Примерное время чтения: 11 минут
24674

«Без мафии, дёшево». Обедневшая страна хочет помочь России обойти санкции

/ Георгий Зотов / АиФ

Владелец винодельни Sept Махер Харб неоднократно получал награды за свои бутылки, в том числе на международных выставках. Он обожает делать вино, увлечён этим и относится к нему бережно, как к ребёнку. На вкус — реально фантастика (я пробовал вино по всему миру и знаю, о чём говорю). Тем не менее вино Махера в России не продаётся, да и в целом о ливанском вине у нас практически не знают. Хотя алкоголь этой ближневосточной страны подают в лучших ресторанах и Дубая, и Лондона, и Нью-Йорка, и Парижа.

Махер Харб.
Махер Харб. Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Разумеется, ливанским виноделам очень интересно было бы продавать вино в Россию, — замечает Махер. — Тем более у вас огромное количество потенциальных покупателей, а мы находимся не так уж далеко — меньше 4 часов полёта. Ко всему прочему я вижу в вашей стране растущий интерес к хорошему вину». Как известно, по крайней мере, Австралия и Новая Зеландия уже отказались продавать своё вино в РФ, а в Госдуме обсуждается закон с запретом покупать вино в «недружественных странах», под каковые подпадают США и ЕС. Мол, обойдёмся отечественными бутылками. Однако российские виноделы признают — нашей продукции недостаточно, чтобы обеспечить ею всю страну, и импорт необходим. Другое дело, привыкнув к сортам из определённых государств, мы понятия не имеем, что есть другое вино. Не хуже, а то и куда лучше.

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Хвалили евреи и египтяне»

«Я понимаю, какие-то винолюбы смотрят на нас презрительно, — считает бизнесмен Франсуа Савайри, занимающийся экспортом ливанского вина в США. — Дескать, ну что на этом Ближнем Востоке понимают в качественном алкоголе? Они же мусульмане! Я, как и 40% жителей Ливана, христианин — но речь сейчас о другом. Во-первых, тут древнейшие традиции — первое вино в Ливане появилось ещё во время правления финикийцев. В летописях древнего Египта от 2 500 года до н. э. указано о закупках вина в Библосе, бочки с „кровью лозы“ также экспортировались во все античные государства Средиземного моря. Во-вторых, древний еврейский пророк Хойзей, живший в VIII веке до н. э., убеждая своих последователей обратиться к Богу, обещал им — „вы расцветёте и будете благоухать, как вино ливанское“. В третьих, даже после прихода арабов-мусульман, а затем турок, ставших хозяевами региона, виноделие в Ливане не останавливалось. Первая крупная винодельня „Шато Ксара“ возникла в 1857 году: сейчас она производит 70% всех ливанских бутылок. Виноградники расположены в долине Бекаа, на горном плато, лоза произрастает на краснозёме. Далее, во время французской колонизации Ливана в 1918-1946 гг., качество шардонэ и каберне только улучшилось, появились новые винодельни вроде „Шато Мусар“. Наши вина признаны во всём мире, даже во Франции и в США. Только в России на них почему-то не обращают внимания».

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Да это плодово-выгодное!»

Действительно, в российских супермаркетах ливанское вино полностью отсутствует, хотя в самом Ливане цены на него более чем щадящие: начинаются от двух долларов (185 рублей — Авт.) США за бутылку. Отдельные сорта красного, винтаж 35-летней (!) давности можно купить за 60 долларов (5 475 рублей), что для Западной Европы просто даром. Ливанская алкогольная продукция есть только в паре ресторанов Москвы, но цена безбожная — 4 000-5 000 рублей за бутылку, которая в Бейруте стоит 400 рублей — то бишь накрутка космическая. Один из владельцев московского общепита презрительно сказал мне: «Я, конечно, ливанского вина не пробовал, но при его упоминании я вспоминаю алжирское, что продавали в Советском Союзе. Качеством оно было не лучше „плодово-выгодного“. Вряд ли в обедневших мусульманских странах способны создавать хорошее вино».

Сомелье Ольга Новосёлова.
Сомелье Ольга Новосёлова. Фото из личного архива

«Потребитель в России консервативен — покупает в первую очередь то, с чем хорошо знаком, — заявила в интервью aif.ru член Российской ассоциации сомелье Ольга Новосёлова. — Ливан у нас на рынке, конечно, есть, но это по-прежнему не совсем понятная экзотика. И не только для нас — страна, пережившая многолетнюю гражданскую войну, во всём мире в первую очередь ассоциируется с нестабильностью и угрозами и никак не с качественным виноделием. Радует то, что внутри самого Ливана, несмотря на последние события и инфляцию, с каждым годом число хозяйств растёт, и они успешно осваивают европейский и американский рынки. Россия, в свою очередь, тоже ищет новых поставщиков — за последний год виноторговые компании стали возить продукцию Турции и даже Сирии! А соседний Израиль успешно продается уже несколько лет. Так что я уверена, на полках магазинов РФ ещё появятся новые производители из долины Бекаа».

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

На вкус — напиток богов

Жорж Наим водит меня по своей винодельне «Шато Канафар». «Я начал заниматься виноградниками после того, как вышел на пенсию, — вспоминает он. — Сейчас вся семья в деле. Конкретно в данное время виноделие в руках моего сына, супруга придумывает и рисует этикетки, а дочь занимается маркетингом и продажами». Вино Наима уже получило несколько золотых медалей на выставках в Нью-Йорке, и на вкус оно — настоящий напиток богов. Удивительно, что никаких правил, регламентирующих виноделие (вроде Франции или Италии), в Ливане не существует. Но ливанские виноделы строго соблюдают «самоцензуру»: они искренне влюблены в своё вино, обожают его — вероятно, поэтому оно и получается таким качественным. Лично мне больше всего нравятся розэ, то бишь розовые сорта. Жорж приглашает к нашей беседе друга, учившегося в СССР, и тот счастлив пообщаться со мной на русском. «Мы любим Россию, и нам интересно с ней торговать, — говорит он. — Это новый шанс на развитие торговли со странами, которые вы прежде, извините, игнорировали. На Западе мечтают, чтобы ваши прилавки опустели, но общение с новыми партнёрами легко поможет обойти санкции».

Себастьян Хоури.
Себастьян Хоури. Фото: АиФ/ Георгий Зотов

Ливанские винодельни больше всего напоминают французские и итальянские — те же дубовые бочки, выдержка на осадке, ухаживание за лозой и сомелье-профессионалы, работающие на месте. «Экспорт ливанского вина в Россию открыл бы новую страницу и у нас, и у вас, — считает хозяин винодельни „Домен де Баал“ Себастьян Хоури. — В Ливане нет никакой мафии, чтобы этому помешать, в России же потребитель получит дешёвое и при этом качественное вино». Винодельня Хоури — маленькая, но за его продукцией приезжают из других стран. Это не «плодово-выгодное», а серьёзная вещь — пробуя «Баал», чувствуешь на языке множество фруктовых оттенков. Всё верно, сейчас следует искать новых союзников в торговле — и в основном там, где товар достаётся подешевле. А Ливан — именно такая страна.

Бейрут — долина Бекаа (Ливан)

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах