Примерное время чтения: 7 минут
3383

Алжирский фактор. Третий по объемам поставщик газа в ЕС собрался в БРИКС

Fly Of Swallow Studio / Shutterstock.com

Президент Алжира Абдельмаджид Теббун 31 июля в интервью местным журналистам заявил, что его страна заинтересована во вступлении в БРИКС.

«Членство Алжира в этой организации убережет нашу страну от конфликтов полюсов, — объяснил Президент Теббун, — мы соответствуем практически всем условиям для членства в БРИКС и сильно заинтересованы в этом».

Это заявление заставит понервничать европейских политиков, которые видят в Алжире крупного поставщика энергоресурсов, способного заместить российские нефть и особенно газ. За 2021 год эта североафриканская страна продала в ЕС 55 млрд куб. м голубого топлива, что составило 11,6% от общеевропейского потребления и позволило занять почетное третье место после России (46%) и Норвегии (20,5%). Алжирский газ удовлетворяет более половины потребностей Испании и Португалии, примерно 30% потребностей Италии, 10-15% — Франции.

Поставки осуществляются по газопроводам TransMed (мощность 30 млрд куб. м в год) и Medgaz (8 млрд куб. м). Кроме того, Алжир располагает 4 заводами по сжижению газа и экспортирует СПГ. Крупнейшие покупатели — Франция (около 4 млрд куб. м в 2021 году и Италия (3 млрд куб. м).

На первый взгляд, у европейцев есть все основания рассчитывать на увеличение поставок, что на фоне острого кризиса в отношениях с Россией выглядит особенно ценно. Доказанные запасы газа в Алжире превышают 4 трлн куб. м (11 место в мире), добыча в 2021 году побила национальный рекорд, превысив 100 млрд куб. м, а незадействованные мощности трубопроводов легко обеспечат логистику дополнительных объемов поставок. Например, можно расконсервировать третий газопровод, Магриб-Европа, мощностью 11 млрд куб. м в год, остановленный в 2021 году, а прокачку по газопроводу TransMed можно увеличить на 20 млрд куб. м в год (в 2021 году фактические поставки составили 10 млрд куб. м при проектной мощности 30 млрд куб. м).

С февраля текущего года бесконечными вереницами потянулись в Алжир государственные делегации, подталкивающие эту страну к наращиванию газового экспорта. Из наиболее значимых за это время здесь побывали министр иностранных дел Италии Луиджи ДиМайо, замгоссекретаря США Венди Шерман, а позже — и ее шеф Энтони Блинкен, министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан и даже директор Военного штаба НАТО Ханс-Вернер Вирман. Все они главным образом добивались возобновления работы газопровода Магриб-Европа. Но их миссии не увенчались успехом. В актив визитерам можно занести обещание небольшого увеличения поставок по TransMed в Италию да соглашение между алжирской национальной компанией Sonatrach и французской энергетической Engie от 7 июля, в рамках которого увеличения поставок предусмотрено не было, стороны лишь подтвердили прежние объемы, определили формулу газовой цены до конца 2024 года и договорились участвовать в разработке новых месторождений.

У такой несговорчивости Алжира есть несколько причин. Простаивающий газопровод Магриб-Европа проходит через территорию соседнего королевства Марокко и был остановлен 1 ноября 2021 года из-за обострения давнего конфликта между соседями, связанного с Западной Сахарой. (Марокко считает эту территорию своей, Алжир отстаивает право на независимость сахарцев. Рабат пользуется поддержкой Испании, Израиля и США, в Алжире видят в этом давление по вопросу объемов газовых поставок.) Марокко и Алжир даже разорвали дипломатические отношения, поэтому возобновить работу этого газопровода не представляется возможным в обозримом будущем.

Кроме того, недостаточные производственные мощности и растущая экономика Алжира, потребляющая все больше газа, заставляют местных чиновников ограничивать экспорт. Глава национальной алжирской компании Sonatrach Тауфик Хаккар хоть и не отрицал прямо возможность наращивания поставок в Европу, в то же время замечал: «Производство в стране будет сосредоточено на растущих внутренних потребностях в газе и выполнении текущих экспортных обязательств».

И, как ни странно это звучит, Алжир дорожит традиционно дружественными отношениями с Россией, о чем еще раз заявил 10 мая, в ходе визита в эту страну министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова. Москва 23 марта 1962 года первой признала независимость Алжира, о чем здесь помнят до сих пор. Сейчас Алжир занимает первое место в Африке по военным поставкам из России, 69% вооружений его армии — нашего производства. Не поддавшись на уговоры Запада, алжирцы отдали приоритет дипломатическим отношениям с Россией.

Небольшим фактором в поведении Алжира является мрачное колониальное прошлое в отношениях с Францией, на эмоциональном уровне это тоже, пусть и в незначительной степени, повлияло на решение не увеличивать поставки в Европу вообще и Францию в частности.

На этом фоне добавление алжирского «кирпичика» в мощную стену БРИКС добавит головной боли европейским политикам. Насколько это реально и как может повлиять на поставки энергоносителей в Европу, объясняет профессор факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Алексей Портанский: «У Алжира вполне есть шанс вступить в БРИКС. На пекинском саммите эта страна присутствовала в качестве наблюдателя, она проявляла заинтересованность в членстве, это вполне возможно.

Но пока страны БРИКС — это скорее клуб государств, не связанных жесткими отношениями — например, в области свободной торговли или тарифного регулирования на уровне организации. Сейчас лишь формируется начальная стадия торговых межгосударственных отношений.

С другой стороны, вступление Алжира в БРИКС позволит укрепить взаимопонимание между странами-участниками, усилить координацию по многим вопросам, включая такой чувствительный, как поставки энергоносителей. Например, БРИКС выступил против использования Западом “зеленой повестки” в качестве ограничений в торговле, и такой подход явно созвучен национальным интересам Алжира, чья экономика во многом базируется на экспорте углеводородов.

Поэтому даже если вступление Алжира в БРИКС состоится, то серьезных изменений в политике этой североафриканской страны в ближайшем будущем не будет, поставки энергоносителей в Европу сохранятся примерно на текущем уровне. В сокращении поставок не заинтересованы ни в ЕС, ни в Алжире, а увеличение трудно обеспечить по техническим причинам».

Большинство стран-членов БРИКС стремятся проводить независимую внешнюю политику, сообразно своим национальным интересам. Возможно, этим организация и привлекает все новых участников. С увеличением влияния БРИКС пусть медленно, но будет меняться мировой политический и экономический ландшафт. И это значительно более важно для России, чем, например, сиюминутное сокращение поставок газа из Алжира в Европу.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах