Примерное время чтения: 5 минут
8275

Цунами начинается с волны. Михалков уверен, что на двух стульях не усидеть

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. Снесённые цены 22/11/2023
Алексей Даничев / РИА Новости

«Когда вернутся те, кто сейчас находится в зоне СВО, у них будет много вопросов. И страна должна быть готова на них ответить».

Режиссёр Никита Михалков в своём выступлении в рамках Санкт-Петербургского культурного форума затронул одну из самых сложных тем — нравственно-этические ориентиры. «Разговор будет острым», — честно предупредил он.

Страх правды

— Меня не покидает ощущение какой-то двойственности, потому что одной рукой мы делаем одно, а другой — нечто противоположное. На мой взгляд, две самые опасные вещи — это зависть и страх правды. Это разрушающие чувства. Нам страшно слушать и говорить правду.

Вот Министерство просвещения уверяет, что у нас строится суверенная система образования. Но, если мы сейчас строим суверенное образование, значит, должны дать оценку тому, которое существовало предыдущие тридцать лет. Каким оно было? Во что превратилось само понятие «учитель»? Если в суверенное образование входит право учеников пользоваться гаджетами, тогда прав российский математик профессор Алексей Савватеев, который спрашивает: «А зачем в таком случае вообще нужно учиться?» Я в любую секунду могу получить ответ, «прогуглив» интернет. Но где гарантии, что «нагугленное» является правдой? Нет их!

Желание остаться, а не уехать

В Крыму проходит фестиваль искусства «Таврида». Прекрасно! Только такие «Тавриды» должны проходить в каждом регионе страны. Не как раньше, когда за колбасой ехали из Калуги в Москву. А чтобы на месте всё развивалось. В этом и заключается уважение к малой родине, так формируется желание там остаться, чтобы жить, работать, рожать детей. Мы должны сегодня сосредоточиться на том, чтобы не закрывались школы в сёлах и малых городах, чтобы молодые люди не уезжали от своей земли.

Тихий сговор

Олеся Железняк недавно рассказала, что её не утвердили на главную роль в сериале, так как исполнитель главной мужской роли отказывается с ней играть. Причина — её патриотическая позиция по поводу СВО. И не его лишают роли, а Олесю. Это как?!

Мы видим победы и беспримерный героизм на фронте, а внутри при этом происходит брожение. Такой тихий сговор ожидающих, что всё будет так, как раньше. Восемь лет не замечать, что совсем рядом убивают мирных жителей, не замечать Аллею ангелов, на которой похоронены маленькие дети... Понимаю, что говорю банальные вещи. Но неужели, чтобы это заметить, понять, ощутить по-настоящему, нужно пройти через такие испытания самому? И это ужасное испытание кого-то отрезвит?

Поймите: ну не будет так, как было! Скажу ужасную вещь: специальную военную операцию нам послал Бог. Чтобы мы наконец проснулись, чтобы попытались понять, кто есть кто и что есть что. Я убеждён, что победа будет за нами. Но когда вернутся те, кто сейчас находится в зоне СВО, у них будет много вопросов. И страна должна быть готова на них ответить.

Купюра и достоинство

Я не претендую на истину в последней инстанции и лишь делюсь с вами мучительными опасениями и ощущением несправедливости. Одно из них связано с дизайном тысячерублёвой бумажки, на которой разместили мечеть с полумесяцем и храм без крестов. Да, зазвучали объяснения, что, мол, храм давно не действует, что там музей. Но миллионы людей, которые будут пользоваться этой бумажкой, — они же не знают деталей. Но видят: мечеть — с полумесяцем, а храм — без крестов. Тираж пошёл под нож, сейчас готовится новый дизайн. Что это? Случайность? Не заметили? Всё могу допустить. Только не могу понять, как можно не быть внимательным к собственному достоинству. Цунами начинается с очень малой волны, которую потом нельзя остановить.

Необоюдная любовь

Выяснилось, что любовь творцов и народа необоюдны — те, кого народ очень любил, его любили не очень.

Мне нередко говорят о том, что иноагентам не грозит никаких наказаний, только указание, что они этими иностранными агентами признаны. То есть мы сказали «А» — и далее наш алфавит закончился. Но должна быть последовательная политика. Иначе в щель пролезет любая мерзость. У нас полмиллиона человек посмотрели картину Гая Ричи про американского героя «Переводчик», на создание которой пошли в том числе и российские деньги. Люди покупают билеты, продюсеры получают прибыль, и с этой прибыли так или иначе создаётся оружие, которым убивают мужей тех женщин, которые купили билет на этот фильм. Это нормально?!

Когда я разговаривал с работниками организаций, дающих разрешение на прокат, они говорят: «Будет скандал». С кем? С Гаем Ричи?! Нет, со своими, с компанией, которая в него вложилась. Скандала не случилось. И всё тихо-мирно продолжает существовать и разлагаться.

Отличить одно от другого

Сегодня пришло время определяться. Ну не усидеть на двух стульях. Неопределённость приводит к тому, что становится поздно. Я знаю, что люди, которые в тяжёлую минуту оставили своих, — это предательство. В революцию выгнали своих. Уплыл знаменитый «Философский пароход». Уехали Бунин, Ильин, Шмелёв. Они создали там, в изгнании, целый русский мир, там развивалась русская литература, философия. И снова скажу непопулярную вещь. Если бы их не изгнали, мы бы не получили этой квинтэссенции русского духа. А что создали эти люди — иноагенты? И нам сейчас играть по отношению к ним в обаятельных, добродушных Барби? Это для нас гибель. И если кто-то из них потопчется на донецкой земле или съездит в госпиталь для раненых, это не может считаться искуплением. Мы должны отличать одно от другого — это принципиально важно!

Оцените материал
Оставить комментарий (5)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах