядерного оружия

Сюжет Казахстан сегодня
В декабре 1991 в Алма-Ату с официальным визитом прибыл государственный секретарь Джеймс Бейкер.
В декабре 1991 в Алма-Ату с официальным визитом прибыл государственный секретарь Джеймс Бейкер. Akordapress

По показателю «наличие ядерного оружия» молодая республика Казахстан после распада Советского Союза занимала четвёртое место в мире. Здесь базировалось более 100 межконтинентальных баллистических ракет с 1,2 тыс. ядерных боеголовок. Однако Казахстан вошёл в историю как первая страна в мире, добровольно отказавшаяся от ядерного оружия. 

Лично познакомился с «Чёрными молниями»

В те годы в разных регионах Казахстана располагалось 148 шахтных установок для запуска межконтинентальных баллистических ракет. На вооружении стояли самые современные на то время стратегические комплексы третьего поколения Р-36М УТТХ (по западной терминологии CC-18), в США получившие название «Сатана». В СССР грозную баллистическую ракету, «единолично» способную уничтожить, например, штат Нью-Йорк, ласково прозвали «Голубушка». Полезная нагрузка ракет СС-18 составляла 7,6 тонн, а радиус поражения — около 12 тысяч километров.

«Чтобы ракете проходить через пылевое облако, образовавшееся от ядерного взрыва, её покрывали теплозащитными закрытием, — объяснял в разговоре с российским журналистом Владимиром Губаревым главный конструктор Сатаны Станислав Ус. — Оно чёрного цвета. И когда ракета выходила из пусковой установки, особенно в лучах восходящего солнца на фоне голубого неба, она выглядела зловещей. И молниеносно уходила ввысь. Впечатление было сильное — поистине чёрная молния... Я бы так её назвал, но американцы придумали иное — Сатана».

Став президентом Казахстана, Нурсултан Назарбаев побывал во всех регионах страны, чтобы на месте проинспектировать ядерные арсеналы, оставшиеся в республике после развала СССР. Своими ощущениями от увиденного он поделился в автобиографической книге «Эпицентр мира», вышедшей в 2001 году.

«В этих баллистических ракетах с разделяющимися ядерными боеголовками, которые базировались на территории Казахстана, было поистине что-то дьявольское, — писал он. — Они подавляли даже своими размерами. Мне, например, становилось немного неуютно при взгляде на огромное туловище „Сатаны“ длиной 34 и толщиной 3 метра».

Но больше всего первого президента Казахстана поразила беззаветная преданность своему делу военнослужащих, обслуживающих шахтные установки для баллистических ракет. Любой из них был готов расстаться с собственной жизнью, чтобы «Сатана» успешно поднялась со своего «царского трона» и отправилась в небо. 

«В ракетных дивизиях даже существовал расчёт автономного запуска или так называемая „команда смертников“, — писал Назарбаев. — В её задачу входило оперативно, в случае необходимости, попасть внутрь шахтового комплекса и вручную осуществить немедленный запуск межконтинентальной баллистической ракеты. На эвакуацию отводились считанные секунды. Это только герои боевиков на тему атомного апокалипсиса могли находиться внутри шахтового комплекса в момент старта ракеты, а затем спокойно выйти оттуда, словно они только что из сауны». 

Стоял перед судьбоносным выбором

В те годы в Казахстане на вооружении состояли 1216 ядерных боеприпасов. По этому показателю молодая республика входила в число лидеров мирового ядерного клуба, после США и России. Для сравнения, арсенал Франции на тот момент составлял 512, Великобритании — 296, Китая — 284 ядерных боеприпаса. По воспоминаниям первого президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева, в непростые времена нашлись зарубежные «доброхоты», готовые выложить огромные деньги, чтобы Казахстан сохранил мощную ядерную «дубинку».

«В 1991-92 годах сплошь всё производство было остановлено, прилавки магазинов — пустые, за молоком для детей матери вставали в очередь в 4 часа утра, инфляция — 50% каждый месяц, а в год — 2100%, денег в казне нет, — рассказывал глава государства журналисту телеканала Россия-1. — Насчёт введения национальной валюты в Международном валютном фонде мне говорят: Есть ли у вас 400 миллионов долларов, чтобы внедрить национальную валюту? Нет? Тогда займите. В это время содержать ядерно-ракетный арсенал Казахстана, да ещё и кадры — сложный вопрос. Но всё это можно было пережить, поскольку появлялись предложения дружественных стран, которые обещали: Ты только держи, мы тебя обеспечим такими деньгами».

Английский биограф Джонатан Айткен в своей книге «Нурсултан Назарбаев и созидание Казахстана» приводит любопытный факт. По его информации, в те годы «один представитель богатого нефтедобывающего государства Ближнего Востока предлагал Казахстану 6 млрд. долларов» — на содержание ядерного арсенала!

В 2012 году ещё одну секретную страницу истории страны приоткрыл нынешний президент Республики Казахстан Касым-Жомарт Токаев. Он рассказал, что с аналогичным предложением к главе государства обращался и бывший лидер ливийской Джамахирии Муаммар Каддафи, мечтавший обзавестись собственным ядерным оружием.

«Запомнилось несколько эпизодов из политической истории молодого государства: в начале 1992 года в МИД по дипломатическим каналам поступило письмо на имя президента Казахстана от лидера Ливийской революции Муаммара Каддафи, — в 2012 году рассказывал Касым-Жомарт Токаев с трибуны Международного форума „Первые Назарбаевские чтения. Новый Казахстан в новом мире“. — Он предлагал сохранить на территории страны ядерные арсеналы, в качестве первой мусульманской, как он писал, атомной бомбы. За что пообещал выделить многомиллиардную помощь на их содержание».

Казахская мудрость гласит: «Принять? Но ты — чудовище. Прогнать? Но ты — сокровище». Нурсултан Назарбаев стоял перед дилеммой: оставить ядерный арсенал или избавиться от него? В итоге он сделал выбор в пользу разоружения. Как показало время, этот шаг оказался мудрым и единственно верным.

«Наверное, мы сидели бы с этими ракетами, кого-то пугали вокруг, но оно могло от нас попасть не тем, кому надо, и мы стали бы изгоями, как сегодня Северная Корея», — рассуждал Нурсултан Назарбаев в интервью российскому телеканалу.

За что в США Нурсултана Назарбаева прозвали «ядерным уклонистом»

Во всем мире напряжённо ждали, когда Казахстан определится со своим выбором. С первых же дней независимости в молодую республику потянулись дипломаты и государственные чиновники из разных стран. При каждом удобном случае они интересовались «ядерным вопросом» у представителей МИД Республики.

«Все они, даже министры из таких крошечных государств, как Люксембург или Мальта, задавали нам один и тот же вопрос: Что вы собираетесь делать с вашим ядерным оружием? — вспоминал в беседе с британским биографом Джонатаном Айткеном первый министр иностранных дел Казахстана Толеутай Сулейменов. — Как правило, я отвечал: Мы работаем над этим с нашими партнёрами».

Самым активным игроком на ядерном рынке оказались США. В декабре 1991 в Алма-Ату с официальным визитом прибыл государственный секретарь Джеймс Бейкер. Его сопровождал Посол США в Москве Роберт Штраус. По воспоминаниям первого президента Казахстана, переговоры получились очень непростыми. Они проходили и в официальной, и в неформальной обстановке.

«Назарбаев предложил гостям попариться в баньке, — описывал события тех дней английский биограф в книге Нурсултан Назарбаев и созидание Казахстана. — Это было частью обычного казахского гостеприимства, но проведение дипломатических дискуссий в парилке для американцев оказалось неожиданным. Посол Штраус испугался, когда в парилке, следуя традиции, Назарбаев взял берёзовый веник и принялся хлестать Бейкера по голой спине, чтобы усилить терапевтический эффект жара. Посол вышел из парилки и в шутку крикнул агенту спецслужб, стоявшему снаружи: Соедини меня с президентом Соединённых Штатов! Его государственный секретарь раздет донага и подвергается избиению президентом Казахстана».

За этой, казалось бы, дружеской обстановкой скрывалась серьёзная политическая игра. Американцы всеми силами старались лишить новую республику ядерного потенциала. Причём осуществить свои грандиозные планы пытались с минимальными для себя финансовыми затратами. Но Нурсултан Назарбаев не сдавался. Он требовал от гостей из-за океана многомиллиардных инвестиция и гарантий безопасности для своей страны. Переговоры закончились зловещим предупреждением со стороны Джеймса Бейкера.

«На каждую межконтинентальную баллистическую ракету, дислоцированную в Казахстане, нацелены три американские ракеты», — предупредил он.

«Меня это не пугает, в любом случае — главное в другом, — ответил Назарбаев. — Всё должно решаться на основе равноправия. Прежде всего нам нужно выяснить, что Казахстан получит в обмен на вывод из страны этого оружия».

За свою чёткую позицию и нежелание сдаваться без боя американские политики прозвали первого президента Республики Казахстан «ядерным уклонистом». 

Перед вылетом в Вашингтон Нурсултан Назарбаев побеседовал с глазу на глас с Борисом Ельциным.
Перед вылетом в Вашингтон Нурсултан Назарбаев побеседовал с глазу на глас с Борисом Ельциным. Фото: Akordapress

Заставил американцев станцевать «квик-степ»

Основные события вокруг ядерного арсенала молодой республики развернулись в мае 1992 года. К тому времени Нурсултан Назарбаев заручился поддержкой в этом вопросе от президента России Бориса Ельцина. Накануне переговоров в Вашингтоне с правительством США он отправился в Москву, где побеседовал с глазу на глаз с главой другой ядерной державы.

«Это был не просто визит вежливости, — вспоминал Нурсултан Назарбаев. — Я хотел узнать его отношение к ядерному оружию на нашей территории. Расположение ракет на территории наших двух республик — вопрос, который нам следовало решить вместе».

Судя по всему, на переговорах в Кремле лидеры стран-соседей разработали совместный план действий, чтобы сделать американцев более сговорчивыми. После секретной встречи в состав казахстанской делегации включили бывшего заместителя командующего 4-й дивизии ПВО СССР генерала Васелевича. Переговоры прошли 17-18 мая 1992 года в Вашингтоне. По воспоминаниям участников двусторонней встречи, диалог получился крайне тяжёлым для обеих сторон.

«Российский генерал постоянно сидел рядом со мной, давал советы и поправлял ошибки», — делился подробностями исторической встречи в США Нурсултан Назарбаев.

Тесный контакт российского «ястреба» и казахстанского политика очень нервировал американцев. Генеральный секретарь США Джеймс Бейкер четырежды покидал переговоры для дальнейших консультаций. Наконец обе стороны ударили по рукам. «Назарбаев заставил Государственный департамент США вместо дипломатического менуэта станцевать если не галоп, то, по крайней мере, квик-степ», — подвели итог встречи американские СМИ.

В мае 1992 года диалог с президентом США Джорджем Бушем-старшим получился крайне тяжёлым.
В мае 1992 года диалог с президентом США Джорджем Бушем-старшим получился крайне тяжёлым. Фото: Akordapress

«В мае 1992 года на переговорах с Джорджем Бушем-старшим мне удалось извлечь из положительного решения „ядерного вопроса“ максимальную выгоду для своей страны, — писал Нурсултан Назарбаев в книге „Эра независимости“. — Нашей дипломатии удалось добиться от крупнейшей мировой сверхдержавы полноценного политического признания Казахстана и готовности к разностороннему экономическому сотрудничеству. Мы получили больше всех в нашем регионе прямых иностранных инвестиций — не кредитов, — которые подняли экономику Казахстана. Речь идёт более чем о 250 млрд долларов. Так впервые в мировой истории весомым аргументом во внешнеполитическом диалоге стало не ядерное оружие, а отказ от него». 

Выполнил все свои обещания 

Первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев сдержал все свои обещания, данные мировому сообществу. Сложнейшую задачу по разоружению удалось провести в кратчайшие сроки. 23 мая 1992 года Казахстан подписал Лиссабонский протокол — дополнение к Договору о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-I). 13 декабря 1993 года было принято постановление «О присоединении к Договору о нераспространении ядерного оружия». При содействии России из страны вывезли 120 ядерных ракет СС-18 «Сатана». К концу мая 1995 года все пусковые шахтные установки уничтожили. Казахстан официально объявил себя безъядерной зоной.

На этом миротворческие инициативы Нурсултана Назарбаева не закончились. 5 октября 1992 года в Нью-Йорке глава Казахстана принял участие в работе 47-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Первый президент предложил создать Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) — организацию, которая обеспечила бы мир на обширном азиатском пространстве. 

В 5 октября 1992 года в Нью-Йорке глава Казахстана принял участие в работе 47-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН.
В 5 октября 1992 года в Нью-Йорке глава Казахстана принял участие в работе 47-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Фото: Akordapress

«Выступая с трибуны ООН, я ещё не мог предположить, с какими серьёзными проблемами в сфере безопасности Центральная Азия столкнётся через десятилетие, — писал Нурсултан Назарбаев в книге „Эпицентр мира“. — Однако кардинальное изменение геополитической ситуации, последовавшее вслед за распадом СССР, в целом требовало новых подходов к обеспечению безопасности в нашем регионе. В Казахстане это понимали уже тогда».

С самого начала инициатива первого президента Республики Казахстан о созыве СВМДА нашла поддержку практически всех государств континента, крупнейших мировых форумов и ведущих международных организаций. В том числе и Организации Объединённых Наций (ООН), Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Лиги арабских государств (ЛАГ) и Парламентской ассамблеи тюркоязычных стран (ТюркПА).

«Казахстан успешнее, чем любая другая постсоветская республика, использовал это благожелательное отношение международного сообщества, — подчеркнул российский политический деятель, академик Алексей Арбатов. — Казахстан все эти годы развивался самыми высокими темпами из всех постсоветских стран».

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах