Примерное время чтения: 5 минут
2687

«100 убитых и раненых из 420-ти». Украинский комбат рассказал о потерях

Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине
1. Украинские солдаты идут в наступление. Кадр с видеорегистратора убитого украинского солдата. 2. Уничтоженный в первые дни наступления украинский танк Leopard 2A6. 3. Уничтоженный БМП М2 Bradley ODS-SA на Работинском участке Запорожского фронта.
1. Украинские солдаты идут в наступление. Кадр с видеорегистратора убитого украинского солдата. 2. Уничтоженный в первые дни наступления украинский танк Leopard 2A6. 3. Уничтоженный БМП М2 Bradley ODS-SA на Работинском участке Запорожского фронта. / Соцсети, кадр видео. / Коллаж АиФ

Украинская армия продолжается биться лбом в нашу оборону, неся потери в живой силе и технике. Плотность российского огня такова, что украинцы, отступая, оставляют умирать на поле боя своих раненых, лишь бы вырваться из огненных клещей артиллерийского и пулеметного огня. На просьбы истекающих кровью «побратимов» забрать их с собой, предлагают спрятаться в воронке или ползти в тыл самому.

От батальона ВСУ остались рожки да ножки

Сейчас полностью приведу цитату из канадской газеты, чтобы все понимали, что мозги на Западе совсем не работают. Два плюс два для них за гранью понимания.

«Контрнаступление Украины против России, возможно, на карте выглядит не особенно впечатляюще, но на фронте ясно, что прогресс достигается, хотя и медленно», — пишет журналист CBC News Нил Хауэр. Представляете, не продвинулись и на метр, но «прогресс достигается». Вся статья про «медленный прогресс» третьей волны наступления, где ВСУ пытается бить на разных участках, но постоянно утыкается в российскую оборону и откатывается. Опять лезет, опять получает по морде. А завершается материал «оптимистичным» интервью командира 68-го батальона ВСУ с позывным «Дельфин». «Из 420 солдат мой батальон потерял 100 убитыми и ранеными, к сожалению, лучших». В батальон уже прибыла группа из 25 призывников после двухнедельной подготовки, — рассказывает читателям канадский журналист, — Они заменят убитых».

Но жирную точку в тексте поставил комбат «Дельфин»: «Это напоминает мне о немцах в 1945 году». «Дельфин», наверное, учился в советской школе и знает, чем заканчиваются войны с Россией.

«Бросили умирать, суки»

Просто диву даешься нашим солдатам. Захватив вражеский опорник, бойцы штурмового отряда обнаружили раненого украинского солдата. Это был один из тех вояк, которые только что отчаянно отстреливались, пытаясь остановить атаку нашей штурмовой группы. Поняв, что отбиться не удастся, украинцы оставили позицию и через лесополосу ушли из-под огня. В окопах остались только стрелянные гильзы и их тяжелораненый «побратим».

«Бросили умирать, суки», — только и повторял тот, пока российские солдаты грузили его на плащ-палатку. Командир отряда выделил бойцов, чтобы доставить израненного пленного в наш тыл для оказания помощи. «Даже мысли не было оставить его помирать, — рассказывает один из бойцов, принимавших участие в эвакуации, — Человек же всё-таки».

— Как зовут тебя? — спросил кто-то из солдат.

— Володя, — прохрипел украинец.

— Держись, Володя. Всё будет хорошо.

Пока два километра несли раненого, пришлось преодолеть минное поле, поставленное ВСУ на этом участке. Одно неудачное движение, и украинский Володя и наши бойцы могли подорваться на мине. «Оставалось только молиться», — говорили ребята. Добравшись до своего расположения и передав раненого в руки медиков, штурмовики вернулись на позиции.

Позывной: «Камаз»

Каких только позывных не бывает у российских военных: и шутливых, грозных, а этот — «Камаз», отражает характер бойца: твердый и непреклонный. В сводке Минобороны об этом бое написано сухо, без деталей и лирики. «Шесть военнослужащих штурмового отряда мотострелкового соединения Центрального военного округа разгромили превосходящее по численности подразделение украинских националистов и взяли в плен пятерых. За проявленные мужество и героизм бойцы ЦВО получили государственные награды».

Но не смогут лаконичные слова сводки передать того, что творилось минувшей ночью на позиции, где произошел этот бой. А в памяти его участников он останется навсегда. «За опорник мы рубились несколько часов, — рассказывает „Камаз“. — Взяли его, отдышались только, и я получил приказ подбросить БК (боекомплект) и провести группу усиления на недавно отбитую позицию. Ночь. Темень. Но приказ есть приказ».

Как рассказывает «Камаз», его группа двигалась скрытно, но минометный огонь противника не смолкал ни на минуту. «ВСУ знали, что мы захватили несколько их позиций и явно хотели отбить назад». Метров за пятьдесят до опорного пункта российские бойцы заметили группу, двигающуюся в их направлении. «Ребята сели в перелеске, а я дождался, когда они подойдут к нашей засаде и заговорил с ними, — „Камаз“ рассказывает так спокойно, будто встретил не украинскую ДРГ, а ребят из соседнего двора, — Я их сразу раскусил, говорят по-русски, но акцент не наш».

Завязалась перестрелка. Троих, включая офицера, убили, а четверо предпочли сдаться в плен. «Раненого перевязали, всем пленным связали руки, и в такой компании доставили боекомплект на позиции, а уже оттуда назад, к своим». За этот ночной бой командир группы удостоен ордена Мужества, а его подчиненные награждены медалями «За отвагу».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах