Примерное время чтения: 4 минуты
4607

«А вдруг кого зарежут?» Чем опасны Западу наемники, вернувшиеся с Украины

Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине
/ Photographee.eu / Shutterstock.com

В 80-х годах мой одноклассник, вернувшийся из Афганистана, стал чудить. Мог остановиться посреди мирной московской улицы, показать пальцем на ничем не примечательный дом и сказать: «А пулемет я бы поставил вон там».

Это называется посттравматический синдром. На днях о том, что такое явление обязательно появится у иностранных наемников, вернувшихся домой с Украины, предупредило российское Министерство иностранных дел.

«Иностранные боевики, получившие военный опыт на Украине, если они не погибнут, в конечном итоге вернутся в страны своего исхода и будут представлять намного большую угрозу безопасности», — сказал директор департамента новых вызовов и угроз МИД Владимир Тарабрин.

Горячие шведы

Сейчас в Швеции судят наемника, который воевал в составе запрещенного в России националистического формирования «Азов». Судят не за наемничество, а по более суровой статье — военные преступления, совершенные на юго-востоке Украины. Имя обвиняемого не называется, суд идет в Стокгольме в закрытом режиме. Посольство Украины пытается как-то воздействовать на шведское правосудие, однако эти жернова мелют медленно, но верно. Следствие считает, что собранных улик достаточно для обвинительного приговора. А что преступления совершались на чужой территории... Что ж, совершались они шведским гражданином. Закон есть закон. Правда, когда посольство Российской Федерации в Швеции на своей странице в социальных сетях написало, что экс-лейтенант шведских ВВС Селандер Патриньяни, погибший в Украине, получил по заслугам, посла РФ вызвали в МИД страны для разъяснений.

Откуда русские знали?

Шведские наемники вызывают аллергию не только в российском посольстве. Недавно глава подразделения по борьбе с терроризмом шведской Полиции безопасности СЭПО (контрразведка) Фредрик Халльстрем сказал про наемников, не упоминая, правда, самого этого слова: «Эти люди вернутся домой травмированными, и у них порог насилия будет значительно ниже. Для них уже будет гораздо проще прибегнуть к насилию, взять в руки оружие уже у себя дома».

Сообщений о том, что «горячие шведские парни» с украинским опытом кого-то порешили, пока не поступало. Но диагноз паранойя некоторым уже можно ставить. Не менее 15 шведов находились на полигоне Яворово под Львовом, когда по нему был нанесен удар. Шведский наемник, пожелавший остаться анонимным, писал в соцсетях так: «То, что произошло на нашей военной базе, заставило меня осознать, что среди нас были шпионы. Русские атаковали высокоточными ракетами. Когда нас бомбили, сирена не сработала. Кто-то, должно быть, выключил ее. Ракеты попали в места, куда мы, иностранцы, не имели доступа. Откуда русским была известна такая подробная информация? У них должен был быть на месте информатор. А три автобуса, которые ранее выехали с базы, попали в засаду. Откуда русские знали о автобусах?»

Корея рулит

Южная Корея может похвастаться довольно жестким законодательством, карающим за наемничество. В марте бывший спецназовец южнокорейских ВМС Ли Гын подался воевать на Украину. Был ранен в конце мая, вернулся домой на лечение и попал под уголовное расследование. Ему грозит длительное тюремное заключение или смертная казнь. В июне его дело было передано в прокуратуру Сеула. Часть обвинений Ли Гын уже признал. Пара его соотечественников, вернувшихся без дырок в теле, тоже находится под стражей.

Британская Фемида относится к лицам, заподозренным в наемничестве, гораздо более либерально. По воспоминаниям многих любителей повоевать с Британских островов, когда они возвращаются с очередной войны, их регулярно просят зайти в полицию. Снимают показания. Иногда даже возбуждают уголовные дела. Ни одно из них до суда так и не дошло.

Правда, когда британские подданные попадают в плен, МИД ее величества тоже напрягается не очень сильно. По словам российского посла в Лондоне Андрея Келина, нота по поводу содействия попавшим в плен Шону Пиннеру и Эйдену Эйслину была составлена в столь высокомерных тонах, что не вызывала ни малейшего желания идти навстречу. К тому же обращаться британским дипломатам следовало не к России, а к МИД Донецкой Народной Республики. Впрочем, как обращаться, если Британия суверенитета ДНР не признает?

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах