7479

Выборы без ажиотажа. Эксперты назвали три сценария выборов в Госдуму

Сюжет Госдума 2021
Пресс-служба ГД РФ / РИА Новости

В сентябре 2021 г. в России пройдут выборы в Госдуму. У граждан ажиотажных ожиданий они пока не вызывают, отмечается в докладе Фонда «Петербургская политика», посвященном вероятным сценариям кампании. 

Какой приз на кону?

«Будучи номинально главным событием российской публичной политики в 2021 году, выборы в Государственную Думу пока не стали таковым де-факто»,  говорится в докладе «Выборы в новую или старую Госдуму. Динамика versus инерция: что страшнее?». По мнению экспертов фонда, немалая часть граждан воспринимает сейчас выборы-2021 по примеру 2016 года, то есть либо не в курсе о предстоящем голосовании, либо не придает ему большого значения. «Вплоть до событий января причиной этого была мощная апатия, доминировавшая в общественном мнении в течение 2020 года. В январе обозначились признаки разделения. Наиболее активные страты переключили внимание на политические протесты и дискуссии».

Значимость Госдумы в последние годы невысока из-за слабого влияния парламента на принятие оперативных политических решений, отмечают эксперты фонда. Тем не менее значимость депутатского мандата все же сохраняется, поскольку он по-прежнему является источником статуса для региональных элит, а сам депутатский корпус остается для властей кадровым резервом. Кроме того, делегирование в Думу позволяет снизить градус внутриэлитной напряженности, освободив значимое место в региональной политике (например, пост мэра) от конкуренции. 

Если рассматривать кампанию с позиции избирателей, то «выборы будут тестом поведения главного “актива”  пенсионеров  по итогам пенсионной реформы. Сами они от реформы не пострадали, но переживают за детей и внуков. Их переход из лагеря КПРФ в ряды сторонников ЕР был в своё время мощным подспорьем для власти»,  говорится в докладе. В целом выборы способны стать ареной столкновения между двумя тенденциями  запросом на перемены и обновление и, с другой стороны, глубоким неверием в их возможность и продуктивность.

Какие шансы у системных и новых партий?

Соцопросы показывают, что большинство граждан по-прежнему поддерживают «Единую Россию»  по данным Левада-Центра (признан российскими властями иностранным агентом.  Ред.) за декабрь 2020 г., за нее проголосовали бы 43% от числа намеревающихся участвовать в выборах. Хорошие шансы на попадание в парламент имеют КПРФ и ЛДПР (11% и 17% соответственно). Скорее всего, пройдет в парламент и Справедливая Россия (СР, 7%), возможно, также «Коммунисты России» (5%). У остальных партий шансы попасть в парламент невысоки.

Старые парламентские партии (ЕД, КПРФ, ЛДПР, СР) «стали ощущать себя единой корпорацией», считают эксперты — эстетика партий все больше похожа друг на друга. Главная политическая сила последних лет — «Единая Россия»  с одной стороны, переживает некоторое снижение рейтинга, с другой — в последнее время ведет себя консервативно, но конструктивно, не нагнетая антирейтинг. Результаты партии в сентябре 2021 г. могут быть связаны с тем, кто возглавит ее список. Это может быть или Владимир Путин, или Дмитрий Медведев, или нынешний глава правительства Михаил Мишустин. Вариант с Медведевым может столкнуться с имиджевыми проблемами, отмечают эксперты. А Мишустин «вызывает медийный и элитный интерес в силу низкого личного антирейтинга председателя правительства и его активного публичного позиционирования»,  говорится в докладе.

КПРФ на выборах будет сосредоточена на сохранении «статус-кво» и переподтверждении статуса «партии № 2». ЛДПР остается в двойственном положении. Прежние радикальные ниши частично перехвачены властной риторикой, однако на показатели партии это почти не влияет в силу неудовлетворенности запроса избирателей на политические «перформансы». ЛДПР сохраняет также позиции эффективного лоббиста: в отличие от коммунистов, партия сохранила контроль над Хабаровским краем даже после ареста Сергея Фургала, отмечают эксперты «Петербургской политики».  

В «Справедливую Россию» между тем пришла новая кровь  партия «За правду» писателя Захара Прилепина и партия «Патриоты России». Это пока «не создало синергии», но показало «сохранение у СР “лицензии” на избираемость в Госдуму», считают эксперты.

Перед этими выборами появилось немало новых партий («Новые люди», «Зеленая альтернатива» и др.). Большинство из них лояльны власти. «Интерес власти к созданию новых партий был вполне объясним,  отмечается в докладе.  Контраст между борьбой за явку и снижением рейтингов власти требовал заполнения новыми проектами. 16% опрошенных ФОМ говорят о готовности голосовать за «другие партии», но при показе им условного бюллетеня в ходе очного опроса за них высказывается только 7%. Одни из них не знают о других брендах. Другим новые бренды знакомы, но от них уже ничего не ожидают».

Три сценария выборов

Эксперты «Петербургской политики» рассматривают три возможных сценария выборов. Первый они назвали «План “Крепость”». Путем наращивания силового давления и демонстрации тотальной поддержки избирателей власть попытается убедить все стороны в невозможности или несвоевременности изменений и контрпродуктивности оппозиционной игры на выборах в Госдуму в расчете или даже улучшение результатов-2016. В итоге ЕР получает не менее 301 мандата. «Вопрос в реализуемости сценария: не приведет ли давление к росту и открытого, и скрытого протеста (в том числе путем голосования), — отмечается в докладе. — Риски сценария  дискуссии о легитимности выборов и конфликтов вокруг подсчета голосов, способных стимулировать протест».

Второй сценарий  «Ветер перемен». «Можно допустить возможность отказа от получения “Единой Россией” большинства мандатов по партийным спискам (при сохранении её доминирования), продуцирование общественных ожиданий вокруг альтернативных партийных проектов и расширение объема допустимой критики». В итоге в Думу может пройти до 5 партий, но за счет округов ЕР получает около 260 мандатов. «Сильной стороной этого сценария является создание запаса прочности, происходит “выхлоп пара”; с учетом того, что недополучение конституционного большинства не несет в себе принципиальной политической угрозы. Риск — тревоги относительно выхода процесса из-под контроля».

Наконец, третий, сценарий  «Ускользающее большинство». «При снижении рейтинга и нагнетании антирейтинга ЕР и власти возникает риск утраты контроля над многими одномандатными кампаниями, а рост явки затрудняет прогнозирование результата в 30-50% одномандатных округов. При неблагоприятном для власти сценарии в этом случае партия власти получает менее 225 мандатов и сталкивается с необходимостью формирования коалиции с другими партиями (их проходит 5 или 6)». 

Впрочем, вероятность последнего сценария оценивается экспертами как достаточно низкая.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество