Примерное время чтения: 8 минут
11441

Глава Северодонецка: Украину раздражает восстановление городов ЛНР

Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине
Николай Моргунов.
Николай Моргунов. / Дмитрий Григорьев. / АиФ

Прифронтовой Северодонецк продолжает восстанавливаться, несмотря на постоянные обстрелы со стороны ВСУ.

Как живет город и почему Украина продолжает уничтожать оставленные территории? Об этом корреспонденту aif.ru рассказал глава Северодонецка Николай Моргунов.

Дмитрий Григорьев, aif.ru: — Расскажите, какая в целом сегодня обстановка в Северодонецке?

Николай Моргунов: — Обстановка кардинально не изменилась за последние месяцы. Несмотря на все акты агрессии со стороны ВСУ, все коммунальные и социальные службы работают в нормальном режиме. Сегодня все коммунальные предприятия выполняют свои непосредственные функциональные обязанности — это вывоз твердых бытовых отходов, подготовка к отопительному сезону и уборка территории города. Все это выполняется коммунальными предприятиями города, как бы тяжело это ни было.

Параллельно работают все социальные институты, которые запущены в городе. Это начисление и выплата пенсий.

Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

Количество получающих пенсии растет в Северодонецке. На сегодня это больше 6 тысяч пенсионеров, проживающих непосредственно в городе. Жители получают социальные выплаты, предусмотренные законодательством. Также работают учреждения культуры. Хотя в этих условиях очень тяжело. Здания, в которых они должны базироваться, частично разрушены. Несмотря на это, в городе функционируют кружки по интересам, работает Дом Культуры.

В дистанционном режиме запущен учебный процесс. За последнее время была организована работа по оздоровлению детей Северодонецка. Порядка 400 детей съездили в оздоровительные лагеря Российской Федерации. Своими глазами увидели Россию, поскольку раньше для них это было просто невозможно. Была блокада со стороны Украины. Сегодня мы встречались с министром образования ЛНР и обсуждали возможность вывоза детей в оздоровительные лагеря в Россию на время осенних каникул. В скором времени эта работа начнет реализовываться.

— Украина целенаправленно бьет по социальным объектам Северодонецка. Что это? Терроризм? Геноцид?

— Это такой сплав между терроризмом и геноцидом, который уже на протяжении нескольких лет жители Северодонецка на себе испытывают. Мы прекрасно понимаем, кто довел город до такого состояния. На мой взгляд, Украина пытается реализовать проект — «ушла Украина, наступил каменный век». Уходя отсюда, они разрушают инфраструктуру целенаправленно, и жители Северодонецка это могут подтвердить.

В этом направлении Украина добилась определенных результатов.

Самое главное, что сегодня их раздражают даже самые маленькие успехи, которые происходят на территории города. То есть любая убранная несанкционированная свалка — для них это поражение. Любая квартира, получившая электроэнергию, воду и газ — для них это поражение и серьезное расстройство. Они сегодня делают все, чтобы не допустить даже возможность того, что Северодонецк вернется в нормальное состояние. Все последние прилеты от ВСУ по нашим коммунальным предприятиям этому подтверждение.

Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев.

— Украине удалось помешать восстановлению Северодонецка?

— Нет. Не удалось, и не удастся. За нами всегда была Россия. Сегодня же мы часть Российской Федерации. Мощной державы, которая своих не бросает. Поверьте — это не громкие слова. Это действительно так. 

 

— На территории ЛНР объявлено военное положение. Сказалось ли это на Северодонецке, который сейчас практически прифронтовая территория, и изменится ли что-то в будущем?

— Я думаю, что была ликвидирована правовая казуистика, которая была допущена по отношению к территориям, которые сегодня являются прифронтовыми. Когда мы были независимой республикой, у нас было объявлено военное положение. Когда мы стали субъектом РФ, военное положение было отменено, потому что на территории России военного положения нет. Это не провал, но определенные трудности с этим могли возникнуть. Спасибо огромное президенту, который принял это непростое решение и объявил на наших территориях военное положение. В принципе, мы вернулись к тому состоянию, в котором мы жили.

Сегодня появляется возможность некоторые вопросы решать проще, чем, если бы это было в мирное время. Сегодня существуют определенные ограничения, но в ситуации, когда агрессор от нас в паре десятков километров, что несет за собой постоянные обстрелы и появление диверсантов на территории городов ЛНР, то военное положение попросту необходимо. Поэтому в целом у нас ничего особо не поменялось с введением военного положения.

— В Северодонецке долгое время шли бои, после которых город оказался буквально напичкан минами и снарядами. Как сейчас обстоят дела с разминированием города?

— Саперы в достаточно короткие сроки провели масштабную работу по разминированию городской территории. Благодаря им мы сегодня уже смогли приступить к работам по восстановлению коммунальной инфраструктуры города. В квартиры подается газ, электроэнергия. Процесс идет. Без разминирования города начать эти работы было бы невозможно.

— Можно ли сказать, что по городу сейчас можно ходить везде, не боясь?

— Стопроцентной гарантии никто дать не может. Потому что территория все-таки большая, много подвалов, чердаков и так далее. Сегодня, когда наши коммунальные службы приступают к каким-либо работам, время от времени от нас просят акты на разминирование. Опасность еще остается. Но такого, как это было в июне-июле, когда страшно было зайти на газон, сейчас, конечно же, нет. Начинает открываться и частный бизнес, рынки, ларьки. Все это благодаря тому, что в городе стало безопасно.

— Недавно я был в Мариуполе. Город восстанавливается быстрыми темпами. В Северодонецке эти процессы все-таки несколько встали. Я правильно понимаю, что, если бы не украинские обстрелы, дело двигалось бы гораздо быстрее?

— Я думаю, нужно набраться терпения. Северодонецк, когда линия фронта будет существенно отодвинута от города, будет восстанавливаться гораздо быстрее. Я не могу сегодня комментировать вещи, которые уже реализуются на территории города. Самый главный сегодня вопрос для нас — это смещение линии фронта существенно дальше. На расстояние недосягаемости снарядов ВСУ.

— Армия РФ сейчас наносит удары по критической инфраструктуре Украины. Северодонецк также постоянно находится под обстрелами ВСУ. Как вы считаете — это одно и то же?

— Нет. Это не одно и то же. Россия бьет по объектам электроснабжения Украины лишь с одной-единственной целью — добиться прекращения обстрелов городов ЛНР и ДНР. Когда уничтожаются полностью города, то это совсем другие вещи. Украина понимает, что уже не сможет вернуть эти территории и целенаправленно оставляет после себя пепелище. Сейчас то же самое происходит в Бахмуте. ВСУ организуют огневые позиции в жилых домах, обстреливают город. Повторяется та же история, что и в остальных населенных пунктах, оставленных украинской армией.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах