Примерное время чтения: 23 минуты
13946

«Для нас это стало войной». Дмитрий Песков рассказал об СВО и планах Кремля

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. Направление огня 27/03/2024 Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине
Дмитрий Песков.
Дмитрий Песков. / Эдуард Кудрявицкий / АиФ

Российское государство никому не отдаст свои территории, врагов и предателей будет уничтожать, а несогласных постарается переубедить.

Об этом и многом другом журналистам «Аргументов и фактов» рассказал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, побывавший в гостях у редакции. Встреча прошла в минувший четверг, буквально за сутки до теракта в «Крокус Сити Холле». Но некоторые ответы после всего произошедшего нам показались пророческими.

«Предателей надо уничтожать»

Aif.ru: — Дмитрий Сергеевич, выборы показали, что огромная часть страны сплотилась вокруг президента и доверяет ему, голосует за него. Но при этом есть люди, которые резко против СВО, которым не нравится нынешняя политика страны. Как вам кажется, этот разрыв в обществе — он навсегда? Или нам все же предстоит пройти какой-то путь сближения двух этих групп, в том числе возвращения уехавших?

Дмитрий Песков: — Я бы не сказал, что есть разрыв. Цифры, с которыми выиграл Путин, они же беспрецедентные. Все-таки 87% голосов «за» после 24 лет у власти — это мировой феномен, при такой высокой явке. И по чистоте эти выборы тоже абсолютно беспрецедентные, никаких серьёзных нареканий к ним у наблюдателей не было. Поэтому, наверное, правильнее сказать, что практически всё общество согласно с линией Путина. Те, кто против, они тоже есть. Но это такой, знаете, осколок общества, их очень мало. И не нужно преувеличивать это количество.

— Но среди несогласных есть и очень заметные люди.

— Они не только заметные, они громкие. Среди них действительно есть люди с именем, с определённым авторитетом в своей профессиональной области. Люди, которые так или иначе оказывают влияние — или через своё творчество, или через свой бизнес. Они очень громко занимают непримиримую позицию. Но давайте будем всё-таки разделять. Кто-то из несогласных уехал и буквально встал на позиции врага своей страны. Вот этих людей здесь не будут ждать, не примут, это точно. Недавно президент Путин говорил о предателях, которые берут в руки оружие, начинают против нас воевать. И которых надо уничтожать, потому что они сейчас — наши враги.

Слава богу, тех, кто открыто встал на путь охаивания страны, на путь поддержки киевского режима, кто провоцирует вражду, их немного. Есть и те, кто по каким-то причинам не согласен с позицией государства, но никуда не уезжает, остаётся со своей Родиной. Возможно, они со временем всё поймут. Общество не может быть монолитным на 100%, так не бывает. И, может быть, нам вот этих непонимающих людей надо убедить, разъяснить им правоту Путина. Я убеждён, что это можно сделать.

Наше государство принимает те меры, которые должно принимать, чтобы гарантировать свое будущее. И борется с государством, которое, к сожалению, получило в 2014 году бациллу неонацизма. Неонацизм есть и в Европе, и в Америке, но он нигде не врос во власть так, как на Украине.

— У многих россиян родственники на Украине. Что им надо отвечать — тем харьковчанам или одесситам, которые до 2022 года были вполне лояльны к России, а сейчас не могут понять и принять то, что происходит?

— Вы знаете, моя жена (олимпийская чемпионка по фигурному катанию Татьяна Навка. — Ред.) родом из Украины, из Днепропетровска. У неё там есть подруги детства, с которыми она раньше постоянно общалась — они у нас гостили, мы вместе проводили отпуск. И она где-то на полтора года утратила с ними общение, потому что они её отвергли, и возникла стена абсолютная. Для неё это было очень больно. А потом эти подружки уехали из Украины, сейчас они живут в Европе и не хотят возвращаться. И общение восстановилось, жена с ними снова прекрасно общается. Да, они пытаются обходить какие-то вопросы, на которые сейчас, может быть, не могут найти ответов. Но они снова вернулись к своей сорокалетней дружбе. При этом у жены на Украине и родственников очень много — троюродных, четвероюродных. Им там, кстати, нелегко из-за этого родства пришлось, им были созданы весьма некомфортные условия... С ними она пока не общается, но я убеждён, что и это общение со временем все равно наладится.

Да, сейчас очень сложный период в истории двух народов, двух государств. Наше государство принимает те меры, которые должно принимать, чтобы гарантировать свое будущее. И борется с государством, которое, к сожалению, получило в 2014 году бациллу неонацизма. Неонацизм есть и в Европе, и в Америке, но он нигде не врос во власть так, как на Украине. Но я не сомневаюсь, что, когда это пройдёт, наши народы восстановят общение. И, по меркам истории, это произойдёт достаточно быстро.

Фото: АиФ/ Эдуард Кудрявицкий

«Они намерены оставить Россию на задворках»

— Если в СВО мы не дойдём до прежней границы СССР на западе, остановимся, не получится ли так, что этот законсервированный конфликт все равно никуда не денется? Украина будет набирать силы, и война потом вспыхнет с новой силой, на новом витке?

— Давайте исходить из того, о чем говорит президент: у нас появились четыре новых субъекта федерации, и мы должны обезопасить там людей и освободить территорию этих новых субъектов, которая в настоящий момент является оккупированной. Её оккупирует киевский режим. Вот из этого надо исходить. И действовать таким образом, чтобы военный потенциал киевского режима не мог угрожать безопасности наших людей, наших регионов.

Украина превратилась в инструмент в руках коллективного Запада, с помощью которого они намерены, как им кажется, додавить Россию, сдержать Россию, оставить ее на задворках развития во всех смыслах. А если получится, то и добить ее.

— Украинские власти вместе с западными союзниками сейчас занимаются организацией «саммита мира», на котором хотят продвигать «формулу мира» Зеленского. И для этого они пытаются привлекать страны незападные, среди которых много наших ближайших партнёров. Есть ли у противников России рычаги, чтобы перетянуть какие-то из этих стран на свою сторону?

— Ну, любимые рычаги у США — экономическая и военная дубинки. Вы знаете, как американцы выламывают руки всем странам, которые пытаются продолжать развивать с нами торгово-экономическое взаимодействие. Там особо не стесняются ни в выражениях, ни в угрозах, ни в шантаже. И какие-то страны достаточно жёстко защищают свою независимость, а каким-то тяжелее сопротивляться, и мы с пониманием к этому относимся.

Очень много стран хотят внести вклад в мирное урегулирование ситуации вокруг Украины и готовы присоединиться к разным форматам. Это мы тоже понимаем и приветствуем такой настрой. Но можно ли заниматься решением украинской проблемы без участия России? Ответ однозначный — нельзя. Потому что Украина превратилась в инструмент в руках коллективного Запада, с помощью которого они намерены, как им кажется, додавить Россию, сдержать Россию, оставить ее на задворках развития во всех смыслах. А если получится, то и добить ее. Они практически открыто, не стесняясь, об этом говорят. Украина и украинцы стали просто инструментом, который не жалко расходовать. И для нас важно прекратить процесс нанесения ущерба нашей безопасности, исключить возможность существования в соседней «комнате» европейской, у наших границ государства, которое имеет по отношению к нам агрессивные устремления, государства с националистической начинкой, где националисты проникли во власть. Они, например, хотят силой забрать наш Крым. Как мы можем допустить существование на наших границах государства, у которого задокументировано намерение использовать любые методы, чтобы отобрать у нас Крым? Про новые регионы я даже не говорю. И конечно, обсуждать всё это без нашего участия абсурдно и бесперспективно.

— Как Россия должна отреагировать на то, что доходы от наших замороженных активов европейцы планируют отдавать Украине?

— Думаю, европейцы понимают, что мы будем оспаривать это решение. Возможно, это будет вопрос не одного года, а десятилетий, но мы это так не оставим. При этом они ведь сами будут разрушать свою инвестиционную привлекательность, основы коммерческого права — устои своей экономики. Потому что частная собственность или право государства на свои авуары — это святое, это нельзя трогать. И вот если они нарушат это один раз, то получат моментальную реакцию инвесторов, нанесут урон своему реноме, которое зарабатывали много десятилетий. Попросту говоря, будут рубить сук, на котором сидят.

Фото: АиФ/ Эдуард Кудрявицкий

«Победитель олимпиады сам будет флагом»

— Нашим спортсменам предложили выступать на Олимпиаде в Париже, представляя только самих себя, а не свою страну. Как думаете, надо ли на таких условиях соглашаться туда ехать?

— Конечно, никто здесь не мог представить, что российский спортсмен ради участия в Олимпиаде подпишет какую-то бумагу об осуждении СВО, чтобы вот за эти сребреники продать свою Родину. Любой, кто так поступил бы, просто стал бы исчадием ада. Но теперь такого обязательного условия вроде бы нет, и все, кто прошёл квалификацию, может на Олимпиаду поехать. Это уже вопрос личного решения спортсменов, федераций.

Но я бы обратил внимание на то, что контактов с МОК сейчас практически нет, МОК с нашими спортивными властями не разговаривает. И если брать логистику участия в Олимпиаде, то кто её будет там обеспечивать на месте, я не понимаю. Проживание, медицина, допинг-контроль и так далее — как всё это будет организовано? Не секрет, что наше посольство во Франции тщетно пытается с организаторами Олимпиады связаться, уже много-много недель. Поэтому спортсмены, которые решат туда ехать, должны это учитывать.

Мы будем возлагать надежды на усилия наших спортивных властей по созданию альтернативных форматов для международного спорта, по созданию альтернативных федераций. Чтобы спорт в любом случае имел возможность развиваться.

Я знаю много спортсменов, для которых участие в олимпиаде очень важно. Другого шанса у них уже может просто не оказаться. Поэтому к решению атлетов поехать на Игры нужно относиться с уважением. Ну, хорошо, выступит человек без нашего флага. Мы разве с вами не будем знать, что это наш спортсмен? Будем. А если он выиграет, мы что, не будем им гордиться, потому что он без нашего флага? Будем гордиться. Он сам и будет флагом! Олимпийский чемпион, он сразу флагом и становится. И гимном, и флагом.

Конечно, очень жаль, что международный спорт сделали заложником политических дрязг. Для него это будет иметь губительные последствия. Но, с другой стороны, если что-то где-то начинает подгнивать, то в другом месте появляются новые ростки. И мы будем возлагать надежды на усилия наших спортивных властей по созданию альтернативных форматов для международного спорта, по созданию альтернативных федераций. Чтобы спорт в любом случае имел возможность развиваться.

Фото: АиФ/ Эдуард Кудрявицкий

«Американская империя тоже развалится»

— Может ли внешняя политика США по итогам их выборов стать ещё более радикальной и непредсказуемой, как вам кажется?

— Модальность там может меняться, но суть остаётся прежней: США отчаянно пытаются удержаться на мировом олимпе. У них проблемы по многим направлениям, почти по всем. Они не удерживают региональные конфликты, не удерживают мировую экономику. Они не удерживают доллар — свою курицу, несущую золотые яйца. Процесс перехода на национальные валюты набирает темпы, и это будет подрывать мощь США. Да, это вопрос длительной перспективы, но тенденция уже просматривается. И поэтому они будут изо всех сил пытаться цепляться за олимп, обламывая ногти, зубы. Мы помним, как долго разваливалась Римская империя. Но и эта империя развалится. С олимпа придётся слезть и оставить место многополярному миру, где господствуют справедливость, взаимоуважение и готовность к диалогу.

Надеемся, что в Ереване возобладает политическая воля на продолжение развития наших отношений, и мы через этот сложный период успешно пройдём.

— Как Россия собирается выстраивать отношения с республиками СНГ, некоторые из которых в последнее время не слишком настроены на сотрудничество с нами?

— Страны СНГ — наш главный внешнеполитический приоритет, почти со всеми из них мы имеем очень продвинутые двусторонние отношения. К сожалению, это не касается Грузии и Молдовы. А если говорить об остальных, то мы относимся с абсолютным уважением к их суверенитету. И одновременно помним про нашу общую историю, нашу экономическую взаимозависимость, сложившуюся во времена СССР. Да, сейчас у этих стран своя траектория развития, но приверженность к общим интеграционным процессам сохраняется. У нас есть самая продвинутая интеграция с Белоруссией, это наш ближайший партнёр и союзник. У нас фактически общее экономическое пространство с государствами-членами ЕАЭС. Есть и другие форматы сотрудничества, связанные с политикой, безопасностью и так далее. Все эти виды интеграции работоспособные, их потенциал ещё далеко не полностью раскрыт. Где-то, конечно, возникают проблемы — когда речь идёт о настолько тесном взаимодействии, без проблем обходиться не может. Но партнёрский характер отношений позволяет конструктивно все это преодолевать.

Сейчас у нас достаточно непростой период в отношениях с дружественной нам, братской Арменией. Она даже более чем братская, потому что армян у нас живёт даже больше, чем в самой Армении. И кстати, экономическая активность этих армян, граждан Российской Федерации, до сих пор даёт очень большой процент в совокупном бюджете Армении. Люди перечисляют туда деньги, речь идёт о нескольких миллиардах долларов в год... Но кавказский регион, к сожалению, приковывает к себе внимание различных внерегиональных сил. Мы убеждены, что участие этих сил должно быть сильно ограничено, ибо оно не способно принести туда стабильность и процветание. Поэтому надеемся, что в Ереване возобладает политическая воля на продолжение развития наших отношений, и мы через этот сложный период успешно пройдём.

Фото: АиФ/ Эдуард Кудрявицкий

«Как отец шестерых детей, я за многодетность»

— Большая часть послания президента была посвящена социально-экономическому развитию. Все были потрясены теми суммами, которые должны попасть в экономику. Хватит ли денег? И означает ли это, что нас ждёт период созидания и развития, что мы уже меньше государственных средств будем стерилизовать за границей и больше — вкладывать в развитие страны?

— Все проекты, которые президент инициировал, хорошо просчитаны, все цифры, которые обозначены до 2030 года — абсолютно реалистичные. Они соразмерны тем налогам, которые будут собираться. Запас прочности государства гарантирует реализуемость всех этих проектов. Поэтому волноваться тут не о чем. Даже с учётом приоритетности СВО никто не собирается отказываться от планов развития. И это вы, собственно, могли прочитать в послании президента.

Многодетность должна стать модной. Поэтому, кстати, и традиционные ценности для нас так важны. Это не вопрос о том, что надо надеть косоворотку, нет — это вопрос жизни и смерти для нашей страны с её огромной территорией. Нас должно становиться больше!

— 2024 год президент предложил назвать Годом семьи. Мы пытаемся стимулировать рождаемость в основном с помощью финансовых инструментов, но мировой опыт говорит о том, что в таких деликатных вопросах эти инструменты работают не всегда. Не переоцениваем ли мы их роль?

— Год семьи — это чрезвычайно важно, потому что семья — это дети, а дети — это демография. Демография, наверное, наша ахиллесова пята, наша самая большая проблема. Её нельзя решить в одночасье. И поэтому нам отчаянно нужно продолжать принимать все возможные меры, которые нацелены на исправление демографической ситуации. Индексируется материнский капитал, расширяется перечень целей, на которые он может тратиться. Принимаются меры поддержки одиноких матерей, бедных семей и так далее.

Параллельно с этим, конечно же, можно и нужно пропагандировать многодетные семьи. Я имею право на эту тему рассуждать, потому что я отец шестерых детей. Многодетность должна стать модной. Поэтому, кстати, и традиционные ценности для нас так важны. Это не вопрос о том, что надо надеть косоворотку, нет — это вопрос жизни и смерти для нашей страны с её огромной территорией. Нас должно становиться больше! У нас за Уралом живёт всего 7 млн человек. Мы должны рожать детей, мы должны повышать мобильность и жить на протяжении своей жизни в разных городах, которые должны быть одинаково комфортны. Собственно, по всем этим направлениям сейчас ведётся планомерная и очень эффективная работа.

С моей точки зрения, предпочтительнее заниматься совершенствованием ЕГЭ, приведением его в соответствие с запросами общества, чем шарахаться из одной стороны в другую.

— У вас младшая дочь — школьница. Что вы думаете о ЕГЭ?

— Я уже проходил через ЕГЭ с двумя детьми. Готовились ли они гармонично к этому экзамену на протяжении всей школы? Нет, они натаскивались к ЕГЭ за год. Получается, всё остальное время они могли бы и не учиться в школе. Сегодня, правда, к ЕГЭ добавились новые задания — сочинение и так далее, на это так быстро не натаскаешь.

Но при всех недостатках ЕГЭ он даёт возможность детям из разных городов становиться студентами в тех вузах и в тех городах, в которых они хотят учиться, и это очень большое достижение. В сильное учебное заведение попадают сильные дети из разных уголков страны, талантливая молодёжь получает дорогу в жизнь. Сейчас есть новые инициативы в отношении ЕГЭ, президент об этом сказал в послании. Наверняка споры о том, нужен ЕГЭ или нет, будут продолжаться. Но, с моей точки зрения, предпочтительнее заниматься совершенствованием ЕГЭ, приведением его в соответствие с запросами общества, чем шарахаться из одной стороны в другую.

Фото: АиФ/ Эдуард Кудрявицкий

«СВО наложила отпечаток на график президента»

— Сколько идет СВО, столько и говорят о возможном закрытии в России YouТube, где немало, в том числе, и антироссийской пропаганды. Закроют?

— Давайте исходить из того, что YouTube не закрыт. Но в любом случае мы должны пытаться развивать свой RuTube. Большая работа проделана, и тот факт, что их очень серьёзно «хакнули», говорит о том, что их воспринимают как конкурентов. Способен ли сейчас RuTube конкурировать с YouTube? Пока нет, над этим ещё надо очень много работать. Но очевидно, что мы должны это сделать. Если у нас Яндекс стал мировым чемпионом, значит, и RuTube может стать. На это нужны время и деньги, но и то, и другое у тех, кто этим занимается, есть. Поэтому я с надеждой на это смотрю. А как только RuTube начнёт конкурировать с YouTube, тогда и заданный вами вопрос потеряет актуальность.

Это начиналось как СВО, но, когда там эта компашка образовалась, когда коллективный Запад стал участником этого на стороне Украины, для нас это стало войной. Я в этом убеждён. И каждый должен это понимать, для своей внутренней мобилизации.

— Расскажите про обстановку в Кремле. Наложила ли СВО какой-то отпечаток на рабочий график президента? Во сколько он обычно начинает работу, во сколько заканчивает? Может ли вам, например, позвонить в неурочное время?

— Я напомню, что до СВО у нас были два года ковида. Это же, по сути, тоже была война, война за жизни людей. Была мобилизация здравоохранения, экономики. Это был вызов, которого доселе никто не знал. И мы вышли с минимальными возможными потерями из этой ситуации, потому что тогда напряжённо работали президент, вся его команда, правительство... И вот после тех испытаний у нас началась СВО, и она, конечно, тоже наложила отпечаток на график президента. Президент вообще трудоголик, у него практически нет ощущения времени в плане рабочего дня. Этот рабочий день может быть растянут по суткам. И при необходимости, естественно, президент всем звонит: и министрам, и вице-премьерам, и всем своим помощникам, невзирая на время, исходя исключительно из соображений целесообразности.

Это его стиль работы, и это абсолютно нормально с учётом той ситуации, в которой мы находимся. А мы находимся в состоянии войны. Да, это начиналось как СВО, но, когда там эта компашка образовалась, когда коллективный Запад стал участником этого на стороне Украины, для нас это стало войной. Я в этом убеждён. И каждый должен это понимать, для своей внутренней мобилизации. А у президента эта внутренняя мобилизация уже давно произошла. Военный аспект стал неотъемлемым куском его рабочего дня. Не скажу, что он ночами не спит, но спит мало. График у президента весьма и весьма насыщенный.

— Вы уже 16 лет работаете пресс-секретарем Владимира Путина. По мере того, как время идёт, работа для вас становится труднее или легче?

— Конечно, труднее. Потому что и условия более тяжёлые, скорость событий увеличивается. И вызовы совсем другие, и ответственность больше. Но у нас в информационном блоке блестящая команда. Это в основном молодые талантливые ребята. Причем надо ведь иметь особый склад и характера, и ума, чтобы работать на государственной службе. Это не лёгкий хлеб. Но это очень интересная работа.

Оцените материал
Оставить комментарий (2)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах