Примерное время чтения: 5 минут
641

Антисанитария и болезни. В секторе Газа острый дефицит питьевой воды

Сюжет Обострение конфликта между Израилем и Палестиной
Ibraheem Abu Mustafa / Reuters

С середины октября, после того как в результате атаки ХАМАС на юг Израиля погибло 1200 человек, в секторе Газа почти полностью прекратило работу водоснабжение — Тель-Авив перекрыл кран.

Вот уже на протяжении двух месяцев на севере Газы нет воды, а большая часть из ее 2,3 миллионного населения, бежавшего на юг, вынуждена часами стоять в очередях у опреснительных установок, принимать душ из ведер и запасать воду впрок, пользуясь редко, но работающим водопроводом. Об этом пишет The Guardian.

На вес золота

«Когда чистая питьевая вода стала роскошью?» — написала в социальных сетях Маха Хуссейни, журналист и правозащитник, которая после начала боевых действий нашла убежище в Дейр-эль-Балахе в центральной Газе. Она «сводит концы с концами», тщательно дозируя количество воды в течение дня, чтобы хватило для себя и для ее кошки.

В одном из домов в Дейр-эль-Балахе, где до начала боевых действий проживало 60 человек, несколько женщин, чтобы сэкономить воду, состригли себе волосы. На юге Газы люди стараются как можно реже принимать душ и спускать воду в туалете. Беженцы знают, что вода, особенно безопасная для питья и без неприятного привкуса, стала «бесценной», указывает The Guardian.

Хуссейни и ее семья выживают тем, что покупают так много бутылок с водой, сколько смогут найти. Но даже это стало теперь трудно — цены резко выросли. Тем не менее в понедельник с рынка журналист вернулась вообще ни с чем — там закончилась вода.

«Воду для умывания, стирки и хозяйства мы храним в бочке, которую держим во дворе дома. В данный момент у нас нет водопроводной воды. Чтобы помыться, мы обычно ставим бутылки на солнце, чтобы вода в них нагрелась, потому что газа у нас тоже нет», — рассказала Хуссейни.

Гуманитарная помощь поставлена на паузу

Временное прекращение огня на прошлой неделе жители Газы использовали для того, чтобы запасти как можно больше воды. Ее наливали в любые емкости, которые попадались под руку, — от больших пластиковых бочек до маленьких канистр. Но после возобновления боевых действий ситуация изменилась: по словам журналистов и гуманитарных организаций, поставки гуманитарной помощи сократились.

Так, в пятницу в Газу не были допущены никакие гуманитарные грузы. А в субботу — всего 50 грузовиков, которые привезли с собой медикаменты, продовольствие, топливо и воду. Свежие ограничения на гуманитарные поставки означают меньше бутилированной воды, а также еще меньше топлива для работы автоцистерн и насосов на опреснительных станциях, обслуживающих миллионы жителей сектора Газа.

«Ни в один из дней, пока действовало прекращение огня, не пропустили 200 согласованных нами грузовиков. Даже при том, что эти 200 грузовиков в день — это очень-очень немного по сравнению с тем, сколько нужно», — отметила Тамара Альрифай, директор по внешним связям Ближневосточного агентства ООН для помощи палестинским беженцам (UNWRA) — организации, которая управляет школами, складами и прочей инфраструктурой на юге Газы.

«Когда у нас остается мало топлива, с чем мы имеем дело почти всегда, минимум, который мы можем обеспечить, — это 4 литра в день на человека. Хотя международный стандарт составляет 15-20 литров на все, то есть выпить два литра, умыться и т. д.», — пожаловалась Альрифай.

«Это ужасно опасно для здоровья людей»

«В дни, когда у нас мало топлива и, следовательно, воды, мы сразу наблюдаем быстрый всплеск как кожных заболеваний, — потому что люди перестают принимать душ — так и пищевых — люди начинают пить любую воду, которую могут найти, в том числе, с примесями грунтовых вод и других менее аппетитных источников», — рассказала газете директор UNWRA.

Перебои с поставками топлива и воды также означают, что местные муниципалитеты не могут откачивать сточные воды. «Улицы Рафаха и Хан-Юниса (города на юге сектора Газа — прим. ред.) утопают в фекалиях. Это ужасно опасно для здоровья людей», — отметила Альрифай.

Маха Хуссейни, не найдя чистой питьевой воды, осторожно наполнила пустую бутылку «жижей» из бочки возле ее дома. «Я знаю, что она не совсем чистая, но у меня нет другого выхода. Сейчас ее уже, по идее, относительно безопасно пить. Но когда мы пили ее несколько недель назад после того, как нас сюда переселили, у нас появились диарея, рвота и лихорадка», — признается палестинская журналистка.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах