Примерное время чтения: 9 минут
2358

Сообщение не доставлено. Где живущие в России люди по факту от нее отрезаны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6. «Любить и гордиться Москвой» 08/02/2023
Виктор Бычинин / АиФ

Пресловутая оптимизация и желание тратить местные бюджеты на «удобные расходы» привели к тому, что люди формально живут в России, но по факту отрезаны от неё.

Советские люди обживали глухую тайгу, целинные степи, маленькие острова, понимая, что ценность имеет каждый квадратный метр земли. Теперь же пустота может отвоевать всю эту землю обратно.   

Паромщик не соединяет берега

От острова Путятина до Владивостока 50 км, до приморского посёлка Дунай и вовсе 3. Вроде рукой подать. Но непогода и отсутствующий паром сделали эти километры той непреодолимой величиной, что забрала жизнь человека.

Отрезанный остров

Паром, курсировавший между островом и посёлком Дунай (входит в ЗАТО г. Фокино), сломался и встал на ремонт ещё летом. Пока не закрылась навигация, люди добирались до материка на частных катерах со всеми вытекающими расходами и проблемами.

«За один рейс катер брал на борт всего 9 человек, – рассказывает жительница острова Светлана Попова. – А на Большую землю нужно всем и регулярно. Кому на работу, кому оформить документы, сходить в поликлинику, получить пенсию… Наши девочки даже рожают там и потом на таких катерках с новорождёнными переправляются назад домой».

Депутат думы Владивостока Дмитрий Новиков говорит, что отправлял запросы чиновникам: почему не обеспечивают транспортную доступность? «Я ждал решения проблемы, а не отписок, но… К слову, администрация ЗАТО г. Фокино по бюджетной обеспеченности находится на лидирующих позициях в крае», – утверждает он.

Про бюджетную обеспеченность… Судно полгода пассажиров не возило, но администрация ЗАТО в нарушение требований закона, в обход конкурсных процедур продолжала перечислять организации-перевозчику субсидии. Вышло (точнее, ушло) 14,5 млн руб.

Промедление и смерть

Теперь с этими миллионами разбирается прокуратура. Ещё одно дело, которое рассматривают следователи, – «по факту смерти 35-летней жительницы острова в связи с несвоевременным оказанием ей медицинской помощи».

Юле – маме троих детей – вдруг стало плохо. Местный фельдшер осмотрел, заподозрил сперва острый панкреатит, а потом и панкреонекроз – разрушение поджелудочной железы. Надо на материк, парома нет. В региональном центре медицины катастроф вроде бы были готовы в ночь отправить за пациенткой вертолёт. Но с острова якобы сообщили, что постараются как-то продержаться до утра. А с утра ветер уже был таким, что никакой санитарный вертолёт не смог бы там сесть.

Отправились на поклон к военным, те пошли навстречу, выделили спасательный буксир, который сумел в шторм доставить на остров спасателей из г. Фокино и эвакуировать Юлю на Большую землю… В реанимацию её привезли уже в состоянии, близком к коме. Она умерла за день до того, как отремонтированный паром вернулся в море.

600 человек и 1 вопрос

Ветеран рыбной промышленности Приморья Михаил Кондратьев вспоминает рыбный комбинат, который успешно работал на острове Путятина в советское время. На комбинате трудились человек 800. Консервированная копчёная камбала, которую он выпускал, шла даже на экспорт. Было мощное пирсовое хозяйство, а зимой в акватории буксиры ломали лёд, обеспечивая проходы для судов, которые поставляли рыбозаводу сырьё и вывозили готовую продукцию. В нулевых рыбокомбинат стал приходить в упадок. А следом и весь остров. С закрытием завода постепенно начались проблемы со всей инфраструктурой – от систем водоснабжения до обеспечения ледовых проводок.

Сейчас на острове живут около 600 человек. И сколько ещё трагедий должно произойти, чтобы их перестало отрезать от Большой земли, – вопрос.

Утонувшая в снегах Летняя Золотица 

От Архангельска до деревни Летняя Золотица, расположенной на берегу Белого моря, по прямой 180 км. Но никакой прямой нет. Даже «Яндекс. Карты» отказывается прокладывать маршрут.

Зимой попасть из областного центра в деревню можно на снегоходе – это 3–4 часа по дороге от Архангельска до Уны и 6–8 часов по бездорожью. Ещё дважды в неделю летает самолёт. Билет почти 4 тыс. руб. Местным дороговато. Все вспоминают СССР с дешёвыми билетами и ежедневными рейсами. 

Марина Устинова, которая раньше заведовала местным аэропортом, рассказывает, как живёт зимняя Летняя Золотица: «Непогода для нас первый враг! В распутицу тут можно застрять и на пару месяцев. А если закончатся продукты в магазине и собственные запасы, тогда всё – выживай кто как может. Медика своего нет вот уже как 10 лет. Сколько ни ­писали в инстанции, ответ один: не положено, потому что жителей мало – меньше 100 человек. Читай: чем быстрее вымрем, тем меньше забот с нами».

Устинова вспоминает случай, когда местному срочно понадобился врач. Пришлось ждать три дня – из-за погодных условий санитарная авиация в воздух подняться не могла. Хорошо, что человек крепкий был, земляки как-то откачали. 

«Раньше городские мамы и папы отправляли к нам на каникулы детей, а теперь боятся: мало ли что, а медпомощь оказать некому, – продолжает она. – Мне просто остаётся констатировать: на нашем Онежском полуострове население катаст­рофически убывает. Школы и садики закрывают, колхоз убрали. А ведь здесь такие красивые места! Чистейшая вода, свежий воздух, экологически чистые продукты… Жаль, что всё это становится никому не нужным».

Как Дон решит 

Жителей ростовского хутора Задонье от внешнего мира каждую зиму отрезает замерзающий Дон. Экстрим продолжается до весны, когда по реке снова начинает курсировать катер.

Клочок земли, окружённый со всех сторон рекой, хутором зовут по старинке. Официально это район города Азова Ростовской области, в камышах которого гнездятся цапли, в воде плещется рыба... Остров кажется идеальным местом, куда можно сбежать от мирской суеты. Сбежать-то можно, обратно выбраться – с трудом. 

Нет, паром, который ежедневно ходил до Азова, не ломался. Просто в какой-то момент в Задонье ликвидировали переправу, посчитав, что горст­ка людей как-нибудь обойдётся. Они и стали обходиться. Местные рыбаки перевозили их от одного берега до другого на лодочках. Но это до первого льда, а дальше – транспортная блокада. Минусовые температуры на Дону не настолько низкие, чтобы можно было спокойно переходить реку. Поэтому в Задонье к зиме готовятся основательно – запасаются впрок дровами, газом, закупают бакалею...

Хуторяне закидывали жалобами губернатора, всё добивались покупки катера. Добились. 8 млн руб. было выделено из резервного фонда, и в марте 2022 г. катер пустили из Азова в Задонье. Летом он курсировал 3 раза в день. Но сейчас стоит на приколе. Есть ещё судно от МЧС, способное пере­двигаться и по льду, – однако ходит оно нерегулярно. 

К слову, транспорт – не единственная головная боль местных. Несмотря на то что рядом Дон, воды в домах ­зачастую не бывает. Водо­проводные трубы, проложенные по дну, рвут проходящие мимо сухогрузы. А пока водопровод чинят, обходись как можешь. 

Важнее прибыли 

Сергей Сотников, пенсионер, до 2019 г. –руководитель вертолётной площадки «Ижма» Республики Коми:

В 2010 г. на бетонную взлётно-посадочную полосу «Ижмы» с аварийной посадкой приземлился ТУ-154, летевший из Якутии в Москву. Полосы по документам не существовало уже 12 лет. Жизни 72 пассажиров и 9 членов экипажа были спасены благодаря тому, что все эти годы Сотников сохранял её в чистоте, с разметкой и входными щитами.

На нашу площадку в период распутицы, когда жители близлежащих населённых пунктов оказываются отрезаны от цивилизации, до сих пор прилетают вертолёты. Да, с точки зрения сиюминутной экономики рейсы эти убыточны. И полосу я 12 лет чистил на голом энтузиазме, потому что по-другому совесть не позволяла мне жить. С другой стороны, а что считать убытком? Спасённые жизни сами по себе бесценны. И даже если грубо применить бухгалтерию, то за каждого погибшего пассажира государство должно было выплатить 1 млн руб. страховых плюс стоимость самолёта, другие расходы. Это во много раз дороже, чем содержание полосы.

Да, сейчас у нас в Коми появились новые дороги, развился наземный транспорт. Но думаю, сама жизнь заставит вновь поставить на крыло малую авиацию. А разговоры, что, мол, эти рейсы себя не окупают… Вот роженице надо срочно в больницу. Сможем её доставить по воздуху, и она родит гениального изобретателя, который Россию прославит. Да, в маленьких сёлах многие вещи по определению не могут быть прибыльными. Но государство же должно о людях заботиться – ведь каждый человек ему что-то приносит. Хотя бы тем, что не позволяет образоваться пустоте на месте умирающей деревни. Нужно не на содержании дорог, больниц, школ экономить, а из отраслей, где огромные прибыли, деньги направлять туда, где идёт развитие человеческого капитала. Предпринимателям же нужно вместе с государством богатеть, а не за счёт государства. И делать инвестиции в людей. Это всегда окупится.
 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах